Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Георг Вильгельм Фридрих Гегель




Философия Гегеля (1770 — 1831) — высший этап в развитии немецкой классической философии второй половины XVIII — начала XIX в., которая, по словам Ф. Энгельса, даже возводится в чин королевско-прусской государственной философии. Великий мыслитель-диалектик, впервые в истории философской мысли разработавший цельную систему диалектики, Гегель оставил вместе с тем значительный след в разработке политико-правовых проблем. Политическая философия Гегеля составляет органичную часть его философской системы в целом. Генезис его политических воззрений включает в себя ряд этапов их творческой эволюции и завершается в известном произведении Гегеля «Философия права» (1821) — одном из самых значительных во всей истории политических учений. Именно в нем политико-правовая теория Гегеля получила свое системное изложение.

Формирование Гегеля как политического мыслителя происходило под непосредственным влиянием бурных социально-политических событий его эпохи. Поэтому определение Гегелем философии как эпохи, схваченной в мысли, с полным правом можно отнести и к его политической философии.

Родился Гегель в 1770 г. в Штутгарте, в семье довольно видного вюртембергского чиновника. Годы учебы Гегеля в Тюбингенском теологическом лютеранском университете (1788 — 1793) совпали с событиями Великой французской буржуазной революции, оказавшей влияние на все творчество Гегеля и его политические воззрения.

Впоследствии в «Философии истории» Гегель писал, что все мыслящие существа приветствовали наступление революции, «как величественный восход солнца». В эти годы он был сторонником демократической формы правления и критически относился к прусским порядкам и официальной религии. Значительное влияние на становление политико-правовых воззрений молодого Гегеля на данном этапе оказали также идеи Платона и Аристотеля, французского и немецкого Просвещения. Особый интерес Гегеля привлекает учение Руссо о воле, его взгляд на государство как на «всеобщую волю». Демократические настроения Гегеля нашли отражение в таких ранних его работах, как «Народная религия и христианство», «Позитивность христианской религии», «Жизнь Иисуса».

После окончания университета Гегель работает домашним учителем в Берне и во Франфурте-на-Майне.

К бернскому периоду (1793 — 1796) относится его работа «Первая программа системы немецкого идеализма» (1796), в которой содержатся важные для более позднего Гегеля мысли о необходимости преодоления государства, установления вечного мира, достижения возможностей равного развития для всех индивидов и т. д. Итак, молодой Гегель отрицательно относился к государству как механизму, машине, отвергая его потому, что оно не есть воплощение и носитель идеи, и потому, что нет идеи государства. В своих поздних работах («Философия права» и др.) он философски обосновывает именно идею государства, государство как идею, но не государство как механизм. И в том и в другом случае Гегель выступает как приверженец идеи нравственного и разумного начала в государстве. Этот момент концептуального постоянства является сущностным в политической философии Гегеля на всех этапах ее формирования.



Во франкфуртский период (1797 — 1800) Гегель пишет небольшую работу «О новейших внутренних отношениях в Вюртемберге» (1798), где критикует феодальное государственное устройство, ставит вопрос о необходимости конституционных реформ и выступает за введение справедливой конституции. В 1799 г. Гегель заканчивает трактат «Дух христианства и его судьба», пишет комментарии к работе английского экономиста Д. Стюарта «Исследование основ государственного хозяйства», а также работу «Исторические этюды», где четко обосновывает значение проблемы собственности в соотношении с законодательством и формами государственного устройства.

С 1801 г. начинается педагогическая деятельность Гегеля в Йенском университете — центре тогдашней философской жизни. К 1798 — 1802 гг. относится незавершенная рукопись гегелевской работы «Конституция Германии», в которой он пытается сформулировать понятие государства, а также дать понятийный анализ политико-правовой действительности тогдашней Германии. В указанной работе имеются довольно развитые фрагменты тех представлений, которые в завершенной форме были сформулированы позднее в Предисловии к «Философии права». Самое крупное произведение Гегеля этого периода — «Феноменология духа» (1806), в которой заложены основы его философского учения. В последние годы йенского периода Гегель находится под впечатлением личности и исторически прогрессивных мероприятий Наполеона, с реформаторской деятельностью которого он в это время связывает надежды на прогрессивное преобразование немецкой феодальной действительности.



Особенно плодотворными и значительными в философской деятельности Гегеля были годы его пребывания в Нюрнберге (1808 — 1816), где он написал свою главную работу «Наука логики» (1812 — 1816). В ней представлены воззрения не только Гегеля-философа, но и Гегеля-исследователя, теоретика социально-политической, этической и исторической проблематики. В «Науке логики» Гегель, фундаментально разработав свою концепцию логики и диалектики, утверждает абсолютность диалектического метода, его действенность и значимость для всех сфер инобытия и бытия духа, в том числе и для политики, государства, права.

Представления Гегеля о целостной системе философии и месте политико-правовых проблем в ней изложены в его работе «Философская пропедевтика» 1808 — 1812), в которой обосновывается широкий круг прав и свобод граждан. В основе права, по Гегелю, лежит свобода отдельного человека, поскольку по своей сущности каждый человек является свободным.

Симпатии Гегеля на стороне наследственной монархии, необходимо ограниченной законами, чтобы не впасть в деспотизм. Существенным для монархии Гегель считает как твердость власти правительства, так и защищенность прав граждан законами. Реализацию подобных идей разумного правового и государственного устройства Гегель в этот период связывал с военно-политическими успехами Наполеона.

Падение Наполеона Гегель воспринял как всемирно-историческую трагедию. Как и Гете, он не поддался царившим тогда в Германии антинаполеоновским настроениям и франкофобии. Как диалектик, Гегель четко понимал, что преодоление отживших политико-правовых порядков неминуемо.

Однако общеевропейская реакция, установившаяся после падения Наполеона, отразилась на политической позиции Гегеля: он уже объясняет современное ему прусское государство как построенное «на разумных началах».

С сентября 1816 г. Гегель становится профессором Гейдельбергского университета, где наряду с другими философскими дисциплинами читает курс лекций по естественному праву и науке о государстве. По сути дела, с этого времени он — официальный профессор прусского правительства. В ноябре-декабре 1817 г. в «Гейдельбергских литературных ежегодниках» появляется работа Гегеля «Отчеты сословного собрания королевства Вюртемберг», в которой он отстаивает идеи наследственной конституционно оформленной, сословно-представительной монархии. В этот же период выходит в свет его «Энциклопедия философских наук» (1817), которая состоит из трех частей: «Логики», «Философии природы» и «Философии духа». Здесь философская система Гегеля получила свое окончательное завершение. «Философия духа» содержит в почти законченном виде основные положения гегелевской философии права. Проблемы права, морали и нравственности рассматриваются им как сфера объективного духа. Как идеолог буржуазии, Гегель всячески превозносит абстрактное, формальное буржуазное право, которое он называет «реальностью свободы». Право, по Гегелю, есть совокупность внешних законов, которые предписываются «всеобщим духом» субъективной воле. В центре его интересов — проблема неприкосновенности частной собственности и основанная на ней «свобода» личности.

В противовес революционным идеям французских материалистов и просветителей XVIII в. Гегель выдвигает теологическую идею провиденциализма, согласно которой люди не властны над своими общественно-политическими порядками, в особенности над своим государственным устройством, ибо они создаются внешней божественной силой. Именно государство (причем монархическое), а не народные массы и тем более не социальные революции являются, согласно Гегелю, движущей силой истории. Революции Гегель противопоставляет реформы, осуществляемые сверху по инициативе феодально-монархического государства. Как сторонник реформ, Гегель отвергает требование демократической республики и выступает за конституционную монархию, которая была его политическим идеалом.

В берлинский период деятельности (с октября 1818 г.) политические воззрения Гегеля становятся более консервативными, о чем свидетельствует одна из последних работ Гегеля — «Философия права» (1821). Именно в этой работе Гегель идеализирует монархический строй полуфеодальной Пруссии, объявляет прусскую монархию воплощением абсолютной идеи, провозглашая тем самым прусскую действительность как бы высшим проявлением разумности. В предисловии к «Философии права» он выставляет свою знаменитую формулу: «Что разумно, то действительно; и что действительно, то разумно». Основанием государства у Гегеля «служит власть разума, осуществляющего себя как волю». Таким образом, государство, по Гегелю, «есть действительность нравственной идеи, нравственный дух», в государстве сознательно соединяются частные и всеобщие интересы, а само оно выступает осуществлением всеобщей воли.

Последней прижизненной публикацией Гегеля была статья «Английский билль о реформе» (1831), в которой Гегель берлинского периода, в отличие от юного, уже не ждет революции, а предостерегает от нее. Однако, несмотря на консерватизм работ Гегеля этого периода, по сути дела и в конце своего творческого пути он остался верен антитираническим и антидеспотическим настроениям своей юности. Показательно в этом плане сопоставление его работ о Вюртембергской конституции (1798) и об английском билле о реформе (1831).

Краткий анализ эволюции политико-правовых взглядов Гегеля позволяет отметить буржуазный, прогрессивный характер гегелевского политического учения при всей его умеренности и компромиссности. Поэтому, очевидно, несостоятельна имевшая хождение оценка политической философии Гегеля как «аристократической реакции». Подобно другим раннебуржуазным идеологам Гегель идеализировал буржуазный строй как царство справедливости, абсолютизировал буржуазные идеи свободы и права.

Конституционная монархия — политико-правовой идеал Гегеля — не существовала в современной Гегелю Пруссии, это была его программная установка, ориентирующая на исторически-прогрессивные буржуазные преобразования. В гегелевской конституционной монархии акцент сделан на суверенитет, являющийся основным определением гегелевского «политического государства» и трактуемый как господство идеи над его составными частями. Своей концепцией суверенитета Гегель отвергает всякое насилие и связанный с ним деспотизм как извращенную форму государства, в которой господствует не конституция, право и закон, а произвол. В его «политическом государстве» все пронизано государственным умонастроением и смыслом, определяемым в конечном счете целями и интересами всеобщего.

Политическая философия Гегеля, несмотря на свойственную ей противоречивость, в целом является идеализацией буржуазных социально-экономических и политико-правовых отношений. Приводимые ниже фрагменты из наиболее зрелых работ Гегеля «Философия духа» и «Философия права» дают представление о характере его политических и правовых взглядов и являются документальным подтверждением его политических позиций.

Философия духа

§ 535

Государство есть обладающая самосознанием нравственная субстанция — соединение принципа семьи и гражданского общества; то самое единство, которое в семье проявляется как чувство любви, есть и его сущность, в то же время, однако, получающая посредством второго принципа знающего и из себя деятельного воления, форму опознанной всеобщности, которая — равно как и ее в знании развивающиеся определения — имеет обладающую знанием субъективность своим содержанием и абсолютной целью, так что эта субъективность стремится к этому разумному.

§ 536

Государство есть а) прежде всего его внутренняя форма, в качестве к самому себе относящегося развития, — внутреннее государственное право или конституция, оно есть б) отдельный индивидуум в его отношении к другим отдельным индивидуумам — внешнее государственное право, в) но эти отдельные духи суть только моменты в развитии всеобщей идеи духа в его действительности — во всемирной истории.

§ 537

Сущность государства есть в-себе и для-себя всеобщее, есть разумность воли, но в качестве самого себя знающего и проявляющегося в действии это всеобщее есть безусловная субъективность и в качестве действительности — отдельный индивидуум. Его дело вообще сводится в отношении к крайности единичности как множества индивидуумов к двум моментам: во-первых к тому, чтобы сохранить эти индивидуумы в качестве лиц и тем самым сделать право необходимой действительностью, и затем к тому, чтобы содействовать их благу, в котором каждый прежде всего заботится о себе, но которое имеет, однако, также и безусловно всеобщую сторону, охранять семью и руководить гражданским обществом; во-вторых, в том, чтобы и право, и благо, и весь образ мыслей и деятельность единичного существа, стремящегося стать центром для себя, снова свести к жизни всеобщей субстанции и в этом смысле в качестве свободной мощи положить предел развитию упомянутых подчиненных ей сфер и удержать их в субстанциальной имманентности <…>

§ 539

Государство в качестве живого духа существует безусловно только в качестве организованного целого, расчлененного на особые функции, которые, исходя из единого понятия разумной воли, хотя в качестве понятия еще и не познанного, непрерывно порождают это понятие как их результат. Конституция есть распределенность функций государственной власти. Она содержит в себе определения того, каким способом разумная воля, поскольку в индивидуумах она всеобща только в себе, частью доходит до сознания и понимания самой себя и находит самое себя, частью же, будучи приведена к действительности деятельностью правительства и его особых отраслей, сохраняется в нем и ограждается в одинаковой мере как от случайной субъективности этих отраслей, так и от субъективности отдельных лиц. Она есть существующая справедливость как действительность свободы в развитии ее разумных определений <…>

Живая целокупность, сохранение, т. е. непрерывное созидание, государства вообще и его конституции есть правительство. Естественно необходимая организация есть возникновение семьи и сословий гражданского общества. Правительство есть общая часть государственного устройства, т. е. та часть его, которая имеет своей сознательно преследуемой целью сохранность означенных частей, но в то же время имеет в виду и осуществляет в действии также и общие цели, стоящие выше назначения семьи и гражданского общества. Организация правительства есть в то же время его различение на отдельные власти, своеобразные черты которых определены соответственно понятию о них, но в субъективности эти понятия взаимно проникают друг друга до действительного единства <…>

§ 543

В сфере специальной правительственной власти, с одной стороны, обнаруживается разделение функций государства на его уже определенные отрасли, законодательную власть, правосудие, или судебную власть, полицейскую власть и т. д. и тем самым распределение этих властей по особым учреждениям, приуроченным в отношении своих дел к определенным законам и в такой же мере обладающим для этого и вследствие этого независимостью в своих действиях, как и стоящим в то же время под высшим надзором; с другой — получает реальное значение участие многих лиц в деле управления государством, каковые лица все вместе образуют тогда одно общее сословие (§ 528), поскольку существенным определением их частной жизни становится дело осуществления общих целей, дальнейшим же условием возможности индивидуального участия в нем является надлежащее образование и умение.

§ 544

<…>Разделение форм государственного устройства на демократию, аристократию и монархию все еще дает нам наиболее определенное указание на их различие в отношении государственной власти. В то же время они должны быть рассматриваемы как необходимые формы в ходе развития, следовательно, в истории государства. Поэтому было бы поверхностно и нелепо представлять их себе как предмет выбора. Чистые формы их необходимости, будучи конечны и преходящи, находятся отчасти в связи с формами их вырождения, охлократией и т. д., отчасти же с более ранними переходными формами; причем оба эти рода форм не следует смешивать с упомянутыми истинными формами государственного устройства. Так, например, восточный деспотизм подводят под неопределенное название монархии на основе того сходства, что воля одного индивидуума поставлена во главе государства, как в таком же смысле говорят и о феодальной монархии, которой нельзя отказать даже в популярном названии конституционной монархии. Подлинное отличие этих форм от истинной монархии основывается на содержании господствующих правовых принципов, которые находят в государственной власти свою действительность и гарантию. Эти принципы суть развитые в предшествующих сферах деятельности принципы свободы собственности и, сверх того, личной свободы, гражданского общества, его промышленности и его общин, наконец, урегулированной, подчиненной законам деятельности специальных ведомств [6. С. 350 — 364].


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.007 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал