Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Наше лимбическое наследие 5 страница

Лимбический мозг способен реагировать не только на негативную визуальную информацию, но и на разговоры, которые нам неприятны. Попробуйте посмотреть любое телевизионное ток-шоу, отключив звук, и последите за тем, как гости отклоняются друг от друга во время жарких споров. Недавно я смотрел теледебаты кандидатов в президенты от Республиканской партии и заметил, как при обсуждении спорных вопросов туловища кандидатов отклонялись в противоположные стороны, даже несмотря на то, что их кресла стояли на довольно большом расстоянии.

Противоположностью вентрального отстранения служит демонстрация вентральной стороны тела или, так мне нравится гораздо больше, вентральное раскрытие. Мы показываем нашу вентральную сторону тем, к кому хорошо относимся. Когда наши дети подбегают к нам, чтобы обнять и поцеловать, мы убираем с их пути все препятствия, даже наши руки, чтобы обеспечить им свободный доступ к вентральной стороне своего тела. Мы поворачиваемся к ним вентральной стороной, потому что именно она больше всего восприимчива к теплу и комфорту. Кстати, в нашем языке есть специальное выражение «повернуться спиной», то есть выразить негативное отношение к кому-то или чему-то. Другими словами, нашу вентральную сторону мы предлагаем тем, о ком заботимся, а спину тем, до кого нам нет никакого дела.

Аналогичным образом, мы выражаем ощущение комфорта, используя наши туловища и плечи, чтобы наклониться в направлении тех, к кому хорошо относимся. В школьных классах нередко можно видеть, как ученики тянутся к любимой учительнице, не замечая, что наклоняются вперед так сильно, что чуть не падают со стульев. Или вспомните сцену из фильма «Искатели потерянного ковчега», где студенты тянутся вперед, чтобы уловить каждое слово своего преподавателя. Их невербальное поведение ясно показывает, как они его любят.

Думаю, всем приходилось видеть, как влюбленные наклоняются друг к другу через кофейный столик и как их лица сближаются, чтобы установить максимально тесный зрительный контакт. Они обращают свои вентральные стороны друг к ДРУгу, открывая самые уязвимые части тела. Это естественная реакция лимбического мозга, которая в результате эволюции приобрела социальный смысл. Придвигаясь ближе к человеку, который нам нравится, и раскрывая перед ним нашу вентральную (самую слабую) сторону, мы показываем, что полностью отдаем себя в его власть. Ответное копирование этого поведения, или изопраксизм, служит выражением социальной гармонии и благодарности за доверие.

Лимбические сигналы невербального поведения туловища, такие как наклоны туловища, дистанцирование и вентральное раскрытие или отстранение, постоянно проявляются на совещаниях и собраниях. Коллеги, которые разделяют похожую точку зрения, садятся рядом, чаще поворачиваются ДРУГ к другу вентральной стороной и гармонично придвигаются ближе, наклоняя туловища. Но когда люди расходятся во мнениях, то они держат спину прямо, избегают вентрального раскрытия (если только им не бросают вызов) и в большинстве случаев отклоняются друг от друга (см. рис. 30 и 31). Демонстрируя такое подсознательное поведение, они словно говорят другим: «Я не согласен с вашей идеей». Так же как все невербальные сигналы, эти действия обязательно следует анализировать в контексте. Например, люди, принятые на работу недавно, на совещаниях напряжены и почти неподвижны. Вместо того чтобы выражать согласие или несогласие, их неподвижная поза и ограниченная активность рук могут просто означать, что они нервничают в новой обстановке.



Эту информацию мы можем использовать не только для того, чтобы читать язык тела других людей. Мы должны всегда помнить о том, что сами тоже посылаем невербальные сигналы. В ходе обсуждений или во время совещаний поток обрушивающейся на нас информации и мнений вызывает у нас определенное отношение к каждой новости и точке зрения. Это отношение мгновенно находит отражение в непрерывно сменяющих друг друга элементах невербального поведения. Если в данную минуту мы слышим что-то досадное, а в следующую что-то приятное, то наши тела обязательно расскажут об этом изменении наших чувств.

 

Защита туловища

Когда у нас нет возможности отклониться от кого-то или чего-то неприятного, а возможно, сделать это нам не позволяют правила приличия, то мы тогда часто подсознательно используем свои руки или любые предметы в качестве барьеров (см. рис. 32). С той же целью можно использовать одежду или любой предмет, который окажется под рукой. Например, бизнесмен, разговаривающий с человеком, который ему не нравится, может внезапно решить, что ему необходимо застегнуть пиджак, лишь для того, чтобы расстегнуть его снова, как только разговор будет окончен.



По мнению д-ров Кнаппа и Холла, когда человек расстегивает пиджак, то это не всегда является показателем дискомфорта. Часто пиджак застегивают, чтобы придать себе официальный вид или выказать свое уважение к начальнику. Это действие не обеспечивает полного комфорта, который можно испытать, например, в парикмахерской, но и не указывает на неловкость. Просто наша манера одеваться и внимание, которое мы уделяем одежде, — это факторы, способные повлиять на первое впечатление о нас и даже показать, насколько мы доступны или открыты для других.

Мне всегда казалось, что президенты США часто отправляются с главами других государств за сорок миль от Вашингтона, в Кэмп-Дэвид, чтобы без галстуков добиться того, чего не удается сделать в официальных костюмах в Белом доме. Демонстрируя свою вентральную сторону (путем освобождения от пиджака), политики словно говорят друг другу: «Я открыт и ничего не утаиваю». Кандидаты в президенты посылают то же самое невербальное сообщение на митингах, когда снимают пиджаки (или, если угодно, доспехи) и закатывают рукава рубашек на глазах у «простого народа».

 

РАЗГОВОР С ПОДУШКОЙ

 

Когда мы видим, как люди неожиданно пытаются защитить туловище, то это позволяет предположить, что они вдруг почувствовали беспокойство и что ситуация, в которой оказались, таит в себе какую-то угрозу или опасность. В 1992 году, работая в ФБР, я проводил допрос одного молодого человека и его отца в номере бостонской гостиницы. Отец согласился привести юношу на допрос очень неохотно. Усевшись на диван, юноша схватил одну из подушек, прижал ее к груди и держал ее так в течение большей части трехчасового допроса. Невзирая на присутствие отца, этот молодой человек чувствовал себя уязвимым, и поэтому ему нужно было ухватиться за какой-нибудь предмет, создающий чувство уверенности. И хотя таким «одеялом безопасности» служила всего лишь диванная подушка, она оказалась довольно эффективным барьером, поскольку полностью лишила нас возможности вызвать его на откровенность. Я заметил, что, когда мы переводили разговор на нейтральные темы, например на его увлечение спортом, он откладывал подушку в сторону. Однако как только мы заводили речь о его возможной причастности к серьезному преступлению, он снова хватался за подушку и плотно прижимал ее к туловищу. Было совершенно ясно, что лимбический мозг юноши испытывал необходимость защитить его туловище только в те моменты, когда он ощущал угрозу. Он так ничего и не рассказал на этом первом допросе, но в следующий раз, когда его снова привели в тот же гостиничный номер, спасительных подушек на диване почему-то не оказалось!

 

Нет ничего удивительного в том, что женщины прикрывают свои туловища более тщательно, чем мужчины, особенно когда чувствуют себя незащищенными, нервничают или соблюдают осторожность. Чтобы защитить туловище и успокоиться, женщина может скрестить руки на животе, под грудью. Или расположить одну руку поперек туловища и обхватить ладонью локоть другой, создавая барьер, закрывающий доступ к грудной клетке. Оба этих подсознательных жеста служат средствами защиты и отгораживания, особенно в таких социальных ситуациях, которые вызывают дискомфорт.

В университете я часто вижу, что девушки приходят на первые лекции моего курса, прижимая к груди тетради. По мере того как уровень ощущаемой ими комфортности повышается, они постепенно начинают носить тетради сбоку. В дни экзаменов эта реакция защиты груди, как правило, сильнее проявляется у студентов мужского пола. Кроме того, женщины, особенно когда они сидят одни, могут использовать в качестве защитных средств рюкзаки, портфели, сумочки или косметички. Когда мы дома смотрим телевизор, многие из нас имеют привычку натягивать на себя так называемое «одеяло безопасности», то есть прикрывать вентральную часть туловища знакомым предметом — он, мол, меня защищает и успокаивает. Предметы, которыми мы прикрываем вентральную сторону туловища, создают у нас чувство уверенности, необходимое нам в данный момент. Когда вы видите, что в конкретной ситуации люди пытаются защитить свое туловище, это можно считать верным признаком ощущаемого ими дискомфорта. Если в результате тщательного анализа обстоятельств вы сумеете выявить источник их дискомфорта, то у вас появится возможность оказать им помощь или, по крайней мере, лучше понять состояние, в котором они находятся.

Что касается мужчин, то они защищают свое туловище по разным причинам (например, чтобы обращать на себя меньше внимания), но при этом стараются использовать менее заметные способы. Мужчина может расположить руку перед туловищем, чтобы поиграть с часами или, как часто поступает на публике английский принц Чарльз, подтянуть манжету на рукаве или потрогать запонки. Кроме того, мужчина может чуть дольше, чем нужно, поправлять узел галстука, так как это позволяет руке прикрыть вентральную сторону груди и шеи. Все эти формы защиты свидетельствуют о том, что в данный момент человек чувствует себя недостаточно защищенным.

Я стоял в очереди перед кассой супермаркета, дожидаясь, пока женщина передо мной закончит оформлять покупку. Она хотела расплатиться кредитной карточкой, но аппарат упорно отказывался ее принять. Снова и снова она вставляла карточку и набирала пин-код, а затем складывала на груди РУки и дожидалась ответа. В конце концов терпение У нее закончилось, и она отошла в сторону. Каждый Раз, когда автомат отвергал карточку, ее скрещенные руки сжимались все сильнее, однозначно указывая на то, что недовольство и дискомфорт (см. рис. 33 и 34) усиливались.

Дети, даже в раннем возрасте, часто скрещивают руки или обхватывают ими туловище, чтобы выказать обиду или неповиновение. У такого защитного поведения много разных форм — руки скрещивают на животе или поднимают скрещенные руки вверх, чтобы обхватить ладонями плечи.

Студенты часто спрашивают меня, чем можно объяснить поведение человека, который сидит в аудитории, скрестив перед собой руки. Означает ли это, что с ним что-то не так? Вопрос не в том, что с ним что-то не так, и эта поза не означает, что он демонстративно отгораживается от преподавателя, просто многим людям очень удобно сидеть с переплетенными руками. Но когда человек вдруг скрещивает руки, а затем крепко сжимает ладони,

чтобы удержать руки в неподвижности, это обычно указывает на дискомфорт. Еще раз хочу напомнить, что только заметные отклонения от базовых моделей поведения могут служить признаками нарастающего неудобства и беспокойства. Поэтому всегда нужно обращать внимание на то, раскрывается человек или нет по мере снижения уровня напряженности. На моих лекциях я вижу, как многие слушатели сначала скрещивают руки на груди, но вскоре придают им нормальное положение. Очевидно, у такого поведения есть какая-то причина. Возможно, все дело в том, что окружающая обстановка и их преподаватель начинают казаться им не такими уж опасными.

Никто не станет спорить с тем, что женщины (и мужчины) часто скрещивают руки просто потому, что им холодно. Но это никоим образом не противоречит невербальному значению этого жеста, ведь ощущение холода — это одна из форм дискомфорта. Люди, которые чувствуют себя неудобно, когда им приходится отвечать на вопросы, жалуются на то, что им холодно. Например, так часто поступают подозреваемые в ходе уголовного расследования; дети, которые не ладят с родителями, или сотрудник, вынужденный объяснять причины своего неэтичного поведения. Когда мы испытываем дистресс (независимо от причины), лимбический мозг мобилизует Различные системы организма, чтобы подготовить к запуску механизм выживания «замри-беги-сражайся». Одним из элементов подготовки является Уменьшение притока крови к коже и направление ее в крупные мышцы конечностей, на случай если Мьщщы придется задействовать для бегства или борьбы. В результате оттока крови кожа некоторых людей теряет нормальный цвет и становится бледной, словно они находятся в шоковом состоянии. Кроме того, когда кровь, которая служит главным источником тепла в организме, перестает поступать в кожу и направляется в глубокие мышцы, то температура поверхности тела понижается и человеку становится холодно. Например, в упомянутом ранее случае, когда молодой человек во время допроса прижимал к себе диванную подушку, этот юноша все время жаловался на холод, несмотря на то что я выключил кондиционер. Его отец и я чувствовали себя прекрасно; а он был единственным, кто жаловался на низкую температуру в номере гостиницы, в котором все мы находились.

 

ПОЧЕМУ НЕВОЗМОЖНО ПЕРЕВАРИТЬ НЕКОТОРЫЕ ТЕМЫ

 

Вы когда-нибудь задумывались, почему после спора за ужином у вас иногда начиналось расстройство желудка? Дело в том, что когда вы расстроены, то ваша пищеварительная система не получает столько крови, сколько ей требуется для нормальной переработки пищи. Лимбическая система, которая проводит подготовку к реакции «замри-беги-сражайся», уменьшает поступление крови не только в кожу, но и в пищеварительную систему, направляя кровь в сердце и мышцы конечностей (особенно ног), чтобы подготовить вас к бегству. И расстройство желудка - это один из симптомов такой лимбической активности. Так что в следующий раз, когда во время приема пищи разгорится спор, вы сможете распознать признаки лимбической реакции на дистресс. Когда родители ссорятся за обеденным столом, ребенок просто не в состоянии доесть свою порцию. Его лимбическая система останавливает процессы питания и пищеварения, чтобы подготовить его к бегству и спасению. Кстати, следует отметить, что у очень многих людей душевные травмы вызывают рвоту. И это вполне объяснимо: в подобных обстоятельствах тело сообщает, что на пищеварение нет времени, и освобождается от лишнего груза, чтобы приготовиться к бегству или физическому конфликту.

 

Поклон

Сгибать туловище в пояснице — это рассматривается как универсальный знак подобострастия, почитания или скромности. Обратите внимание на то, как кланяются, выражая уважение и почтение, японцы и китайцы, пусть даже в наши дни они делают это совсем не так, как в прежние времена. Автоматический поясной поклон свидетельствует о зависимом или низком общественном положении человека.

Жителям Запада поклоны даются не так легко, особенно когда это нужно делать сознательно. Однако по мере того как мы расширяем наш кругозор и все чаще взаимодействуем с выходцами из разных стран Ближнего и Дальнего Востока, нам приходится учиться слегка наклонять туловище, особенно при встрече с людьми преклонного возраста и теми, кто заслуживает уважения. Этот простой жест учтивости будет по достоинству оценен людьми, воспитанными в традициях тех культур, где поклон считается знаком уважения, и обеспечит преимущество тем представителям западной цивилизации, которые не постесняются это продемонстрировать. Между прочим, среди жителей стран Восточной Европы, особенно старших поколений, все еще считается особым шиком щелкнуть каблуками и отвеять легкий поклон в знак уважения. Каждый раз, когда я оказываюсь свидетелем такого поведения, т° Думаю, как прекрасно, что в нашем мире еще остались люди, способные продемонстрировать учтивость и изысканность манер. Так или иначе, но сознательное или подсознательное сгибание туловища в поклоне было и остается невербальным жестом уважения.

 

ПОКЛОН ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО

 

Яркой иллюстрацией универсальности глубоких поклонов стал для меня сюжет документальной хроники, посвященный генералу Дугласу Макартуру, который перед началом Второй мировой войны занял пост фельдмаршала армии Филиппин. В кинохронике показан офицер американской армии, который доставил Макартуру какие-то документы. Выполнив поручение, офицер покинул кабинет, пятясь задом и кланяясь. Никто не просил его это делать; выбор такой манеры поведения автоматически подсказал офицеру его мозг как способ довести до сведения высокопоставленного лица, что его положению ничто не угрожает, - это был знак безоговорочного признания того, что Макартур там самый главный. (Такая же поза подчинения характерна для поведения горилл, собак, волков и других животных.) Любопытно отметить, что офицером, который, кланяясь, пятился к двери, был тот самый человек, которому впоследствии суждено было стать Главнокомандующим вооруженными силами союзников в Европе, автором плана высадки в Нормандии и тридцать четвертым президентом США: Дуайт Дэвид Эйзенхауэр. Между прочим, много лет спустя, узнав, что Эйзенхауэр выдвинул свою кандидатуру на пост президента, Макартур отозвался о нем как о самом лучшем секретаре из всех, которые у него были.

 

Украшения туловища

Так как в число средств невербального общения входит символика, то нам следует уделить немного внимания одежде и другим аксессуарам, которые носят на туловище (и, конечно, на других частях тела). Говорят, что человека делает одежда, и я с этим согласен, по крайней мере, в том, что касается внешности. Многочисленные исследования доказали, что одежда, которую мы носим — ее форма (например, парадная или повседневная) и даже цвет (например, синий костюм или коричневый), — оказывает заметное влияние на других людей.

Одежда способна многое о нас рассказать и многое для нас сделать. В известном смысле наше туловище можно сравнить с рекламным щитом, который афиширует наши чувства. В период ухаживания мы одеваемся так, чтобы очаровать предмет нашей страсти; отправляясь на работу, мы выбираем одежду, которая помогает нам добиться успеха. Пиджаки с эмблемой школы, полицейские значки и военные награды — все это люди носят на туловище, чтобы привлечь внимание к своим достижениям. Если мы хотим, чтобы нас заметили, то лучше всего использовать для этой цели туловище. Президент США, представляющий конгрессу ежегодный доклад о политической и экономической ситуации в стране, и женщина в красном, которую вы замечаете в массе синих и серых нарядов, ведут себя как птицы, Демонстрирующие свое оперение, и облачаются в яркие цвета, чтобы быть замеченными.

Одежда может быть неприметной, зловещей (как форма скинхедов) или вызывающе яркой (как костюмы Элтона Джона) и выражать настроение и/или индивидуальность того, кто ее носит. Чтобы привлечь внимание людей, мы можем использовать Украшения или оголять участки туловища, показывая, какие мы мускулистые или стройные. Одежда Может служить показателем нашего социального статуса, финансового благополучия или профессиональной принадлежности. Это объясняет, почему так много людей отчаянно ломают голову над тем, что им надеть, отправляясь на званый вечер или на свидание. Различные аксессуары позволяют нам продемонстрировать свое высокое происхождение или принадлежность к определенной группе людей (например, шарф с символикой любимой команды).

 

ВЫ ТО, КАКУЮ ОДЕЖДУ ВЫ НОСИТЕ

Представьте такой сценарий: вы шагаете вечером по безлюдной улице и слышите, что следом за вами кто-то идет. В темноте вы не можете разглядеть лицо или руки человека, но можете определить, что он одет в темный костюм, а в руке у него портфель. Теперь представьте тот же самый темный тротуар, но на этот раз все, что вы видите позади себя, это силуэт человека в неряшливой мешковатой одежде, мятых штанах, сдвинутой на макушку кепке, покрытой пятнами майке и стоптанных теннисных туфлях. В любом случае вы не видите человека достаточно отчетливо, чтобы разглядеть другие детали, и решаете, что он мужчина, просто потому, что человек так одет. Но на основании одной лишь одежды вы, скорее всего, придете к разным выводам относительно потенциальной угрозы, которую каждый из этих людей представляет для вашей безопасности. Даже если звук шагов каждого из них будет одинаковым, то с их приближением ваш лимбический мозг начнет действовать в соответствии с вашим восприятием этих людей, несмотря на то что оно будет основано исключительно на вашем мнении об их одежде. Ваша оценка ситуации заставит вас почувствовать себя либо комфортно, либо некомфортно, а возможно, даже испугаться.

Я не собираюсь говорить вам, кто из этих людей заставит вас почувствовать себя более комфортно. Это решать вам самим. Но так или иначе, при прочих равных условиях, именно одежда людей оказывает значительное влияние на то, что мы о них думаем. Несмотря на то что сама по себе одежда не может причинить нам вреда, она способна оказать на нас негативное эмоциональное воздействие. Подумайте о том, какую предвзятость и подозрительность проявляют некоторые американцы после 11 сентября 2001 года, когда видят человека в одежде, которая выдает в нем выходца с Ближнего Востока. Легко представить, как такое отношение отразилось на полноправных гражданах Америки, у которых арабские корни.

Я часто говорю студентам, что в жизни много несправедливости и что, к сожалению, о них часто будут судить по одежде. Поэтому им следует тщательно обдумывать свой выбор одежды и учитывать, какое сообщение их одежда посылает окружающим.

 

Одежда может быть очень выразительной. Она позволяет определить, когда у людей праздник и-когда траур, кто из них занимает высокое положение, а кто низкое, кто соблюдает общепринятые социальные нормы и кто состоит в религиозной секте (например, хасиды, меннониты или кришнаиты). Выражение «мы то, что мы носим» вовсе не лишено смысла. В течение многих лет люди говорили мне, что я одеваюсь, как агент ФБР, и они были правы. Я действительно выглядел как типичный агент: темно-синий костюм, белая рубашка, бордовый галстук, черные туфли и короткая стрижка.

Учитывая то, что работа, которую выполняет человек, требует соблюдения определенных правил в одежде, и что в вопросах одежды каждый использует свое право сознательного выбора, нам следует проявлять осторожность в оценке ее значения. В конце концов, стоящий перед вашей дверью человек в униформе слесаря-ремонтника может оказаться преступником, который купил или украл форму, чтобы получить доступ в ваш дом.

Несмотря на все упомянутые выше предостережения, одежду все равно следует учитывать в схеме оценки невербальных сигналов. По этой причине для нас очень важно носить такую одежду, которая соответствует содержанию сообщений, посылаемых нами окружающим, при условии, что мы хотим оказать на их поведение такое воздействие, которое окажется положительным или полезным для нас самих.

 

 

НЕ СУДИТЕ ПО ОДЕЖКЕ!

 

Конечно, нам следует быть осторожными, когда мы оцениваем человека только по тому, какая на нем одежда, поскольку иной раз это может привести к неверному выводу. В прошлом году я был в Лондоне, где остановился в очень симпатичной гостинице, которая находится всего в четырех кварталах от Букингемского дворца. Все служащие гостиницы, включая горничных, носили костюмы от Армани. Если бы я увидел, как в этой одежде они едут в поезде на работу, то легко мог бы ошибиться в оценке их социального статуса. Поэтому прошу запомнить: так как форма одежды определяется требованиями общества и ее очень легко сменить, то она составляет только часть общей невербальной картины. Мы оцениваем одежду лишь для того, чтобы решить, посылает она какое-то сообщение или нет, а не для того, чтобы судить по ней о людях.

 

Выбирая гардероб и аксессуары, всегда помните о сообщении, которое вы посылаете с их помощью, и о том, как другие люди могут воспринять ваш наряд. Кроме того, нужно принимать во внимание, что даже в том случае, когда вы сознательно намерены использовать свой наряд, чтобы послать определенный сигнал одному человеку или группе людей, вас неизбежно увидят и многие другие люди, которые, возможно, не смогут правильно понять смысл вашего сообщения.

На семинарах я часто задаю вопрос: «Кого из вас сегодня одевала ваша мать?» Конечно, все смеются и никто не поднимает руку. Затем я говорю: «В таком случае, вы — все вы — сами решили одеться так, как оделись». После этих слов все начинают оглядываться вокруг и, возможно, впервые в жизни осознают, что могли бы гораздо лучше справиться с задачей выбора своего наряда и с тем, чтобы привести себя в надлежащий вид. В конце концов, прежде чем два человека получат возможность узнать друг друга, единственной информацией, на которой будет основано первое впечатление каждого из них о другом, окажется внешний вид и другие средства невербальной коммуникации. Вот почему сейчас самое время перейти к обсуждению вопроса о том, как вас воспринимают другие.

 

Прихорашивание

Каждый физически и психически здоровый человек заботится о своей внешности и, соответственно, прихорашивается и ухаживает за собой, чтобы выглядеть как можно лучше. В этом отношении человеческие существа не уникальны. Птицам и млекопитающим тоже свойственно такое поведение. С другой стороны, у людей, страдающих физическими или психическими заболеваниями, положение туловища, плеч и весь внешний вид в целом говорят о плохом состоянии здоровья. Многие бездомные больны шизофренией и редко обращают внимание на свой наряд. Их не волнует то, что они ходят в гРязной и засаленной одежде, а многие из этих несчастных даже отчаянно сопротивляются любым попыткам заставить их помыться и переодеться в чистое. Человек, подверженный депрессии, сутулится и горбится, словно непосильное бремя жизненных невзгод пригибает его к земле.

Тот факт, что тяжелые болезни и душевные переживания подавляют у людей желание следить за собой, хорошо известен антропологам, социальным работникам и медикам всего мира. Еще Чарлз Дарвин отметил, что когда мозг пребывает в угнетенном состоянии или человек становится жертвой болезни, то стремление прихорашиваться и нравиться пропадает у него в первую очередь. Например, пациенты, восстанавливающиеся после хирургической операции, могут бродить по коридору больницы с нечесаными волосами и в больничной рубашке с незавязанными тесемками, выставляя напоказ заднюю часть тела и совершенно не заботясь о том, как они выглядят. Во время тяжелой болезни вы можете лежать дома в самом неопрятном виде, чего никогда не допустили бы в нормальном состоянии. Когда человек серьезно болен или травмирован, у мозга появляются другие приоритеты, и забота о внешнем виде просто не входит в их число. Следовательно, мы можем использовать факт недостаточной заботы о личной гигиене и/или внешнем виде как основание для предположений о душевном состоянии или физическом здоровье человека, разумеется, с учетом контекста.

 

Отклонение туловища назад

Когда человек сидит откинувшись назад на диване или в кресле, это обычно является признаком комфорта. Однако в ситуациях, когда обсуждаются серьезные вопросы, такая поза свидетельствует о «территориальных» притязаниях или выражает превосходство (см. рис. 35). Сидеть развалившись в кресле или на скамейке очень любят подростки, которые таким невербальным способом демонстрируют свое доминирующее положение в окружающем пространстве и безразличие к попыткам родителей наставить их на путь истинный. Такое демонстративное поведение служит выражением непочтительности и презрения к авторитетам. Это негативная форма «территориального» поведения, которую нельзя поощрять и терпеть.

Если ваш ребенок ведет себя подобным образом постоянно, это свидетельствует о серьезных недостатках воспитания, и вам необходимо принять Меры к нейтрализации такого поведения, требуя от него сидеть прямо или, если слова не помогают, невербально нарушая его пространство (для этого ^ожно сесть рядом с ним или вставать за его спиной). Если вы проявите последовательность в действиях, то у ребенка довольно быстро сформируется лимбический рефлекс на ваше «вторжение» в его личное пространство, который будет заставлять его сидеть прямо. Но если вы позволите ребенку принимать такую вызывающую позу во время выяснения отношений, то не удивляйтесь, что рано или поздно он совсем перестанет вас уважать. А почему бы и нет? Разрешая ребенку вести себя подобным образом, вы фактически говорите ему: «Ладно, можешь меня не уважать». Когда такой ребенок вырастет, он продолжит вести себя таким же неподобающим образом на работе и будет сидеть развалившись, вместо того чтобы всем своим видом выражать внимание к словам руководителей. Такое поведение не способствует созданию репутации, потому что посылает сильный негативный невербальный сигнал неуважения к начальству.

 

Выпячивать грудь

Люди, подобно многим другим живым существам (включая некоторых ящериц, птиц, собак и наших родственников, приматов), выпячивают и раздувают грудь, когда пытаются добиться доминирующего положения на занимаемой территории. Понаблюдайте за двумя недовольными друг другом людьми — они выпячивают грудь, как могучие самцы горилл. И хотя наблюдать за тем, как эту позу принимают другие, бывает очень забавно, выпячивание груди нельзя оставлять без внимания, потому что наукой установлено, что, когда человек собирается кого-то ударить, его грудь всегда раздувается. Это легко заметить на школьной площадке, когда между детьми назревает драка. Так же ведут себя профессиональные боксеры, когда во время рекламных мероприятий перед боем они раззадоривают друг друга словами — выпятив грудь и набычив голову, они заявляют о своей уверенности в победе. Непревзойденным мастером в этом деле был Мухаммед Али. Он не только угрожал соперникам, но и умудрялся превращать словесные перепалки в забавные спектакли, что в значительной степени способствовало разжиганию интереса зрителей и росту доходов от продажи билетов.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.01 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал