Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Стереотип старости, сформировавшийся в том или ином обществе, является отражением положения старых людей, которые в этом обществе живут.

Позитивный стереотип - в основе лежит ценность жизненного опыта и мудрости старых людей, потребность уважения к ним и соответствующей опеки.

Негативный стереотип - на старого человека смотрят как на ненужного, лишнего, бесполезного, “нахлебника”, а его опыт расценивают как устаревший и неприменимый в настоящий момент.

Общественное отношение к старости- позитивное и негативное- не является изобретением наших дней, оно было свойственно человечеству с давних времен. Представление о старости и отношение к ней зависит от многих факторов, одним из важнейших при этом является возраст людей, для которых старость в различные периоды их жизни обозначает что-то другое и далекое.

Для самых маленьких детей до 6-летнего возрастастарый человек отождествляется с конкретными образами - бабушки и дедушки. Эти дети воспринимают лишь внешние проявления старости. У 10-летних детей появляется уже качественная оценка старости, для них это прежде всего физическое состояние, стиль жизни, отличающийся от молодежи. Интересно, что городские дети дают более позитивную оценку старости, “старый человек все умеет делать и очень умный”. Менее позитивная оценка у сельских детей, они оценивают старых людей только в качестве их возможностей работать в хозяйстве.

Для подростков 15-19 лет старость связана с выходом на пенсию, это скорее психическое, чем физическое состояние, определяющее общий уровень социального положения. Для молодежи старше 19 лет это в основном специфическое мировоззрение и специфическое отношение к жизни и людям, независимо от календарного возраста. Эта молодежь указывает на относительность понятия старости и различает биологическую, психологическую и социальную старость.

Дети в описании старости подчеркивают недостатки старого человека, старшая молодежь склонна признавать за старыми людьми в определенных отношениях превосходство над собою, при этом подчеркивается как положительное - жизненный опыт и приобретенная мудрость. Молодежь уже обращает внимание на конфликты между поколениями, при этом дети и 15-летние подростки только отмечают их, а в более старшем возрасте уже обнаруживаются попытки понять и оправдать эти конфликты. По мнению молодежи, старый человек не виновен в том, что он ощущает и понимает мир иначе. По их мнению, это не результат старости, а условий, в которых он жил и воспитывался. “Мир, в котором старый человек воспитывался, давно не существует, а он все еще находится в нем”.

Лица в возрасте от 25 до 35 лет отмечают неопределенность, относительность возраста, в котором начинается старость. “Старость начинается тогда, когда человек ощущает себя ненужным, перестает интересоваться жизнью и сексом”. Подчеркивается, что на процесс старения оказывает большое значение физическое здоровье.



Границы старости перемещаются вместе с возрастом, более условно определяют границы старости люди высокообразованные; лица, менее образованные, приводят более жесткие границы старости и связывают ее наступление с возрастом выхода на пенсию. В целом стереотип старости вместе с собственным возрастом изменяется на более позитивный, более частыми становятся размышления о собственной старости.

Понятия “геронтофилия” и “геронтофобия” существуют, вероятно, с начала сотворения мира. Геронтофилия- Gerontos- старец, phileo - любить. Любовь к старым людям в большей или меньшей степени прослеживается во все века. Благотворительность, попечительство, призрение старых людей - все это различные формы проявления геронтофилии. Геронтофобия - Gerontos - старец, phobos - боязнь. Это боязнь старости, враждебное чувство к старости и страх собственной старости пришло из далекого прошлого, когда старому человеку не было места в роду или племени, когда его выбрасывали собственные дети, у которых удушенье, утопление или закапывание живьем старого родственника не вызывало внутреннего протеста и считалось за благодеяние.

Геронтологи описывают несколько геронтологических социальных стереотипов:

1. Геронтофилия - особое почитание стариков, предоставление им исключительных привилегий.

2. Геронтофобия - неприятие старых людей вообще и собственной старости в частности.

3. Агглютивные модели поведения - геронтократия власти и ее почитание, добровольное или принудительное, и неприязненное, жестокое отношение к простым, не имеющим социального статуса, старым людям.

4. Рефлексия старости как социокультурной ценности- признание высоких статусных характеристик старого человека как опытного, мудрого, одобрение его наставнических функций.

К сожалению, нашу цивилизацию, по мнению большинства ученых, занимающихся различными аспектами старости, можно считать геронтофобической.

А. Сови видит в геронтофобии явление в высшей степени небезопасное. Он считает, что в определенных условиях, которые сейчас трудно предугадать, молодежь может счесть старых людей балластом и настаивать на их физическом уничтожении. По его мнению, история 2-й мировой войны учит, что в условиях упадка морали любые преступления возможны. Эти опасения не беспочвенны в свете происходящих в настоящее время социальных катаклизмов во всем мире и особенно в странах бывшего СССР и социалистических странах.



По мнению де C. Бовуар, старые люди вызывают смех, отвращение или презрительную жалость прежде всего из-за характерологических особенностей. Она считает, что одной из немногих страстей, которые не только угасают, но даже гипертрофируются в старости, являются честолюбие и властолюбие. “Утратив свой образ, не понимая, во что они превратились, старики стремятся казаться значительными и потому страстно желают наград, почестей, титулов. Властолюбивые наклонности стариков проявляются и на бытовом уровне в стремлении к тирании, преследованию окружающих или постоянном самоуничижении, внешнем умалении своей роли в семье с тем, чтобы добиться опровержения. В ряде случаев эти наклонности приобретают патологический характер, сопровождаются агрессивными и маниакальными состояниями и переходят в психические заболевания”.

Но властолюбие должно быть обязательно подкреплено престижем и определенным весом в семье. Чаще же старики сами оказываются в положении преследуемых, высмеиваемых, третируемых. Даже если к ним относятся более корректно, их воспринимают как объекты, а не субъекты: с ними не советуются, не интересуются их мнением. Последствием такого отношения может быть феномен, названный американским геронтологом Капланом “старческой преступностью”, которая как и детская преступность, возникает от сознания своей ненужности, попыток обратить на себя внимание и проявляется не в насильственных актах, а в антисоциальном поведении.

Польский социолог Я. Щепаньский пишет, что “нормальное” общество отгораживается барьером помощи, уделяемой через институты социальной помощи, чтобы снять таким образом грех с души за то, что отторгает людей преклонного возраста, за то, что у него отсутствует чувство сострадания. Анализируя источники этого явления, ученый утверждает, что жизненные поступки всех людей находятся между двумя полюсами. Одним из них является сопереживание, готовность оказать всяческую помощь, а другим - холодное безразличие, отсутствие понимания, неспособность прочувствовать положение страдающих. Он взывает к искоренению существующих плохих обычаев, по его мнению, необходимо “раскачать” общественное мнение, изменить отношение, сломать безразличие, ликвидировать проявление общественного недоброжелательства к старым людям.

Е.Ф. Молевич привлекает внимание к тому, что во всех цивилизованных странах к старым людям относятся плохо, а во всех традиционных аграрных доиндустриальных обществах к ним относятся положительно. Он делает вывод что в доиндустриальном обществе старики концентрируют в своих руках собственность, а молодые смотрят как бы из их рук. Автор подчеркивает, что мы живем в условиях, когда отношения младших поколений к старшим претерпевают революцию. Это, к сожалению, плохо понимают и молодые и старые: старшие по-прежнему думают, что они могут строить свои отношения с младшими на началах иерархии. Но, по всей вероятности, приходит время строить партнерские отношения. Тысячелетиями существовавшая система отношений сегодня рушится.

 

Основная литература

37. Альперович В.Д. Социальная геронтология. Ростов н/Д, 1997.

38. Котельников Г.П., Яковлев О.Г., Захарова Н.О. Геронтология и гериоатрия. М., 1995.

39. Медведева Г.П. Введение в социальную геронтологию. М.-Воронеж. 2000.

40. Социальная геронтология/Под общ. Ред. Р.С. Яцемирской. М.,1998.

41. Холостова Е.И., Егоров В.В., Рубцов А.В. Социальная геронтология: Учебное пособие.-М., 2005.

42. Яцемирская Р.С., Беленькая И.Г. Социальная геронтология: Учеб. Пособие для студ. Высш. Учеб. Заведений. М.: Гуманит. Изд.центр ВЛАДОС, 2000.

Дополнительная литература

25. Дупленко Ю. К. Старение: очерки развития проблемы. Спб.: НАУКА, 1985.

26. Мелькумян А.С. Геронтология: Учеб. Пособие. М., 2000.

27. Филатова С.А. Геронтология. Учебник/ С.А. Филатова, Л.П. Безденежная, Л.С. Андреева. - Изд.3-е. - Ростов н/Д: Феникс, 2005.

28. Ревуцкая З.Г., Деркач Н.В.//Геронтология и гериатрия. Ежегодник, 1969 – 1970. Киев, 1970.

 



mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2017 год. (0.005 сек.)Пожаловаться на материал