Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Советская Россия в 1917-1991 гг.




История советской России в цивилизационном измерении.События 1917 г. стали водоразделом в истории российской евразийской цивилизации. Независимо от продолжающихся дискуссий о месте России во всемирно-историческом процессе XX в., очевидно, что события революции 1917 г. положили начало более чем 70-летнему функционированию уникальной советской субцивилизации.

Основными чертами советской субцивилизации стали:

наличие идеократического и жестко централизованного государства;

многонациональность и формирование на этой основе реально существовавшей исторической общности «советский народ»;

вступление в завершающую фазу индустриального развития и попытки преодолеть общенациональный кризис в рамках социалистической модели развития общества;

коллективистский менталитет (менталитет с его ориентирами соборности, братства, духовности, жертвенности, социальной справедливости, общенациональной государственности и патриотизма стал основой для социалистического строительства и особо ярко проявился в экстремальных условиях Великой Отечественной войны);

влияние негативной внешнеполитической среды, что определяло непрерывную военную угрозу и перманентное соперничество со странами Запада.

Значительная часть исследователей определяет, что в цивилизационном плане Россия, несмотря на изменения в политической и социокультурной системе, продолжала сохранять имперские черты.

В декабре 1922 г. на I съезде Советов СССР - РСФСР, Белоруссия, Украина, Закавказская Федерация (ЗСФСР) подписали Союзный договор на основе провозглашенных демократических принципов национально-государственного объединения и создали Союз Советских Социалистических Республик. СССР, возникший на развалинах Российской империи в 1922 г., являлся более централизованным союзным государством, чем декларировалось в Конституции СССР 1924 г. В сентябре 1924 г. в него вошли Хорезмская и Бухарская республики. В Конституции СССР, принятой 31 января 1924 г. за каждой республикой сохранялось право выхода из СССР, территория республик не могла быть изменена без их согласия. Но Советский Союз фактически являлся не федеративным, а унитарным государством (национально-территориальные образования: союзные и автономные республики, национально-территориальные округа и национальные районы располагали в основном культурно-национальной автономией).

Сам процесс объединения бывших территорий Российской империи в новое союзное государство создавал почву для развития националистических тенденций: республиканские национальные элиты при усилении суверенитета рано или поздно должны были искать пути для повышения его уровня. Первый шаг на этом пути был сделан в 1989 г., когда был принят закон об экономической самостоятельности Прибалтийских республик. 8 декабря 1991г. в Минске лидеры России, Украины и Белоруссии (стран – учредителей СССР) заявили о прекращении действия Союзного договора 1922 г. и о создании Содружества Независимых Государств. Перестройка завершилась самым непредсказуемым для ее инициатора образом. Президент уже не существующей страны – СССР -



М. С. Горбачев 25 декабря 1991 г. объявил о прекращении своей деятельности. Союзное государство практически прекратило свое существование.

Тем не менее, необходимо отметить, что советская субцивилизация достаточно успешно развивалась. Это стало возможным различным факторам. Но основными из них стали те, которые способствовали усвоению советским обществом исторических традиций и ценностей российской цивилизации – соборность, общинность, государственный патриотизм, сотрудничество народов в рамках единой государственности.

Необходимо подчеркнуть, что с созданием Советского Союза связаны два ключевых цивилизационных момента:

1.Изменение геополитической структуры мира.

2.Формирование новой – советской - модели государственности и новой общности – советский народ.

Изменение геополитической структуры мира. Сложный и многообразный мир международной политики качественно менялся на всем протяжении XX столетия. В начале XX в., когда борьба за ресурсы привела к установлению в мировой политике «блокового» принципа, ведущую роль в мировой системе играли шесть стран-участниц военно-стратегических блоков Антанты (Англия, Франция, Россия) и Тройственного Союза (Германия, Австро-Венгрия, Италия). После окончания Первой мировой войны изменилось число политических субъектов на мировой арене. В 1917 — 1922 гг. Россия была «выбита» из числа великих держав, потеряла значительные территории (Польша, Финляндия, При­балтика, Западная Украина и Западная Белоруссия, Бессарабия и некоторая часть Закавказья), а также сферы геополити­ческого влияния. Стремление политического руководства Советского государства возвратить статус великой державы реализовывалось в неблагоприятном пространстве международных отношений, связанных с кризисом западной цивилизации. В результате Первой мировой войны и Гражданской войны в России ломается традиционная система европейского равновесия «2+1» (два враждующих континентальных центра сил и Великобритания в роли арбитра, препятствующего чрезмерному усилению одного из них) возникает другая – Версальско-Вашингтонская система «2+1+1», при которой Франция выступает стратегическим противником Германии, Великобритания пытается сохранить роль арбитра, но есть советское государство, которое рассматривалось Западом как потенциальный противник.



Годы между двумя мировыми войнами (1918-1939 гг.) отмечены не только экономическим кризисом («Великая» депрессия 1929-1933 гг.). Это два десятилетия, во время которых в ряде стран Европы демократия потерпела поражение, возникли различные формы диктаторских и авторитарных режимов и либерально-демократические ценности уступили место другой - фашистской идеологии. Из 27 европейских стран только в десяти удалось сохранить демократию. В Италии в 1922 г. к власти пришли фашисты, в Германии в 1933 г. – национал-социалисты, характерным признаком идеологии которых являлось насаждение нетерпимости к другим народам, оправдание войны как основного средства решения межгосударственных проблем. В такой ситуации, в нашей стране широкое распространение получает идеологема о «враждебном империалистическом окружении», о «неизбежности победы мировой пролетарской революции». Много говорилось в те годы о неизбежности новой войны и о готовности к походу объединенного Запада против единственного в мире социалистического государства.

К концу 1930-х гг. сложились два военно-политических блока, от взаимоотношений которых зависела судьба Европы и мира. С одной стороны — Англия и Франция, с другой —Германия и Италия и Япония, проводившие откровенно агрес­сивную политику, ставившие своей целью мировое господство. Аншлюс (присоединение) Германией Австрии, раздел Чехословакии предвещали мировую войну. Западные демократии стремились повернуть фашистскую агрессию на Восток. Ослабление усилившегося в результате индустриализации в военном и экономическом отношении СССР, провозгласившего неизбежность гибели западной циви­лизации, отвечало их интересам. Советский Союз, в свою оче­редь, был заинтересован в ослаблении западных демократий, так как это усиливало его влияние, отвечало теоретическим ус­тановкам о всемирной победе социализма.

Необходимо учитывать, что к окончанию Второй мировой войны арбитром в конфликтных ситуациях на мировой арене стали США. В первой половине XX в. было семь великих держав: Англия, Франция, США, Германия, СССР, Италия и Япония. Взаимоотношения с этими странами и определяли безопасность и стабильность внешнеполитического состояния нашего государства.

Как в такой неблагоприятной внешнеполитической среде существовало Советское государство?

Политическая система советского типа с точки зрения характера взаимоотношений с внешней средой изначально являлась закрытой и функционировала на основе классового принципа – пролетарского интернационализма. В крайне напряженной международной атмосфере тех лет во внешнеполитической деятельности СССР прослеживаются три этапа: 1) 1928 – 1933 гг. – в Европе союзнические отношения с Германией, расширение контактов с другими государствами, на Востоке – продвижение в Китай и активизация в Афганистане и Иране; 2) 1933 – 1939 гг. сближение с Англией, Францией и США на антигерманской и антияпонской основе, стремление сохранить сферы влияния на Востоке и избежать прямой конфронтации с Японией; 3) 1939 –июнь 1941 гг. – сближение с Германией и Японией.

Если на первом и втором этапах Советский Союз сталкивался с относительно стабильным положением на западных границах и стремился сохранить статус-кво в Европе, то положение на восточных рубежах было иным. Наиболее опасными событиями, способными привести к крупномасштабному вооруженному конфликту, были: советско-китайский вооруженный конфликт на Китайско-Восточной железной дороге (КВЖД) в 1929 г.; японская агрессия в Маньчжурии и Шанхае в 1931-1932 гг.; широкомасштабная японская агрессия в Китае в 1937-1945 гг.; переход Синьцзяна (Восточного Туркестана) в советскую сферу влияния; советско-японские вооруженные столкновения на советско-маньчжурской и монгольско-маньчжурской границах (бои у озера Хасан 1938 г; у реки Халхин-Гол в 1939 г.).

В отличие от Дальнего Востока, в Европе в начале десятилетия международные отношения отличались большей стабильностью. Советский Союз использовал эту ситуацию. Одновременно с преимущественным развитием отношений с Германией советская дипломатия направила свои усилия на расширение отношений с другими государствами, надеясь на увеличения торгового обмена с ними, необходимого для выполнения планов экономического строительства и обеспечения безопасности страны.

1 сентября 1939 г. началась Вторая мировая война. Она длилась 6 лет, охватила почти все континенты и все океаны, явилась крупнейшим историческим событием, определившим развитие мира во второй половине ХХ столетия. В войне участвовало 61 государство, в том числе все великие державы. Она далеко превзошла масштабы Первой мировой войны.

Война, прошедшая по территории нашей страны, оставила тяжелое наследие. Чрезвычайная государственная комиссия, занятая исчислением материального ущерба, нанесенного СССР в ходе военных действий и в результате расходов на войну, оценила его в 2569 млрд.руб. Было подсчитано количество разрушенных городов и сел, промышленных предприятий и железнодорожных мостов, определены потери в выплавке чугуна и стали, размеры сокращения автомобильного парка и поголовья скота. О величине людских потерь Советского Союза во Второй мировой войне до сих пор ведутся дискуссии среди историков. Последние исследования основаны на методе демографического баланса. Людские потери, оцениваемые согласно этому методу, включают: всех погибших в результате военных действий противника, умерших в результате повышения уровня смертности в период войны как в тылу, так и в прифронтовой полосе и на оккупированной территории, тех людей из населения СССР на 22 июня 1941 г., которые покинули территорию СССР в период войны и не вернулись до ее конца. Эти потери в период Великой Отечественной войны составляют более 27 млн. человек или 40% всех погибших во Второй мировой войне.

1945 год открыл новую страницу в истории ХХ в. Неизмеримо возрос престиж Советского Союза – страны, внесшей решающий вклад в разгром фашизма. Без участия СССР не решалась теперь ни одна международная проблема. В годы мировой войны сложилась единая антифашистская коалиция – союз великих держав – СССР, США, Великобритании и Франции. Наличие общего врага помогло преодолевать разногласия, находить компромиссы. Основой послевоенного сотрудничества могли стать решения Тегеранской, Крымской, Потсдамской конференций, в которых были намечены контуры будущего устройства мира. В апреле - июне 1945 г. в Сан-Франциско состоялись учредительные конференции Организации Объединенных Наций, включавшие представителей 50 стран. В уставе ООН нашли отражение принципы мирного сосуществования, суверенитета и равенства всех стран мира.

Однако этот уникальный шанс создания прочного мира для многих поколений остался неиспользованным. На смену Второй мировой войне пришла «холодная война». Сам термин «холодная война» был пущен в оборот Госсекретарем США Д.Ф.Даллесом. Суть его – политическая, экономическая, идеологическая конфронтация двух систем, балансирование на грани войны. «Холодную войну» можно рассматривать как неизбежную плату за создание двухполюсной структуры послевоенного мира, в котором каждый из полюсов (СССР и США) стремился усилить свое влияние в мире, исходя из своих геополитических и идеологических интересов, при этом осознавая границы возможной экспансии. Теперь полюсами мировой политики стали система социализма и система капитализма, могущество которых олицетворяли СССР и США – две сверхдержавы, обладающие ядерным оружием. Геополитическое влияние СССР простиралось далеко за пределы социалистического лагеря. И.В.Сталин считал, что капитализм (так в категориях марксизма-ленинизма обозначалась западная цивилизация) вступил в полосу сплошной стагнации, топчется на месте и бу­дет искать выход на путях милитаризации экономики и подго­товки новой, третьей мировой войны. Это означало, что СССР должен создавать мощный военно-промышленный комплекс, развивать научно-технические разработки, способные обеспе­чить соперничество с Западом в военной области. Военно-промышленный комплекс на десятилетия стал приоритетной сферой советской экономики.

Начало «холодной войны» принято датировать речью У.Черчилля в американском городе Фултоне в марте 1946 г., в которой он призывал народ США к совместной борьбе против Советской России и ее агентов – коммунистических партий. Идеологическим обоснованием холодной войны стала доктрина Трумэна, выдвинутая президентом США в 1947 г. Согласно этой доктрине, конфликт западной демократии с коммунизмом непримирим. Задача США – борьба с коммунизмом во всем мире, «сдерживание коммунизма», «отбрасывание коммунизма в границы СССР». Провозглашалась американская ответственность за события, происходящие во всем мире, все эти события рассматривались через призму противостояния коммунизма и западной демократии, СССР и США. Противостоящие системы вступили в период «холодной войны» и сдерживали развитие друг друга путем наращивания военной мощи. Весь мир был поделен на сферы «жизненных интересов» двух сверхдержав, которые опирались на созданные ими военные блоки: НАТО (1949 г.) и Варшавский договор - ОВД (1955 г.). «Холодная война» воспринималась тогда обеими сторонами как временная, промежуточное состояние между двумя войнами. Обе стороны расширяли свои системы союзов, вели друг с другом войны по их периферии. Наиболее острыми конфликтами в этот период были: Берлинский кризис (лето 1948 г.), когда в ответ на денежную реформу в западных зонах оккупации советская администрация ввела блокаду Западного Берлина; война в Корее (1950 - 1953), когда Соединенные Штаты добились решения о вводе в Корею войск ООН (фактически войск западного блока, которые воевали там с войсками Китая и СССР).

Со смертью Сталина в марте 1953 г. завершилась первая стадия «холодной войны». «Холодная война» вступила в новую фазу, когда рост военных арсеналов создавал своего рода «равновесие страха» и ни одна из стран не решалась разжечь конфликт. Гонка вооружений сочеталась с переговорами, соблюдались определенные «правила игры». В 1956 г. было заявлено, что СССР будет придерживаться в международных отношениях принципа мирного сосуществования стран с различным общественным строем. Он включал в себя отказ от применения силы или угрозы силы; невмешательство во внутренние дела; уважение суверенитета и территориальной целостности, нерушимости границ; сотрудничество на основе равноправия и взаимной выгоды. Идея неизбежности глобального военного противостояния двух систем должна была уйти в прошлое. Однако в этот период мир вновь пережил ряд острейших международных кризисов, поставивших человечество на грань войны: Берлинский (1961), Карибский (1962) и др. Самым острым был Карибский, или «ракетный кризис» 1962 г., который поста­вил мир на грань термоядерной войны. На острове Куба по просьбе правительства Ф.Кастро тайно были размещены советские ядерные ракеты средней дальности. Обна­ружив их, США объявили морскую и воздушную блокаду Кубе и привели в полную готовность свои войска. Аналогич­ные меры принял СССР. В результате интенсивных переговоров между президентом США Дж. Кеннеди и Председателем Совета Министров СССР Н.С.Хрущевым удалось прийти к компромиссу: СССР согласился вывезти с Кубы все ракеты, США гарантировали безопас­ность Кубы, а также согласились вывезти ракеты с военных баз в Турции.

После Карибского кризиса наметилась некото­рая полоса разрядки в отношениях Восток – Запад. Важнейшим достижением стало заключение в 1963 г. договора СССР, США и Великобритании о запрещении ядерных испытаний в атмосфере, космическом пространстве и под водой. Начался так называемый период «разрядки», основой которого стало постепенное выравнивание военно-ядерных потенциалов НАТО и ОВД и установление стратегического паритета между СССР и США. Кульминацией разрядки явилось проведение в августе 1975 г. Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе глав правительств 33 европейских государств, США и Канады в Хельсинки, в результате которого был подписан Заключительный акт, регламентирующий основные принципы взаимоотношений между государствами (мирное сосуществование, уважение суверенитета, незыблемость существующих границ, неприкосновенность личности, гарантия прав человека).

Однако в 1980-е гг. происходит очередная трансформация геополитической ситуации на планете. Начало новому обострению международной обстановки, возвращению к политике «холодной войны» положило решение о вводе советских войск в Афганистан в 1979 г. для оказания «интернациональной помощи» афганской революции. Это решение привело к десятилетней войне, унесшей 15 тыс. жизней советских солдат. Интервенция советских войск в Афганистане привела к обострению противоречий не только со странами НАТО, но и с Китаем, Ираном, Пакистаном. Ввод войск в суверенную страну осудила и Генеральная ассамблея ООН. В это же время было принято непродуманное решение о модернизации советских ракет среднего радиуса действия, направленных против Западной Европы. В ответ США разместили в Западной Европе американские ракеты среднего радиуса, в свою очередь советские тактические ракеты с ядерными боеголовками были размещены в ГДР и Чехословакии. Президент США Р.Рейган выдвинул доктрину «ограниченной ядерной войны», предусматривающую нанесение первого обезоруживающего удара по пусковым установкам советских ракет и центрам управления: начались работы по созданию в США системы противоракетной космической обороны (СОИ). Гонка вооружений грозила принять непредсказуемые масштабы. СССР оказался в международной изоляции.

К середине 1980-х годов политика противостояния двух систем зашла в тупик. Гонка вооружений разрушила экономику СССР. Все более крепло понимание того, что в современной ядерной войне не может быть ни победителей, ни побежденных – она неизбежно приведет к уничтожению всего живого на Земле, а следовательно, дальнейшее накопление вооружений бессмысленно. Это повлекло за собой изменения в мотивации поведения на мировой арене. Мировая катастрофа, не принимающая в расчет доводы в пользу ни одной из общественных систем, в качестве своего парадокса явила миру приоритет общечеловеческих ценностей, идею мирового единства. К концу ХХ в. перед человечеством встали новые проблемы глобального характера (проблема борьбы с голодом, экологическая и т.п.), впервые поставившие под угрозу существование всего человечества.

В 1986 г. были сформулированы основные направления внешней политики СССР. Ими стали борьба за мир, за прекращение гонки вооружений. В реализации этой политики можно выделить следующие этапы: 1) заявление советского правительства от 15 января 1986 г., предусматривающее полную ликвидацию ядерного оружия к 2000 г.; 2) встреча Р.Рейгана и М.С.Горбачева в Рейкьявике в 1986 г., где впервые конкретно обсуждались вопросы ликвидации ракетно-ядерного оружия; 3) соглашение о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, подписанное между СССР и США в 1987 г.; 4) соглашение о 40%-ном сокращении стратегических вооружений, подписанное в Москве в 1991 г.

В свете «нового политического мышления» надо рассматривать и решения о сокращении советских вооруженных сил, ликвидации химического оружия, вывод советских войск из Венгрии, Чехословакии, ГДР, Монголии. В феврале 1989 г. был завершен вывод советских войск из Афганистана.

«Новое политическое мышление» исходило из необходимости уважения интересов всех стран. Нельзя обеспечить свою безопасность за счет других – безопасность может быть только взаимной. В международных отношениях это означало отказ от политики противостояния двух лагерей, складывание нормальных отношений со всеми странами вне зависимости от их политического строя.

В 1989 – 1990 гг. после вывода советских войск произошли революционные преобразования, коммунисты повсеместно были отстранены от власти. Это привело к объединению Германии, к ликвидации структур СЭВ (Совета экономической взаимопомощи) и Варшавского Договора. Политика противостояния двух систем, продолжавшаяся со времен окончания Второй мировой войны, прекратилась. Однако фактически произошел крах лишь восточного блока, а блок НАТО не только сохранил, но и усилил свои структуры.

Формирование новой – советской - модели государственности и новой общности – «советский народ».Изменения, происходившие в стране с Октября 1917 г., привели к созданию уникального государства – Советской республики. Первые декреты Советского правительства закрепляли переход власти на всей территории бывшей Российской империи к Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. На V Всероссийском съезде Советов в июле 1918 г. была принята Конституция, которая законодательно оформила установление диктатуры пролетариата. Все, что не соответствовало интересам рабочего класса, признавалось враждебным. Подобного рода характеристики позволяют историкам считать, что цивилизационные противоречия, раздиравшие неоднород­ное российское общество, еще больше усилились.

Большинство населения стремилось к демократии, равенству, миру, выступало за развитие страны на принципах коллективизма и демократии общинного типа. Небольшая часть (в основном собственники, предпринима­тели и ориентированные на рынок крестьяне, часть интеллиген­ции и квалифицированного рабочего класса) связывала буду­щее России с парламентаризмом, либеральной демократией. При этом необходимо отметить значительное негативное влияние внешнеполитической среды, которая «поставила» общество в условия вооруженной борьбы за выживание. Гражданская война и военная интервенция 14 государств закрепили тенденцию к формированию централизованной государственности. Провозглашение диктатуры пролетариата вело неизбежно к формированию диктаторской общественной системы, основными признаками которой были:

жестко централизованная система власти, несущей конструкцией которой являлась монопольно действующая партия – партия большевиков (РКП (б), ВКП(б), КПСС);

преобладание идеологических и репрессивных методов в осуществлении властных функций.

Втянутые в процессы индустриализации и урбанизации, пролетаризированные массы оказались опорой той системы властвования, которая вела к усилению авторитаризма, возрастанию роли коммунистической идеологии, стремлению госу­дарства контролировать и регулировать как можно больше областей общественной жизни. Полностью мобилизационная модель, включающая в себя тоталитарные структуры власти сформировалась в СССР к середине 1930-х гг. Данная модель явилась формой трансформации традиционного российского обще­ства в городское, урбанизированное. Жесткая политическая система позволила ускорить этот процесс. Но советский народ заплатил за данное «ускорение» очень высокую цену (значительные масштабы применения принудительного тру­да, массовые репрессии, низкий уровень жизни, отсутствие гражданских свобод и т.д.). Так, к середине 1930 г. в ведении НКВД РСФСР находилось 279 исправительно-трудовых учреждений с 171 251 заключенным, в лагерях ОГПУ — около 100 тыс. В 1930 г было организовано Управление лагерями ОГПУ, с 1931 г. ставшее главным («ГУЛАГ»). На 1 марта 1940 г. ГУЛАГ состоял из 53 лагерей, 425 исправительно-трудовых колоний (НТК), 50 колоний несовершеннолетних; всего — 1 668 200 заклю­ченных.

При этом другие социальные издержки оказались меньше, чем в странах с рыночной экономикой (отсутствие безработицы, гарантированный потребитель­ной минимум и др.). Если западная цивилизация не смогла изжить экономические кризисы, безработицу, то советское государство гарантировало трудящимся определенный минимум, в том числе реализацию права на труд, бесплатное образование и здравоохранение, жилье.

Социальной основой такого общественно-политического устройства являются маргинализированная среда. Объективно процесс модернизации привел к тому, что огромная масса «вчерашних» крестьян (социально-экономическая структура страны еще в конце 1920-х гг. являлась характерной для традиционного общества: ½ национального дохода производилась в сельском хозяйстве, в сельской местности проживало и работало 80% населения, в промышленности было занято только 12%) скоротечно становились рабочими. Но они воспринимали новые условия жизни как чуждые, вынужденные. По сравнению с потомственным пролетариатом и интеллектуальной элитой их положение оказалось крайне неустойчивым.

Социальная структура советского общества в соответствии с социальной и политической иерархией выглядела как бы перевернутой по сравнению с дореволюционной. На верхнюю ступеньку социальной лестницы ставился пролетариат, к которому относились не только рабочие, но и служащие государственного аппарата (например, к концу 1920-х гг. среди руководителей предприятий и учреждений бывшие рабочие составляли более 60%).

В ходе Гражданской войны в России были отброшены все элементы ев­ропейского типа: рынок, частная собственность, парламентаризм, элементы гражданского общества, многопартийность. Это, с одной стороны, объяснялось историческими особенностями страны, с другой — соответство­вало определившейся к тому времени мировой тенденции, на­правленной на свертывание демократии и возвращение к кор­поративности на индустриальной стадии. Однако отказ от европейских элементов не снимал с повестки дня необходимость перехода к индустриальному обществу, ликвидации разрыва в уровнях экономического развития ме­жду Западом и Россией.

Большевики в ходе гражданской войны не только не потеряли власть, обретенную вооруженным путем, но и смогли создать поч­ву для возрождения многонационального государства на базе Со­ветской России. На территории, где к 1922 г. установилась власть Советов, этнический состав оставался очень пестрым. Здесь проживало 185 наций и народностей. Предполагалось, что социалистическая (коммунистическая) идеология составит общую для всех духовную основу, и на основе русского языка произойдет синтез культур, сложится единая «социалистическая культура» и «новая историческая общность — советский народ».

В огромном государстве шел процесс смешения населения, стирания межнациональных различий, разрушения специфиче­ских культур и создание технократизированной, индустриаль­ной культуры на базе коммунистической идеи. Индустриализа­ция, создание тяжелой, прежде всего оборонной промышленно­сти, сопровождалось невиданным ранее организованным пере­селением людей. Мощные миграционные потоки направлялись в разные районы для освоения природных ресурсов, строитель­ства заводов, фабрик, ГЭС и т.д. Технический прогресс неизбежно вел к унификации национально-этнических традиций. В общей численности насе­ления СССР русские составляли более половины, но доля их также сокращалась (в 1945 г. — 56,8%, конец 1991 г. — 51,1%). Создавалось впечатление, что возникает новая индустриальная цивилизация, безнациональная и безрелигиозная, рациональная и материалистическая, технологичная и технократическая. В таких цивилизационных рамках советская система сумела совершить, хотя и огромной социальной ценой, мощ­ный индустриальный рывок, пройдя за кратчайший истори­ческой срок путь от страны преимущественно сельскохозяй­ственной к лидерству в целом ряде отраслей, в том числе высоких технологий (атомная энергетика, космос и др.)

Урбанизация явилась одной из функций этого процесса. Си­стема смогла совершить прорыв в уровне образования всего населения, без чего был невозможен прогресс. Она оказа­лась сильнее в смертельной схватке с германским фашизмом, т.к. оказалась способной мобилизовать необходимые ресурсы в про­тивостоянии потенциалу фактически всей Европы и исполь­зовать их результативнее (принеся при этом огромные, далеко не всегда оправданные жертвы).

Методы концентрации «любой ценой» всех ресурсов на не­многих направлениях позволили быстро индустриализовать страну, восстановить ее после военной разрухи, в 1950-х гг. стать ей вторым членом «атомного клуба» и первой совер­шить прорыв в космос. В 1960-е гг. был совершен рывок в военно-технической области, а затем достигнут военно-стратегический паритет с США, прежде всего в ракетно-ядерном вооружении. При этом к концу 1950-х гг. СССР сумел войти в первую-вторую десятку (по разным методикам оценки) стран по уровню жизни населе­ния.

Таким образом, использование мобилизационной модели развития придало особую форму и задало форсированный темп созданию индустриального общества в СССР. До определенной стадии эта модель способствовала сокращению от­ставания России от лидеров технологической гонки XX сто­летия. Однако, советский вариант индустриальных преобразований так и не сумел решить те главные задачи, которые декларировались коммунистической доктриной и ради чего система приносила в жертву целые поколения, — не смог не только обеспечить всеобщее благосостояние, но и хотя бы «накормить» народ, без хронических дефицитов и очередей (львиную долю национального богат­ства съедали ВПК и бюрократический аппарат). Создание современной индустрии, развитие городов, формирование новых социальных слоев, связанных со сложными видами деятель­ности и обладающих высоким образовательным уровнем, вступало в противоречие с закрытостью советской системы, ее недемократичностью, отсутст­вием в ней обратных связей между властью и народом.

Уже в 1960-е гг. начинается медленное, но верное саморазложение системы. Прежде всего меняется социальный вектор развития: ориентация общества на потребительские стандарты, «потребительское» общество. Ко времени провозг­лашения «эпохи развитого социализма» (1970-е гг.) в Советском Союзе происходит становление нового типа личности с иной, чем прежде, иерархией ценностей. На смену «спартанскому» ти­пу с потребностями «ссыльнопоселенца», с четким делением людей на своих и чужих, «человеку-винтику» приходит чело­век, нуждающийся в целом мире вещей, ценностях семьи, самоуважении. Потребности нового социального типа лич­ности в автомобилях, дачах, дорогой электронике, модных вещах и украшениях, объективно возникающие в силу ус­ложняющегося общественного производства, переходу от коммуналок к отдельным квартирам, «демонстрационному эффекту» западных потребительских стандартов, ни по мас­штабам средней зарплаты советского человека, ни по произ­водственным возможностям советской бюрократизирован­ной и милитаризированной экономики не могли быть в те годы удовлетворены.

Любые попытки обновления системы трак­товались как покушение на социализм, не позволили осущест­вить изменения в политической системе в годы так называемого «брежневско­го правления». Социальный заказ правящего класса в 1965 — 1984 гг. состоял в том, чтобы любой ценой сохранить суще­ствующее положение, статус-кво. Поэтому внешне советская политическая система в эти годы изменилась мало. Но имен­но курс на стабильность требовал от властей укрепления властной вертикали, которую в эти годы упорно разъедали ведомственный монополизм и падающая

«Застой» как политическое явление обернулся экономической стагнацией на рубеже 1970-1980-х гг. Результатом начавшихся реформ в середине 1980-х гг., с приходом к власти М.С. Горбачева, стал не выход из предкризисного состояния, а дальнейшее углубление кризиса и как результат - разрушение советской экономики и государства. Кстати, кризис – это нормальная фаза развития для любой страны и экономики. Обратим внимание на такой исторический факт: если в 1913 г. на долю Российской империи, население которой составляло 9,4% всего населения земного шара, приходилось 6% суммарного мирового национального дохода и 3,6% мирового объема промышленного производства, то в 1986 г. на долю СССР, население которого составляло мене 6% населения планеты, приходилось 14% мирового национального дохода и 14,6% мирового объема промышленного производства.

 

Модернизационное измерение истории советской России.Революция 1917 г. явилась ответом традиционного российского общества на многочисленные противоречия и проблемы, порожденные ходом имперской модернизации, основанной на европейских цивилизационных ценностях, которые подверглись тяжелому испытанию в годы Первой мировой войны. 25-26 октября 1917 г. Временное правительство было свергнуто, II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов принял декреты об установлении на местах советской власти, о мире, о земле. Революционные события осени 1917 г. явились результатом социально-экономического и политического кризиса, потрясшего российское общество. Резкое сокращение промышленного и сельско­хозяйственного производства, катастрофическое положение желез­нодорожного транспорта, инфляция, безработица усилили социаль­ное напряжение в стране. Неспособность Временного правительства справиться с этими проблемами лишала его поддержки народа. Забастовки ра­бочих, массовое крестьянское движение, волнения в армии были ответом на непоследовательную, практически неосуществимую на том этапе исторического развития страны политику Временного правительства. Ок­тябрьская революция, таким образом, явилась закономерным исхо­дом этой политики. Главный итог 1917 г. - ликвидация устаревшего политического строя как главного препятствия на пути смены общественной системы (царизм показал полную неспособность провести модернизацию страны в интересах всего российского общества, свою несостоятельность во время Первой мировой войны и т. д.).

Приход к власти в октябре 1917 г. большевиков и их сторонников, победа Советской власти фактически означал не только сохранение российской государственности, но и начало нового этапа в истории российской цивилизации. Социалистическая Россия вступила на путь социалистической модернизации.

Главной задачей большевиков стало установление своей власти по всей стране. Советская власть утвердилась на основной части бывшей Рос­сийской империи с конца октября 1917 г. по март 1918 г. В 79 городах из 97 она была установлена мирным путем. Но в Москве, на Дону, Кубани, Южном Урале большевикам пришлось столкнуться с ожесточенным со­противлением воинских частей и вооруженных отрядов населения. Установление советской власти в центре и на местах означало раз­рушение всей дореволюционной структуры управления и создание нового государственного аппарата. 25 октября 1917 г. было заявлено о переходе всей власти в руки Сове­тов. Но в действительности властные функции этих органов так и не были реализованы. Если до революции большевики неоднократно заявляли о том, что народные массы должны непременно управлять государством через Советы, то после Октября 1917 г. на практике все оказалось по-другому. В ноябре 1917 г., когда полным ходом шли выборы в Учреди­тельное собрание, Совет народных комиссаров (СНК) отменил все дореволюционные сословия и чины, для всего населения устанавлива­лось единое наименование - граждане Российской Республики. Но в отли­чие от западноевропейских буржуазных революций, которые провозгла­шали равенство всех граждан перед законом, в рамках концепции диктату­ры пролетариата не могло не произойти ограничений для определенных категорий граждан. Прежде всего, был осуществлен отбор по принципу «кто не работает, тот не ест», появилось разграничение на трудовое и не­трудовое население. К последней категории оказались причисленными и те, кто по Конституции РСФСР 1918 г. жил на нетрудовые доходы. Так появилась категория «лишенцев». «Лишенцы» не имели избирательных прав, это ограничение распространялось на всех членов семьи, в том числе и на детей, которые уже не могли получить высшее образование и т. п. Од­новременно была ликвидирована вся старая система правосудия, учреж­дались революционные «пролетарские» по составу трибуналы.

К лету 1918 г. экономическое положение настолько ухудшилось, что надвигалась угроза полной остановки производства, обострилась продо­вольственная проблема. С мая 1918 г. правительство объявило о введении продовольственной диктатуры, летом 1918 г. были созданы комитеты деревенской бедноты, которые должны были содейство­вать продовольственным отрядам (продотрядам) из числа рабочих, солдат, производившим конфискацию продовольствия в деревне. Такие мероприятия советской власти вызвали соци­альное противостояние, что привело к слиянию отдельных локальных вы­ступлений против большевиков в крупномасштабную Гражданскую войну, в которой процесс трансформации новой власти в однопартийную дикта­туру завершился.

После победы в Гражданской войне большевики были вынуждены для сохранения своей власти пойти на некоторые изменения в своей политике. В 1920-е годы в нашей стране была установлена однопартийная политическая система (после запрещения в 1922 г. деятельности партий меньшевиков и эсеров), но в самой ВКП (б) шли острые идейно-политические сражения по вопросам путей развития страны. Оформилось две основные позиции : 1) Троцкий Л.Д. и его сторонники, «ортодоксальные коммунисты», считавшие, что без осуществления мировой социалистической революции наша страна обречена на гибель во враждебном капиталистическом окружении; 2) «национал-большевики» - Сталин и.В., Бухарин Н.И. и др., полагающие возможным построения социализма ( т.е варианта индустриального общества) в одной стране. К концу 1920-х годов политическая власть оказалась в руках сторонников форсированного перехода к социализму во главе со Сталиным, которые стали реализовывать «незападный» вариант построения индустриального общества на основе всеобъемлющего государственного регулирования.

После победы в конце 1920-х гг. в политическом руководстве СССР сторонников построения социализма в одной стране, начинается переход к форсированию, ускорению процессов социально-экономического развития, определяющим принципом управления экономикой становится адми­нистративно-командный. Основными предпосылками, позволившими большевикам бы­стро воплотить такую модель, являлись:

во-первых, традиционное для России ведущее положение государст­венной собственности, что создавало условия для формирования сверхцентрализованной системы управления хозяйством;

во-вторых, преобладание в массовом сознании уравнительных идей о распределении собственности, о социальной справедливости;

в-третьих, наличие у новой власти репрессивного аппарата.

Уже к концу 1920-х гг. стало очевидно, что для осуществления основной политической задачи «догнать и перегнать Запад» необходимо осуществить в короткий исторический срок экономический рывок, выйти на уровень развитых западных стран и обеспечить собственную безопасность. Новые экономические приоритеты вырабатывались в непростых условиях, когда не только проявились, но и усилились все противоречия новой экономической политики (нэп). Это противоречия между многоукладной, рыночной в основном, экономикой и однопартийной диктатурой; между частнокапиталистическим и государственными секторами при отсутствии какой-либо политической оппозиции.

Одним из важных факторов, способствующих политике «большого скачка», стал формирующийся политический режим, основанный на следующих принципах: 1) концентрация власти в руках одной партии, построенной по прин­ципу вождизма; 2) наличие одной идеологии, обязательной для всех граждан и ка­сающейся всех важных сторон человеческой жизни; 3) утверждение государственной монополии на средства массовой информации и организации граждан; 4) осуществление произвольного, не считающегося с правовыми га­рантами полицейского террора, призванного держать население в перма­нентном страхе; 5) создание централизованного, базирующегося на государственной собственности, планового хозяйства; 5) милитаризация экономики и социально-политической жизни общества.

Главным субъ­ектом модернизации стало государство в лице политического лидера И.В. Сталина, его «единомышленников», политической партии. Ключевая роль в управлении советским обществом, определение характера и темпов его развития перешли с середины 1920-х гг. к «новому классу» - к партийно-советской номенклатуре.

В сталинский период высший слой партийных и хозяйственных функционеров был наделен огромной вла­стью и привилегиями. Сталин «кнутом и пряником» держал номен­клатуру «в узде», блокировал ее стремление «приватизиро­вать» свою власть, превратить ее в собственность.До середины 1950-х гг. любой самый высокопоставленный представитель «нового клас­са» был лишен личной безопасности, испытывал постоянный страх за свою судьбу, свою карьеру, целиком зависел от воли «хозяина».

Модернизационные процессы таким образом оказались в полной зависимости от политической конъюнктуры в этой номенклатурной среде. Если в начале своего формирования ее представители готовы полностью поддерживать любые реформы, то после смерти Сталина «правящий класс» освобождается от страха за собственную жизнь, обретает стабильность. После отстранения Н.С. Хрущева от власти происходит окончатель­ное формирование этого класса как мощной политической силы. С приходом к власти Л.И. Брежнева номенклатура освобождается от многих моральных запретов. Основную часть аппарата 1960—1970-х гг., управляющего партией и страной, составляли люди, начинавшие карьеру после репрессий 1930-х гг. В отли­чие от большевистских руководителей первого призыва они были лишены фанатической веры в социальную справедли­вость. Основу «нового класса» составлял высший слой пар­тийных функционеров. Его общая численность достигает 500—700 тыс. человек, а вместе с членами семей — порядка 3 млн., т.е. 1,5% всего населения страны.

Новое поколение номенклатуры несло с собой и новые настроения. По уровню общей культуры, профессиональным знаниям оно было на голову выше старого поколения: все имели высшее образование, а многие и ученые степени, не­однократно бывали на Западе, пользовались плодами «потре­бительского общества». Для нового поколения правящего класса марксистская идеология была лишь привычной рито­рикой. Соответственно меняются и представления номенклату­ры о характере развития советского общества. Новые эле­менты, внесенные в социалистическую систему в годы хру­щевской «оттепели» и хозяйственной реформы 1965 г., та­кие, как социалистическая законность, материальное стимулирование, хозрасчет, прибыль, расширили диапазон возможных путей развития советского общества в рамках официальной доктрины. Если в середине 1960-х гг. номенкла­тура предпочитала стабильное, даже стагнирующее развитие (к каким бы кризисным последствиям оно ни вело), то в 1970-е гг. сначала такой целью становится «социалистически офор­мленная модернизация», т.е. постепенная трансформация су­ществующего общества, не требующая слома режима и дру­гих серьезных потрясений, а затем и «неидеологическая мо­дернизация». Не менее важная трансформация происходит в эти годы в распределении функций и, следовательно, реальной власти внутри правящего класса. Уже к концу хрущевского «вели­кого десятилетия» возникли многочисленные корпоративные структуры со своими интересами и рычагами власти. В партийных органах формировались «министерские лоб­би», на предприятиях действовали «толкачи», которые «про­бивали» для своего министерства, региона, предприятия фонды, капитальные вложения, заниженные плановые показате­ли. Хозяйственная элита в условиях всеобщего дефицита имея на руках материальные, финансовые и трудовые ресур­сы, реально формировала и направляла власть, участвовала в выработке политического курса страны. Монопольные, корыстные интересы хозяйственников и региональной элиты, усилившиеся в результате хрущевских реформ, ослабляли власть центра, разрушали монолитность, целостность советской системы.

Следующим закономерным шагом перерождения совет­ской правящей элиты становится фактический переход вы­сших государственных чиновников, министров, директорского корпуса от роли управляющих «социалистической» собствен­ностью к положению ее реальных хозяев. К середине 1980-х гг. окончательно сформировавшийся «новый класс» по сущест­ву уже не нуждался в общественной собственности и искал выход для возможности свободно управлять, а затем и вла­деть собственностью своей, личной, частной. Процесс модернизации оказался перед угрозой свертывания.

Период 1920 - середины 1950-х гг., связанный с изменениями в социально-экономической сфере, принято называть сталинской модернизацией. На начальном этапе после окончания Гражданской войны переход к политике модернизации совпал с ши­рокомасштабным структурным кризисом. Внешнеполитическое положение страны было осложнено крахом надежд на скорую мировую революцию, превращением бывших союзников царской России (стран Антанты) в противников советской России. Одним из последствий затя­нувшегося для России периода войн явилось вытеснение ее с мировых рынков. Л. Д. Троцкий отмечал: «За время войны и революции Америка на 90% завладела нашими прежними рынками сельскохозяйственного сбы­та». Экономический подъем США, совпавший с фактическим экономи­ческим крахом России, позволял Л. Д. Троцкому ставить вопрос ребром: «Так ли трудно им купить нас с потрохами? Они могут в один год своим долларом убить всякие шансы на социалистическое развитие нашей страны».

Внутренние и внешние обстоятельства требовали проведения соци­ально-экономических мероприятий, выходящих за рамки политики «воен­ного коммунизма». Политическое руководство страны определило следующие перспективы:

1. Создать более высокий по сравнению с Западом тип общественной организации на основе производственного коллективизма.

2. Обеспечить быстрый рост экономики за счет рекон­струкции народного хозяйства и индустриализации, а также введения планово-государственного контроля за всеми видами экономической деятельности. Задача стави­лась "начать, а затем превзойти уровень индустриального раз­вития передовых капиталистических стран".

3. Достичь более высокой, чем на Западе, производи­тельности труда за счет моральных и духовных стимулов, перевоспитания человека.

4. Обеспечить первоочередное развитие базовых от­раслей промышленности (топливной, металлургической, хи­мической, машиностроительной), создать мощную оборон­ную промышленность.

5. По-новому организовать оборону страны. Красная Армия, победившая в гражданской войне, к 1924 г. фактически была небоеспособна, требовались перевооружение и — более широко — военная реформа.

6. Осуществить "культурную революцию", обеспечив перестройку сознания на основе коммунистической идеологии, распространение грамотности и естественнонаучных знаний, необходимых для индустриализации. Решение этой задачи по­требовало формирования новой по мировоззрению и духовным ценностям интеллигенции.

Любая модернизация, а тем более масштабная, требует ко­лоссального количества ресурсов (финансовых, производствен­ных, природных, кадровых, интеллектуальных и т.д.). За счет каких же ресурсов осуществлялась модер­низация в советское время? При обнищании значительной части населения неизбеж­ным было сосредоточение всех наличных ресурсов в руках государства, что предполагало тотальное огосударствление (национализацию) всего, что есть, — банковской системы, промышленности, транспорта. Банки были национализи­рованы в 1917 г., сразу после прихода большевиков к власти. К 1928 г. 86% промышленности было сосредоточено в руках госу­дарства. Для получения средств в интересах модернизации ис­пользовались любые возможности: монополия внешней тор­говли, развитие сырьевого экспорта и т.д.

Однако наиболее существенным источником было ограни­чение потребления, жесточайшая государственная экс­плуатация населения. Закрыть зияющую брешь в ресурсах по­зволило применение принудительного труда заключенных на самых тяжелых и дорогих работах. В этом главная причина того, что репрессии в сталинское время приобрели невиданный размах.

И.В.Сталин заявлял: "Репрессии в области социалистическо­го строительства являются необходимым элементом наступле­ния". В 1930-е гг. принудительный труд в основном использо­вался для добычи природных ископаемых в тяжелых климати­ческих условиях: на лесоповале, на строительстве каналов и других транспортных артерий, на земляных работах (рытье котлованов и т.п.).

В 1940- е — первой половине 1950-х гг. в лагер­ной системе уже работало многоотраслевое современное про­мышленное производство, основанное на рабском труде и на новейших научных и конструкторских разработках, осуществлявшихся учеными и инженерами из заключенных. Таким обра­зом были созданы крупнейшие предприятия военно-промыш­ленного комплекса, энергетической системы.

ГУЛАГ в экономической сфере выполнял ряд функций: 1) Обеспечение развития отдаленных районной страны, привлечение в которые вольнонаемных работников требовало значительных средств; 2) создание чрезвычайно мобильной рабочей силы, легко перебрасываемой с объекта на объект в зависимости от планов руководства страны; 3) Обеспечение эксплуатации этой рабочей силы практически без ограничений; 4) повышение уровня дисциплинированности «свободных» работников ввиду угрозы попасть в лагеря; 5) Снижение давления на скудный потребительский рынок, облегчение решения сложнейших социальных проблем (например, жилищной) ввиду изоляции миллионов заключенных.

Экономия осуществлялась на всем населении. Поддерживал­ся очень низкий уровень жизни. Требовался тотальный кон­троль за сельскохозяйственным производством и свободное ма­неврирование ресурсами деревни в интересах индустриализа­ции. К тому же имущественная и экономическая дифференциа­ция среди крестьян в условиях нэпа (1921-1928 гг.) неизбежно вела к разделе­нию политических интересов и политическому плюрализму, что было смертельно опасно для власти.На XV съезде ВКП(б) в 1927 г. было решено переходить к кол­лективизации сельского хозяйства. В апреле 1929 г. началась массовая коллективизация в форме артели (колхоза) на основе ликвидации товарных крестьянских хозяйств (кулаков и серед­няков). Интересы многомиллионной массы крестьян власть в расчет не брала.

Крупное коллективное хозяйство — зерновая фабрика или подобные ей производства — выглядит привлекательно. Но за счет чего можно было создать материальную базу таких хо­зяйств? Только в результате ликвидации кулацких хозяйств, то есть тех хозяйств, которые кормили страну, а также за счет час­ти середняков. У бедняков ничего не было, они не имели пер­спектив изменить свое положение (разве что, завербоваться на стройки), поэтому беднота была заинтересована в коллективизации. Несмотря на провозглашенный принцип добровольности, форсированная коллективизация проводилась при применении масштабного насилия. Каждый район получал норму коллекти­визации и норму раскулачивания. Норма коллективизации вез­де была 100%. Норма раскулачивания определялась в 5 — 7%, но местные власти старались ее перевыполнить. Для оправда­ния расширения нормы раскулачивания было придумано слово "подкулачник". В отдельных районах число раскулаченных достигало 15 — 20%, что заведомо в несколько раз превышало число крепких хозяйств. С конца 1929 г. до середины 1930 г. было раскулачено свыше 320 тыс. крестьянских хозяйств. Их имущество стоимо­стью более 175 млн. рублей было передано колхозам. Кулаков выселяли с семьями и в холодных вагонах с минимальным ко­личеством домашнего скарба и одежды везли в отдаленные районы Урала, Сибири, Казахстана. Это были спецпоселенцы. Тех, кто активно возмущался произволом власти, отправляли в тюрьмы и исправительно-трудовые лагеря.

В 1934 г. в колхозы были объединены 75% крестьянских хо­зяйств, а крепкие товарные крестьянские хозяйства перестали существовать. Крестьяне в ходе коллективизации были переве­дены на самообеспечение с приусадебного участка, который был меньше дореволюционного общинного надела, а работа в колхозе была фактически бесплатной — за "палочку" (отметку в тетрадке бригадира о выходе на работу — трудодень). В кол­хозной деревне уровень жизни был нищенским. Истребление крестьянами скота в ходе коллективизации, разорение деревни, не прекратившееся с раскулачиванием, слабость и неэффектив­ность колхозов при сохранении значительного экспорта хлеба привели в 1932 — 1933 гг. к масштабному голоду, охватившему 25 — 30 млн. человек. Фактически, голод был спровоцирован неразумной политикой власти, которая даже в условиях голода продолжала вывозить хлеб из страны. За границу было отправ­лено 18 млн. центнеров зерна для получения валюты на нужды индустриализации. Погибло не менее 7 млн. человек.

У работников военно-промышленного комплекса (рабочие, инженеры, ученые, обслуживавшие ВПК) уровень жизни был выше. Была разработана система мер, стимулирующая произ­водительность труда без дополнительной оплаты: ударничест­во, социалистическое соревнование, занесение на доску почета, субботники и воскресники. Однако степень эксплуатации и здесь была высокой. Обратимся к свидетельствам современни­ков. Извлечение из дневника шахтера Владимира Молодцова (1930 г.): "...25 октября. Четыре смены отработал в шахте, в забое. Работа физически очень тяжелая, сильно устаю. Но это не может быть причиной тому, чтобы бежать с рудника. Наоборот, духом не падаю, сохраняя прежний подъем и твердое решение оправдать доверие ребят... 5 ноября....За шесть смен я получил всего 9 руб­лей, тогда как должен был получить рублей 30. На что же я буду еще двадцать дней жить? Духом не пал, бежать не собираюсь, но подрыв энтузиазма в работе сделан. Все же надо бороться, и бороться упорно..." В де­шевом труде большинства советских людей секрет того колос­сального прорыва в военно-промышленном отношении, кото­рый за короткий исторический срок совершил СССР. Основным средством индустриального рывка стало массированное применение рабочей силы и введение нового стимула – конкуренции между работниками за счет организации между ними социалистического соревнования. Начало кампании по развитию социалистического соревнования было положено организацией и пропагандой рекорда шахтера А.Г.Стаханова (август 1935г.).

Потребности индустриализации во многом покрывались за счет дохо­дов от внешней торговли, которая функционировала в условиях государст­венной монополии. В годы первой пятилетки в огромных объемах вывози­лось продовольственное сырье: зерно, сахар, животные жиры и другие продукты питания, в то время как население страны находилось на грани голода. По демпинговым ценам на экспорт отправлялся лес, вывозились нефть, золото, цветные металлы, пушнина, распродавались сокровища оте­чественных музеев.

Индустриализация советской экономики происходила также за счет всеобщего ограничения потребления и снижения жизненного уровня всех слоев общества, т. е. всего того, что пропагандировалось как «потреби­тельский аскетизм». Здесь сыграли свою роль постоянный рост розничных цен, карточная система 1929-1935 гг., массовое использование почти бес­платного труда заключенных, обязательная подписка на «займы индуст­риализации». Так, в 1927 г. среди населения был размещен государствен­ный заем на 1 млрд р., а в середине 1930-х гг. - уже на 17 млрд р. В конце 1936 г. цены на некоторые продовольственные и промышленные това­ры составляли: белый хлеб- 1.2 р./кг, мясо- 5-9 р./кг, картофель- 0,4 р./кг, сало-18 р./кг, мужские туфли - 290р., дамские туфли - 280 р., мужское пальто - 350 р.. муж­ская рубашка - 39-60 р.

Каковы же были результаты форсированного развития в 1930-х гг.? За первую, вторую и три с половиной года третьей пя тилетки было построено и введено в действие 9 тыс. государственных промышленных предприятий: в первую — 1500, во вторую — 4500, в третью — 3000. Темпы роста тяжелой промышленности в предвоенные пятилетки (1928—1940) были в 2—3 раза выше, чем за 13 лет развития России перед первой мировой войной (1900— 1913). До революции ежегодное производство чугуна и стали выросло менее чем в 2 раза (с 2,6 млн. до 4,2 и 4,3 млн.), производство угля — более чем в 2 раза (с 12 млн. тдо 29 млн. т), производство нефти даже уменьшилось (10,4 млн. т и 9,2 млн. т). За 12 лет советской индустриализации годич­ное производство чугуна и стали увеличилось в 4—5 раз (с 3 и 4 млн. т до 15 и 18 млн. т), угля почти в 5 раз (с 35 до 166 млн. т), нефти — почти в 3 раза (с 12 до 31 млн. т).

По абсо­лютным объемам промышленного производства СССР в кон­це 1930-х гг. вышел на второе место в мире после США (в 1913 г. — Россия занимала пятое место). Сократилось отставание от развитых стран по производству промышленной продукции на душу населе­ния: если в1920-е гг. разрыв был в 5—10 раз, то в конце 1930-х гг. — в 1,5—4 раза. Причем, рост тяжелой промышленности осуществлялся невиданными доселе в истории темпами. Так, за 6 лет — с 1929 по 1935 г. — СССР сумел поднять выплав­ку чугуна с 4,3 до 12,5 млн. т. США понадобилось для этого 18 лет: с 1881 по 1899 г., довоенной Германии — 19 лет: с 1888 по 1907 г.

Если на протяжении 1920-х гг. нарастало промышленное отставание СССР от ведущих западных держав, то в 1930-е гг. наблюдается прямо противоположный процесс. И важнейший результат: было преодолено качественное, стадиальное отставание советской промышленности. В 1930-е гг. СССР стал одной из трех-четырех стран, способных про­изводить любой вид промышленной продукции, доступной в данное время человечеству. Накануне индустриального рывка И.В. Сталин го­ворил: "Задержать темпы — это значит отстать. А отсталых бьют. Но мы не хотим оказаться битыми... Мы отстали от пере­довых стран на 50 — 100 лет. Мы должны пробежать это рас­стояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут".

Итак, начиная с конца 1920-х годов в экономике утвердилась модель, в которой директивное плановое рас­пределение ресурсов и продукции окончательно вытеснило рыночные от­ношения. К концу первой пятилетки полностью сформировалась сверхцен­трализованная экономика, которая с незначительными модификациями просуществовала в СССР до конца 1980-х гг. Сталинские методы модернизации разрушили систему нэпа и обернулись созданием фактически затратной экономики, т.е. такой экономической системы, в которой отдача от вложений была непропорционально мала. Основным фактором роста производства стал не интенсивный (за счет роста производительности труда), а экстенсивный фактор (вовлечение в хозяйственный оборот все новых природных, трудовых и производственных ресурсов без их качественного обновления). Таким образом, сталинское руководство, решив в общих чертах задачи модернизации страны, достигло основной цели – преодоление абсолютного отставания от развитых стран мира – за счет материального благополучия, свободы и жизни миллионов людей.

Суровый экзамен устроила советской промышленности Великая Отечественная война. И она его выдержала. Если в первую мировую войну России противостояли от 1 /3 до 1 /2 войск центральных держав, но она не смогла добиться решительного успеха, то во Вторую мировую войну против СССР было брошено 2/3—3/4 воо­руженных сил Германии и ее сателлитов, однако фашизм был разбит.

Итоги войны более отчетливо выявили основное противоречие сталинской модернизации: в военно-техническом отношении СССР выдвинулся на одно из первых мест в мире, но цена этого «успеха» безмерно велика. Наличие государственной собственности на средства производства позволило максимально в короткий срок милитаризовать общество, направить практически все ресурсы страны на ведение войны. В годы войны выявились сильные стороны существовавшей модели экономики: очень высокие мобилизационные возможности, способность в короткие сроки наладить массовое производство высококлассного вооружения и обеспечит необходимыми ресурсами армию. Но война выявила и проблемы в сталинской экономической модели: неэффективность, высокий удельный вес ручного труда, не всегда высокое качество невоенной продукции. При этом необходимо отметить, что победа досталась стране дорогой ценой: прямые потери СССР в войне составили 40 % всех человеческих жертв во Второй мировой войне (27 млн.человек) , материальный ущерб составил 2,6 трл. рублей, соотношение экономического потенциала СССР и США составило 1:5. Выбор экономической модели в послевоенный период упирался в ключевой вопрос: будет ли экономика переориентирована на удовлетворение потребностей людей или по-прежнему - на обеспечение безопасности государства.

К середине 1950-х гг. в мире стали усили­ваться либерально-реформистские идеи. Основной целью и панацеей от всех бед считалось обеспечение стабильного экономического роста. Для советского руководства также становилось очевидным, что авторитет вла­сти зависит от политики, обеспечивающей стабильное развитие государст­ва. Но если в западноевропейских странах целью экономического рефор­мирования считалось поднятие уровня жизни населения, то в СССР при­оритетом стал другой, противоположно направленный вектор этой связи - решение социально-экономических проблем для стабилизации политиче­ской системы. Именно для решения этой задачи и определялись разные ва­рианты социально-экономического развития. Реформаторство в СССР фак­тически не затронуло основ власти и носило вынужденный характер.

Можно выделить следующие основные причины реформ:

1) со стороны передовых стран СССР был брошен своеобразный вы­зов, порожденный бурным развитием научно-технической революции (ак­тивное использование новейших технологий, связанных с освоением энер­гии атома, кибернетикой, созданием ЭВМ и т. д.; повышение производи­тельности труда, изменения в характере производства и в социальной структуре западного общества);

2) политика «холодной войны», что требовало огром­ных затрат на укрепление обороноспособности страны (необходимо было создание ракетно-ядерного оружия);

3) начавшийся процесс десталинизации изменил общественное созна­ние, разрушил систему страха.

Свергнув И. В. Сталина с его пьедестала, Н. С. Хрущев снял вместе с тем ореол неприкосновенности с первой личности и ее окружения. Тем самым Н.С. Хрущев, хотел он того или нет, поставил себя под пристальный взгляд современников. Теперь люди вправе были не только ждать от руководства перемен к лучшему, но и требовать их.

В послевоенную (после окончания Второй мировой войны) наиболее успешным считается период со второй половины 1940-х гг. до конца 1950-х гг. Средние темпы экономиче­ского роста в этот период (6,6% в 1950-е гг. и 5,3%- в 1960-е гг.) являются беспрецедентными за всю историю СССР. Особенно успешно советская экономика развивалась во второй половине 1950-х гг.

Одной из веских причин, объясняющих динамичность экономическо­го развития СССР в данный период, следует считать предпринятые сразу после смерти И. В. Сталина шаги по пересмотру сталинской модели уско­ренной индустриализации.

Во время "оттепели" (период середины 1950-х-начала 1960-х гг., связанный с деятельностью Н.С.Хрущева) жизнь в стране заметно изменилась: строилось жилье, рос жизненный уровень, общество стало более открытым. Особенно заметно в 1950 — 1960-е гг. изменилась жизнь в городах. Произошла индустриализация быта: появились хим­чистка, стиральные машины, газовые и электрические плиты. Телевидение пришло в дома простых людей. Поскольку почти все женщины работали, расширилась сфера бытовых услуг (прачечные, кулинария, доступные ателье индивидуального пошива одежды). Расширилась сеть магазинов. Ставилась зада­ча приблизить к городскому быту жизнь села. Это было осо­бенно важно в связи с тем, что в условиях некоторой либерали­зации начался массовый отток из деревни молодых активных работников. Для того, чтобы остановить бегство жителей села, надо было создать соответствующие условия. Путь решения этой проблемы был выбран чисто технократический: преобра­зование колхозных деревень и сел в укрупненные поселения го­родского типа с благоустроенными жилыми домами, с бытовы­ми, медицинскими и культурными учреждениями.

К середине 1980-х гг. все нагляднее стала проявляться неспо­собность политической системы СССР не только обеспечить общественный прогресс, но и необходимую обществу стабиль­ность. Ухудшалось экономическое положение, в стране назре­вал глубокий системный кризис, охватывающий все сферы — экономическую, социально-политическую, духовную — власть и управ


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.022 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал