Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






То же самое, утверждает Bohm, можно экстраполировать и на элементарные частицы в эксперименте Aspect.




Согласно Bohm, явное сверхсветовое взаимодействие между частицами говорит нам, что существует более глубокий уровень реальности, скрытый от нас, более высокой размерности, чем наша, по аналогии с аквариумом. И, он добавляет, мы видим частицы раздельными потому, что мы видим лишь часть действительности. Частицы – не отдельные “части”, но грани более глубокого единства, которое в конечном итоге голографично и невидимо подобно объекту, снятому на голограмме. И поскольку все в физической реальности содержится в этом “фантоме”, вселенная сама по себе есть проекция, голограмма. Вдобавок к ее “фантомности”, такая вселенная может обладать и другими удивительными свойствами. Если разделение частиц – это иллюзия, значит, на более глубоком уровне все предметы в мире бесконечно взаимосвязаны. Электроны в атомах углерода в нашем мозгу связаны с электронами каждого лосося, который плывет, каждого сердца, которое стучит, и каждой звезды, которая сияет в небе.

Все взаимопроникает со всем, и хотя человеческой натуре свойственно все разделять, расчленять, раскладывать по полочкам, все явления природы, все разделения искусственны и природа в конечном итоге есть безразрывная паутина.

В голографическом мире даже время и пространство не могут быть взяты за основу. Потому что такая характеристика, как положение, не имеет смысла во вселенной, где ничто не отделено друг от друга; время и трехмерное пространство – как изображения рыб на экранах, которые должно считать проекциями.

С этой точки зрения реальность – это суперголограмма, в которой прошлое, настоящее и будущее существуют одновременно. Это значит, что с помощью соответствующего инструментария можно проникнуть вглубь этой суперголограммы и увидеть картины далекого прошлого.

Что еще может нести в себе голограмма – еще неизвестно. Например, можно представить, что голограмма – это матрица, дающая начало всему в мире, по самой меньшей мере, там есть любые элементарные частицы, существующие либо могущие существовать, – любая форма материи и энергии возможна, от снежинки до квазара, от синего кита до гамма-лyчей. Это как бы вселенский супермаркет, в котором есть все.

Хотя Bohm и признает, что у нас нет способа узнать, что еще таит в себе голограмма, он берет смелость утверждать, что у нас нет причин, чтобы предположить, что в ней больше ничего нет. Другими словами, возможно, голографический уровень мира есть очередная ступень бесконечной эволюции.

Bohm не одинок в своем мнении. Независимый нейрофизиолог из стэндфордского университета Karl Pribram, работающий в области исследования мозга, также склоняется к теории гологpафичности мира. Pribram пришел к этому заключению, размышляя над загадкой, где и как в мозге хранятся воспоминания. Многочисленные эксперименты показали, что информация хранится не в каком-то определенном участке мозга, а рассредоточена по всему объему мозга. В ряде решающих экспериментов в 20-х годах Karl Lashley показал, что независимо от того, какой участок мозга крысы он удалял, он не мог добиться исчезновения условных рефлексов, выработанных у крысы до операции. Никто не смог объяснить механизм, отвечающий этому забавному свойству памяти “все в каждой части”.



Позже, в 60-х, Pribram столкнулся с принципом голографии и понял, что он нашел объяснение, которое искали нейрофизиологи. Pribram уверен, что память содержится не в нейронах и не в группах нейронов, а в сериях нервных импульсов, циркулирующих во всем мозге, точно так же, как кусочек голограммы содержит все изображение целиком. Другими словами, Pribram уверен, что мозг есть голограмма. Теория Pribram также объясняет, как человеческий мозг может хранить так много воспоминаний в таком маленьком объеме. Предполагается, что человеческий мозг способен запомнить порядка 10 миллиардов бит за всю жизнь (что соответствует примерно объему информации, содержащемуся в 5 комплектах Британской энциклопедии).

Было обнаружено, что к свойствам голограмм добавилась еще одна поразительная черта – огромная плотность записи. Просто изменяя угол, под которым лазеры освещают фотопленку, можно записать много различных изображений на той же поверхности. Показано, что один кубический сантиметр пленки способен хранить до 10 миллиардов бит информации.



Google_protectAndRun("ads_core.google_render_ad", google_handleError, google_render_ad); Наша сверхъестественная способность быстро отыскивать нужную информацию из громадного объема становится более понятной, если принять, что мозг работает по принципу голограммы. Если друг спросит вас, что пришло вам на ум при слове “зебра”, вам не нужно перебирать весь свой словарный запас, чтобы найти ответ. Ассоциации вроде “полосатая”, “лошадь” и “живет в Африке” появляются в вашей голове мгновенно.

Действительно, одно из самых удивительных свойств человеческого мышления – это то, что каждый кусок информации мгновенно взаимно-коppелиpyется с любым другим – еще одно свойство голограммы. Поскольку любой участок голограммы бесконечно взаимосвязан с любым другим, вполне возможно, что мозг является высшим образцом пеpекpестно-коppелиpованных систем, демонстрируемых природой.

Местонахождение памяти – не единственная нейрофизиологическая загадка, которая получила трактовку в свете голографической модели мозга Pribram. Другая – это каким образом мозг способен переводить такую лавину частот, которые он воспринимает различными органами чувств (частоты света, звуковые частоты и так далее) в наше конкретное представление о мире. Кодирование и декодирование частот – это именно то, с чем голограмма справляется лучше всего. Точно так же, как голограмма служит своего рода линзой, передающим устройством, способным превращать бессмысленный набор частот в связное изображение, так и мозг, по мнению Pribram, содержит такую линзу и использует принципы голографии для математической переработки частот от органов чувств во внутренний мир наших восприятий.

Множество фактов свидетельствуют о том, что мозг использует принцип голографии для функционирования. Теория Pribram находит все больше сторонников среди нейрофизиологов. Аpгентинско-итальянский исследователь Hugo Zucarelli недавно расширил голографическую модель на область акустических явлений. Озадаченный тем фактом, что люди могут определить направление на источник звука, не поворачивая головы, даже если работает только одно ухо, Zucarelli обнаружил, что принципы голографии способны объяснить и эту способность. Он также разработал технологию голофонической записи звука, способную воспроизводить звуковые картины с потрясающим реализмом.

Мысль Pribram о том, что наш мозг создает “твердую” реальность, полагаясь на входные частоты, также получила блестящее экспериментальное подтверждение. Было найдено, что любой из наших органов чувств обладает гораздо большим частотным диапазоном восприимчивости, чем предполагалось ранее. Например, исследователи обнаружили, что наши органы зрения восприимчивы к звуковым частотам, что наше обоняние несколько зависит от того, что сейчас называется [ osmic? ] частоты, и что даже клетки нашего тела чувствительны к широкому диапазону частот. Такие находки наводят на мысль, что это – работа голографической части нашего сознания, которая преобразует раздельные хаотические частоты в непрерывное восприятие.

Но самый потрясающий аспект голографической модели мозга Pribram выявляется, если ее сопоставить с теорией Bohm. Если то, что мы видим, лишь отражение того, что на самом деле “там” является набором голографических частот, и если мозг – тоже голограмма и лишь выбирает некоторые из частот и математически их преобразует в восприятия, что же на самом деле есть объективная реальность?

Скажем проще – ее не существует. Как испокон веков утверждают восточные религии, материя есть Майя, иллюзия, и хотя мы можем думать, что мы физические и движемся в физическом мире, это тоже иллюзия. На самом деле мы “приемники”, плывущие в калейдоскопическом море частот, и все, что мы извлекаем из этого моря и превращаем в физическую реальность, всего лишь один источник из множества, извлеченных из голограммы.

Эта поразительная новая картина реальности, синтез взглядов Bohm и Pribram названа голографической парадигмой, и хотя многие ученые восприняли ее скептически, других она воодушевила. Небольшая, но растущая группа исследователей считает, что это одна из наиболее точных моделей мира, до сих пор предложенных. Более того, некоторые надеются, что она поможет разрешить некоторые загадки, которые не были ранее объяснены наукой и даже рассматривать паpаноpмальные явления как часть природы. Многочисленные исследователи, в том числе Bohm и Pribram, заключают, что многие парапсихологические феномены становятся более понятными в рамках голографической парадигмы.

Во вселенной, в которой отдельный мозг есть фактически неделимая часть большой голограммы и бесконечно связана с другими, телепатия может быть просто достижением голографического уровня. Становится гораздо легче понять, как информация может доставляться от сознания “А” к сознанию “Б” на любое расстояние, и объяснить множество загадок психологии. В частности, Grof предвидит, что голографическая парадигма сможет предложить модель для объяснения многих загадочных феноменов, наблюдающихся людьми во время измененного состояния сознания.

В 50-х годах, во время проведения исследований ЛСД в качестве психотерапевтического препарата, у Grof была женщина-пациент, которая внезапно пришла к убеждению, что она есть самка доисторической рептилии. Во время галлюцинации она дала не только богато детализированное описание того, как это – быть существом, обладающим такими формами, но и отметила цветную чешую на голове у самца того же вида. Grof был поражен обстоятельством, что в беседе с зоологом подтвердилось наличие цветной чешуи на голове у рептилий, играющей важную роль для брачных игр, хотя женщина ранее не имела понятия о таких тонкостях.

Опыт этой женщины не был уникален. Во время его исследований он сталкивался с пациентами, возвращающимися по лестнице эволюции и отождествляющими себя с самыми разными видами (на их основе построена сцена превращения человека в обезьяну в фильме “Измененные состояния”). Более того, он нашел, что такие описания часто содержат зоологические подробности, которые при проверке оказываются точными.

Возврат к животным – не единственный феномен, описанный Grof’ом. У него также были пациенты, которые, по-видимому, могли подключаться к своего рода области коллективного или расового бессознательного. Необразованные или малообразованные люди внезапно давали детальные описания похорон в зоpоастpийской практике либо сцены из индусской мифологии. В других опытах люди давали убедительное описание внетелесных путешествий, предсказания картин будущего, прошлых воплощений.

В более поздних исследованиях Grof обнаружил, что тот же ряд феноменов проявлялся и в сеансах терапии, не включающих применение лекарств. Поскольку общим элементом таких экспериментов явилось расширение сознания за границы пространства и времени, Grof назвал такие проявления “трансперсональным опытом, и в конце 60-х, благодаря ему, появилась новая ветвь психологии, названная “тpанспеpсональной” психологией, посвященная целиком этой области.

Хотя и вновь созданная ассоциация Тpанспеpсональной психологии представляла собой быстро растущую группу профессионалов-единомышленников и стала уважаемой ветвью психологии, ни сам Grof, ни его коллеги не могли предложить механизма, объясняющего странные психологические явления, которые они наблюдали. Но это изменилось с приходом голографической парадигмы.

Как недавно отмечал Grof, если сознание фактически есть часть континуума, лабиринт, соединенный не только с каждым другим сознанием, существующим или существовавшим, но и с каждым атомом, организмом и необъятной областью пространства и времени, тот факт, что могут случайно образовываться тоннели в лабиринте и наличие тpанспеpсонального опыта более не кажутся столь странными.

Голографическая парадигма также накладывает отпечаток на так называемые точные науки, например биологию. Keith Floyd, психолог Колледжа Intermont в Virginia, указал, что если реальность есть всего лишь голографическая иллюзия, то нельзя дальше утверждать, что сознание есть функция мозга. Скорее, наоборот, сознание создает мозг – так же, как тело и все наше окружение мы интерпретируем как физическое.

Такой переворот наших взглядов на биологические структуры позволил исследователям указать, что медицина и наше понимание процесса выздоровления также могут измениться под влиянием голографической парадигмы. Если физическое тело не более чем голографическая проекция нашего сознания, становится ясным, что каждый из нас более ответственен за свое здоровье, чем это позволяют достижения медицины. То, что мы сейчас наблюдаем как кажущееся лечение болезни, в действительности может быть сделано путем изменения сознания, которое внесет соответствующие коррективы в голограмму тела.

Аналогично, альтернативные методики лечения, такие, например, как визуализация, могут работать успешно, поскольку голографическая суть мыслеобpазов в конечном итоге столь же реальна, как и “реальность”.

Даже откровения и переживания потустороннего становятся объяснимыми с точки зрения новой парадигмы. Биолог Lyall Watson в своей книге “Дары неизведанного” описывает встречу с индонезийской женщиной-шаманом, которая, совершая ритуальный танец, была способна заставить мгновенно исчезнуть в тонком мире целую рощу деревьев. Watson пишет, что пока он и еще один удивленный свидетель продолжали наблюдать за ней, она заставила деревья исчезать и появляться несколько раз подряд.

Современная наука неспособна объяснить такие явления. Но они становятся вполне логичными, если допустить, что наша “плотная” реальность не более чем голографическая проекция. Возможно, мы сможем сформулировать понятия “здесь” и “там” точнее, если определим их на уровне человеческого бессознательного, в котором все сознания бесконечно тесно взаимосвязаны.

Если это так, то в целом это наиболее значительное следствие из голографической парадигмы, имея в виду, что явления, наблюдавшиеся Watson, не общедоступны только потому, что наш разум не запрограммирован доверять им, что могло бы сделать их таковыми. В голографической вселенной отсутствуют рамки возможностей для изменения ткани реальности.

То, что мы называем действительностью, есть лишь холст, ожидающий, пока мы начертаем на нем любую картину, какую пожелаем. Все возможно, от сгибания ложек усилием воли, до фантасмагорических сцен в духе Кастанеды в его занятиях с Доном Хуаном, для магии, которой мы владеем изначально, не более и не менее кажущейся, чем наша способность создавать любые миры в своих фантазиях.

Действительно, даже большинство наших “фундаментальных” знаний сомнительно, в то время как в голографической реальности, на которую указывает Pribram, даже случайные события могли бы быть объяснены и определены с помощью голографических принципов. Совпадения и случайности внезапно обретают смысл, и все что угодно может рассматриваться как метафора, даже цепь случайных событий выражает какую-то глубинную симметрию.

Голографическая парадигма Bohm и Pribram, получит ли она дальнейшее развитие или уйдет в небытие, так или иначе можно утверждать, что она уже приобрела популярность у многих ученых. Даже если будет установлено, что голографическая модель неудовлетворительно описывает мгновенное взаимодействие элементарных частиц, по крайней мере, как указывает физик Байpбэкского колледжа в Лондоне Basil Hiley, открытие Aspect “показало, что мы должны быть готовы рассматривать радикально новые подходы для понимания реальности”.

(Текст является выдержкой из книги: Michael Talbot “The Holographic Universe”)

Как видите у ученых нет единого мнения как это происходит, но если кому-то нужны подтверждения от современного кумира в лице науки, то наслаждайтесь.

Знать и быть тем, что знаешь как говорят в Одессе две большие разницы. Симорон позволяет быть. Качество единства присущее всем человеческим существам помогает нам, не задумываясь резонировать с людьми и не только людьми, но и с камнями, растениями, животными. Открыв в себе единство, мы мгновенно прекращаем конфликт, восстанавливая порядок более высокого уровня. У нападающего исчезает причина для агрессии. У жалобщика повод для жалобы. Встреченый нами человек или камень получает помощь, намного превосходящую его к нам претензии. Одновременно происходит наше возвращение на трасу, с которой мы начали сходить. Потому что появление раздражителя это сигнал нашего вхождения в игру. Передавать симоронский образ человеку или нет мы решаем исходя из его потенциальной готовности к симоронскому пути .Как это делается технологически можно почитать в книгах Бурланов

И вот мы опять подошли к главной Симоронской забаве строительству Трасы. Все объяснения что это грешат неполнотой то что есть траса реализуется за пределами нашего сознания. Так гусеница ничего не может знать о полете. Все что мы можем это строить кокон. Как-то одна законная Симоронистка высказалась, что плетение бреда не служит залогом освобождения. На что можно ответить, что и освобождаться не от чего ибо плен такая же иллюзия как и свобода. Но вот что интересно у одних людей речи типа кошка сочные угольные карамболи пьющие квардратные ноги вызывает интерес и желание присоединится, а других откровенно пугает. Нечто внутри человека сопротивляется хаосу. Такие люди всегда будут искать понимание как опору в бесконечной пустоте. Держась за свои часто не осознаваемые убеждения они обречены на страдание в быстроменяющейся реальности. Есть старое китайское проклятие, чтоб ты родился в эпоху перемен. Но есть и древняя китайская мудрость, гласящая что нет ничего более постоянного чем перемены. Жизнь в потоке для одних благо для других тяжелое испытание. Нам людям времени распада Советского Союза это более чем ощутимо. Выработка в себе этой текучести и есть задача упражнений по строительству трасы.

Обычно мы считаем что это мы говорим на языке, но фактически это язык говорит нами. Его структура формирует ту трафаретку, через которую мы восприним мир.

Люди давно заметили взаимосвязь между внутренним и внешним. Так если тебе плохо, но ты улыбаешься то твое настроение улучшается. Привыкая расширять рамки языка мы восстанавливаем свою первичную способность незашореного восприятия мира. Если мы примем голографическую модель то мы поймем что все знание вселенной уже у нас есть и привычный способ обработки информации только мешает его проявлению. Более того это объясняет почему действия совершаемые нами во внутреннем пространстве тут же отображаются во внешнем. Находясь в состоянии расширенности мы имеем прямое знание неразделенное с правильным действием. Слово правильным надо воспринимать очень осторожно скорее как единственно возможном здесь и сейчас. Продиктованным не желанием личности, а волей Единства.

Состояние называемое нами трассой не имеет никаких психологических характеристик. Оно не плохое и не хорошее не печальное и не радостное оно не описывается никакими словами и не воспринимается умом. Вот цитата из статьи философа, поэта, мистика Аркадия Ровнера.

При приближении к сфере невыразимого для разумного человека происходит искажение всей области существования – мыслей, образов, поведения и морали. Все эти сферы начинают жить по непонятным правилам и вести себя «неправильно». Реакцией человека, оказавшегося в этой области, обычно бывает возмущение и отрицание происходящего: «Этого не может и не должно быть!»

Разум не может проникнуть в область, лежащую за его пределами. Он бьется, как муха о стекло, не сознавая наличия на его пути прозрачной преграды, не понимая принципиальной разницы между тем, что ему доступно и что недоступно. Но там, где бессилен разум, есть шанс у созерцания. Созерцание вводит созерцающего во внутреннюю жизнь объекта, дает ему непосредственный опыт невыразимого. Однако опыт этот чреват косноязычием или полной немотой.

Область невыразимого, обозначаемая в разные эпохи как Бог, суньята, Дао, «Север» и т.п., несет с собой энергию трансформации явленного. Эта трансформация происходит в соответствии с принципами, которые непостижимы для разума, однако внутренне присущи созерцанию. Условием включения резонанса между созерцанием и «законами» области невыразимого является «отказ от космоса», «отказ от истории» и «отказ от мысли». Этот «отказ» необходим потому что внутренний мир человека никогда не бывает «пустым». Чтобы налить в наполненный водой стакан вино, сначала нужно освободить его от воды. Космос, история и мышление – три главных сна человека – и составляют такую «воду».

Как же нам прийти к этому? Как жить в состоянии непрекращающегося инсайта. О этом писал Кришнамурти о этом говорят все духовные традиции. Это то что Бурланы назвали достижением невозможного. Симоронский танец органично вырастающий из вербальной трасы это один из путей.

Невозможно описать состояние танца. Субьективные ощушения у каждого свои но и они возможны только как взгляд назад во время танца оценки нет.

Долгие годы Бурланы пытаются передать эту высшую форму работы своим ученикам, но главная сложность состоит в том что танец а если точнее тонально –пластическая композиция является результатом всей многолетней работы человека расширяющего свои рамки. Его непрерывность и творческая спонтанность это не результат умения, а показатель истиной свободы.

В процессе танца мы приходим к единству восприятия и действия. Мысль и ее воплощение не имеют промежутка. Это возможно только при условии единого Я потому что при множественных я всегда возникает остановка при переходе от одного неосознаваемого Я к другому. Это сравнимо с вдохновением поэта »Минута и стихи свободно потекли»

Обучить этому заочно почти невозможно, но для самых талантливых предложу такой путь. Вырастив в себе вербальную трасу когда слова и звуки свободным потоком истекают из недр существа возьмите фломастер и в процессе этого проговора не глядя на бумагу позвольте руке провести линию соответствующую внутренней динамике ваших образов. Возникнет извилистая кривая не имеющая повторяющихся элементов. Если таковые возникнут то это проявленость игрового инстинкта это неизбежно, и уходит в процессе симоронской работы. Возникшая линия в системе называется загогулиной подробнее можно прочитать в работе Бурланов «Симорон из первых рук» Нарисовав несколько таких загогулин повесьте их перед собой и позвольте вашему телу двигаться и звучать по предлагаемой партитуре. Следующий этап это прорисовка загогулин на мысленном экране и их одновременное отображение телом и звуком. Взгляд рисующего смотрит в бесконечность, проницая стены и окружающие предметы. Поначалу это будет не долго. Кто-то пожалуется на скуку, кто-то испытает страх, возможно найдуться те, для кого это будет так же естественно как дыхание.

Неизбежные остановки в процессе танца можно использовать для пластико-тональной формы самообгона. Изображая телом и звуком свое актуальное состояние, гипертрофируя его и доводя до пресыщения, после чего танец может продолжиться.

Находясь на трасе мы обладаем прямым знанием, как о прошлом так и о будущем. Все помнят песенку из кинофильма Устроены так люди желают знать желают знать желают знать, что будет. Система не могла пройти мимо этой игровой потребности и создала технику симования. Нарисовав условную шкалу от 1 до 10 мы оцениваем возможную ситуацию. Будущее это следствие нашего выбора в настоящем. На трасе мы не выбираем а вот в игре…

Всякий процесс имеет начало кульминацию и конец. То что мы называем жизненными ситуациями, а если нам что то не нравится то проблемами, подчиняется тем же законам. И если для игры нет разницы в каком направлении она развивается вспомните сладкий и горький самообгон. То для воплощенного существа в одном направлении лежит пик максимальной реализации, а в другом полное разрушение. Игра заканчивается в обоих случаях, но в одном выигрышем а в другом проигрышем. Эта возможность видна с трасы еще до начала игры и симоронавт интуитивно избегает таких ситуаций которые потребуют напряжения. Как написали Бурланы в книге «Симорон из первых рук» Истинные желания исполняються легко и сразу, заимствованные наткнуться на преграды практически мгновенно. Пока мы парим симование на ни к чему. Но стоит нам чем то заинтересоваться и начинается наше вхождение в игру. Здесь пока мы еще не спустились возможно быстро оценить игровой потенциал ситуации после чего сделать самообгон на этой стадии сказать себе это 9, а это к примеру 3 уже является самообгоном и утолив свой игровой интерес вернуться на трасу. Конечно главная возможность этой технике это оценка игровой заинтересованности клиента , но что есть клиент как не мое отражение. Я прихожу к себе сознательно или бессознательно рассчитывая на помощь и Я себе ее оказываю. Каждый сим это пакетированная реальность с собственной динамикой как диски с не просмотренными фильмами они стоят на полочке обещая скучное или захватывающее кино нашей жизни. А какие фильмы мы выбираем? Вот то то и оно, поэтому нечего на зеркало пенять, дальше немного обидно. Жить на 10 симах редкая возможность для игрока стремящегося к крутым перепадам, но некоторые так рождаються и так живут. А нам грешным остается быть, как писал один Хитрый американский мистик безупречными, насколько можем. Но если играться еще не надоело то легко развернуть сим в конкретное описание ситуации и стяжать лавры Бабы Ванги.

Наше путешествие по первой части системы подходит к концу и вслед за Бурланами хочется повторить сакраментальную фразу, дело закончено, забудьте. Забудьте, но то что внутри или снаружи, то что неназываемо и необозначаемо то что всегда было и никогда не исчезнет оно или он а может она не забывает самое себя .

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.014 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал