Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Возможные мотивы сопротивления принципу единства




 

• Это такой принцип, которому можно сопротивляться всю жизнь. Почему? Потому что нас учили: раздельность – смысл нашей человечности. Мы верим в границы, пределы, ярлыки и традиции. Нас учили смотреть на «других» как на отличных от нас и в буквальном смысле рассматривать половину человечества как врагов. Нас учили дорожить своей национальной принадлежностью и считать всякого отличного от нас человеком «не из нашего клана». Наши ярлыки становятся нашим самоопределением. В результате воспитания в рамках таких условностей мы именуем себя французом, мужчиной, женщиной, протестантом, высоким, темноволосым, консервативным, атлетичным, принадлежащим к среднему классу и т. д. Все эти ярлыки разделяют и классифицируют нас, не допуская мысли об одной песне, и затрудняют путь к просветлению.

• Единство является, по общему признанию, абстрактным и потому трудным для постижения и внедрения в жизнь понятием. Чтобы искренне поверить в этот принцип и увидеть его в действии, требуется видеть физический мир с более удаленной перспективы, чем мы можем представить даже при самом богатом воображении. Мы должны быть способны отказаться от узости своего взгляда, а это нелегко в мире, где требуется жить в узких рамках физических границ. Чтобы охватить всю панораму, следует отказаться от привычного образа мышления. Это все равно, что попросить клетку печени, которая видит вокруг одну печень, отказаться от убеждения, что печень – это все, что есть на свете, и увидеть себя частью всего человеческого тела, о существовании которого она ничего не знает. Она знает лишь свою печень. Она не видела и не переживала ничего, кроме печени. А ей предлагают увидеть, как она функционирует сообща с целым, о котором можно только теоретически рассуждать. То же относится и к вам, но за одним исключением – у вас есть разум, способный постичь, каким образом составляется целое. Вы – часть этого универсального разума. Однако даже в этом случае вообразить, находясь в физической форме и в присущих миру границах, как это все работает, – грандиозная задача.

• Легче предпочесть мир границ. Даже если мы сможем понять метафизическое использование своего тела как пример целого, трудно перейти от микроскопа к телескопу. Мы склонны идти по узкой дороге и защищать границы и пределы. Легче, пусть даже за гораздо меньшее вознаграждение, жить в мире, где все линии уже прочертаны, зачастую людьми, жившими тысячи лет назад. Где и как молиться определено от рождения и легче идти по уже проторенному пути. Легче продолжать считать врагами тех, кого мы научены считать врагами, а не противиться взглядам, которые в первую очередь и порождают врагов. Может казаться легче продолжать семейный бизнес или традиции, способствующие беспорядку, нежели навлекать на себя гнев других, которые не хотят меняться. Просто легче быть клеткой, которая живет сама по себе, игнорируя перспективу и общую картину.



• Защита своей отдельности позволяет нам жить, сваливая всякую вину на других. Когда верите в единство и живете им, обвинение в буквальном смысле становится невозможным, поскольку мы все взаимосвязаны и, следовательно, жизненная энергия направляется на поиск решений, благоприятных для своего «я» и для целого. Когда же цель – разделение, мы склонны взваливать на других ответственность за все, чего нам недостает в нашей жизни. «Они» – удобная мишень для обвинений. Возможно, вы не готовы отказаться от обвинения «их», особенно тех, кто располагается в совершенно ином хоре единой песни, кого вы, вероятно, никогда не знали лично и кто выглядит таким не похожим на вас. Вам решать, что вам удобнее – иметь врагов и людей, которых можно ненавидеть и обвинять, или чувствовать, что все мы одно целое. Пока мы нуждаемся в тех, на кого можно взваливать вину за проблемы в нашей жизни, нам будет легко противиться этому понятию единства.

• Легко отвергать концепцию единства и тем, кто получает личные дивиденды от разделенности. Любой занятый производством и торговлей оружием, призванным убивать наших братьев и сестер, отмахнется от этой «чепухи» насчет единства и общности. Любой, кто заинтересован держаться за традиционный образ жизни, который разделяет нас на высшие и низшие категории, будет противиться тому, о чем я говорю в этой главе. Если вашему бизнесу, или религии, или любому другому предприятию, в которое вы вовлечены, присуща потребность судить других, вы, безусловно, найдете понятие единства неподходящим. Воистину всякий, кто даже в малой степени отдает свою энергию силам беспредела, находит единство неудобным понятием. Ключ к этому дает нам простой исторический обзор. Многие лидеры, верившие и проповедовавшие понятие человека как одного целого, были убиты. Тех, кто борется за искоренение войн, часто пренебрежительно именуют глупыми идеалистами. Те, кто пишет песни, предлагающие нам вообразить , что мир может быть одним целым, гибнут за свои усилия. Принято забывать о целом ради прибыли, но этот «принцип» угрожает многим, кто заинтересован в разделенности.



 

* * *

 

Таковы некоторые из причин, почему мы сопротивляемся этому вселенскому принципу. Однако само наше выживание и эволюция как вида зависит от того, достаточно ли принявших идею единства. Я уверен, что это случится. То, что человечество в конце концов услышит послание о необходимости единства, так же верно, как то, что Вселенная есть одна песня. С каждым днем мы становимся ближе к этому. Ниже я предлагаю ряд рекомендаций, призванных ускорить вашу трансформацию, ваш переход к этому чудесному принципу единства.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.01 сек.)Пожаловаться на материал