Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






УРОВЕНЬ ПРИТЯЗАНИЙ И УРОВЕНЬ ОЖИ­ДАНИЯ




Образ самого себя и идеальный образ должны проявляться в поведении в плане требований, предъявляемых индивидом к самому себе. Основываясь на концепциях Левина, его ученик Хоппе (1930) экспериментально изучал реакции испытуемого на успех и неудачи.

Чтобы оценивать эти реакции, он ввел новое понятие — «уровень притязаний», связывающее реальность с теми аспектами Я, о ко­торых мы только что говорили. Франк (1938) и сам Левин с со­трудниками (1944) продемонстрировали значение этой переменной. Работы Нюттена (1953) и Робайе (1956) являются обзорами боль­шого числа исследований, посвященных этой проблеме, особенно в США. В результате своих экспериментов Робайе пришел к выво­ду, что нужно различать уровень притязаний и уровень ожиданий. Последний определяется целью, на достижение которой рассчиты­вает индивид, и именно этот уровень, а не уровень.притязаний измеряется в тех экспериментах, когда испытуемый должен указать степень ожидаемого им успеха. Уровень ожиданий зависит от веры индивида в свои способности в соответствующей области, а также и от общей веры в себя. Он, таким образом, очевидно, связан с теми мерами самооценки, о которых мы уже говорили. Напротив, уровень притязаний, согласно Робайе, относится к той деятельно­сти, в которой индивид чувствует личную заинтересованность; мож­но сказать, пользуясь терминологией Джемса, что уровень притя­заний относится к объектам, составляющим часть МОЕ. В ином плане можно сказать, что уровень притязаний относится к идеалу Я, поскольку он связан с целями, достичь которые стремится ин­дивид, чтобы испытать чувство удовлетворения самим собой.

Данные Робайе относительно зависимости уровней притязаний и ожиданий от положения в семье также проливают некоторый свет на генезис оценки самого себя и идеального Я. Робайе спе­циально изучил в этих целях 30 девушек в возрасте 18—20 лет, учениц школы молодых хозяек. Он разбил их на две группы в со­ответствии с их уровнями притязаний и ожиданий и не обнаружил (как это можно увидеть на табл. 2) никакой корреляции между этими уровнями.

В результате анализа биографий и применения прожективных тестов автор пришел к следующим выводам.

«Ребенок, не испытывающий фрустраций, любимый, воспитыва­ющийся в атмосфере терпимости и равномерно развивающийся, должен иметь высокий уровень ожиданий и умеренный уровень притязаний».

«Излишне опекаемый ребенок, любимый, но лишенный ощущения независимости, будет иметь низкий уровень ожиданий и уме­ренный уровень притязаний».

«Ребенок вырастающий в строгости, недостаточно любимый, воспитываемый по методу наказаний и вознаграждений, может переориентировать свои побуждения на замещающие объекты и будет иметь высокие уровни ожиданий и притязаний».



«Ребенок рано испытавший фрустрацию и капризный, будет иметь низкий уровень ожиданий и высокий, чаще всего нереализу­емый уровень притязаний».

Мы видим, таким образом, что влияние семьи может не только способствовать гармоничному формированию этих двух уровней, но и вызывать их диссоциацию, повышая один и понижая другой. В своей работе автор почти не учитывал возможности влияния конституциональных переменных, которые, вероятно, тоже играют известную роль. Хотя выводы Робайе нельзя считать окончатель­ными, они являются тем не менее наиболее последовательной точ­кой зрения, касающейся связи между двумя уровнями — и, стало быть, между образом самого себя и идеалом Я — и характером их зависимости от предшествующих влияний.

ИДЕАЛЬНЫЙ ОБРАЗ И «СВЕРХ-Я»

В психоаналитической теории «сверх-Я» - это инстанция, «не­осознаваемое действие которой побуждает Я избегать виновности, защищаться от инстинктивных импульсов, исходящих от ОНО» (Pieron 1958) Поскольку очень трудно дать операциональное оп­ределение «сверх-Я», оно почти не было объектом эксперименталь­ных исследований. В качестве более или менее приемлемого заме­нителя его выступает идеальный образ, поскольку последний, оче­видно легче выявить, и он, как и «сверх-Я», считается инстанцией, осуществляющей регулирующую функцию, ответственной за отбор поступков Согласно психоаналитикам, в основе генезиса идеаль­ного образа лежит отождествление с родителями; однако, как мы уже видели выше, эта гипотеза была подтверждена лишь частич­но Однако было бы ошибочным, конечно, смешивать два понятия и забывать о том, что между ними есть важные различия. Зтот столь дорогой каждому и более или менее нереальный идеальный образ слишком далек от того тирана, которым порой является «сверх-Я». «Сверх-Я» выполняет репрессивные функции, и оно ле­жит в основе чувства вины, тогда как посредством идеального ob-раза осуществляется относительная оценка различных действии; возможно, что идеальный образ влияет на намерения, а не на дей­ствия, а, как известно, добрыми намерениями вымощена дорога в ад Можно соотнести это понятие идеального образа с тем, что Адлер называет целью или планом жизни. В настоящее время еще невозможно рассмотреть все эти проблемы на экспериментальной основе и те несколько замечаний, которые мы предлагаем здесь читателю, должны лишь предостеречь его от слишком поспешного отождествления этих двух понятий.




Р. Мейли ЧЕРТЫ ЛИЧНОСТИ'

ВАЖНОСТЬ ПОНЯТИЯ «ЧЕРТА»

1 Экспериментальная психология. Под ред. П. Фресса и Ж. Пиаже. Вып. V М., 1975.

Непосредственно наблюдаемая черта выступала вплоть до наших дней в качестве первичного материала психологии личности. На непосредственное выявление черт личности рассчитаны нее вопрос­ники и анкеты, предназначенные для изучения личности; к опреде­лению черт неизменно приходит исследователь, наблюдая поведе­ние испытуемого или анализируя результаты выполнения какого-то теста.

Язык предоставляет в наше распоряжение обилие слов, с по­мощью которых можно охарактеризовать личность или поведение. Олпорт и Одберт (1936) обнаружили в английском языке около 17 000 таких слов, из которых 4505 являются названиями черт как таковых; Клагес насчитал 4000 таких слов в немецком языке, а Баумгартен, выбравший более строгие критерии, — 1093. Этому множеству слов соответствует, очевидно, еще большее разнооб­разие различных проявлений человека. Однако большинство этих терминов используется в самых разных смыслах и относится, как правило, то к одному аспекту личности, то к другому, причем ав­тор нередко не отдает себе в этом отчета. Робость, например, мо­жет обозначать манеру поведения по отношению к другим лицам; это же самое.может относиться к черте (свойству) личности, объ­ясняющей, почему человек ведет себя так робко. В этом случае можно на основании ряда наблюдений прийти к выводу, что чело­век должен обладать такой чертой. Можно еще более отдалиться от первоначального значения этого термина, превратив эту черту в некоторое измерение личности, что означает; что каждый инди­вид занимает определенное место на шкале, охватывающей все степени робости от минимальной до максимальной, и что этим по­ложением определяется значительное число поступков или черт менее общего характера, которые как будто бы вообще не имеют никакой связи с робостью в первоначальном смысле этого слова. Наконец, черта может служить указателем типа, примером этого является употребление слова «экстраверсия». В самом общем виде следует признать, что один и тот же термин может употребляться на самых различных уровнях обобщения.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.012 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал