Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Система




Итак, первое понятие ― Система. Расстановки начинались как метод работы с семьями, поэтому первые формулировки относились к тому, кто входит в семейную систему. Берт Хеллингер описал это в своей статье «Три вида совести»[15], а я перескажу его определения, опираясь также на комментарии Берта на его московском семинаре 2008 года и другие источники. И сразу же я буду задавать вопросы к этим формулировкам.

К семейной системе человека относятся:

1. Его биологические родители. Независимо от того, живы они или умерли, известны ли они человеку или нет.

Комментарий: дополнение «живые и умершие, известные и неизвестные» относится ко всем членам системы. К детям также относится дополнение «рожденные и не рожденные». Все, кто был зачат, могут входить в семейную систему человека.

Вопросы: о современных технологиях зачатия, о суррогатных матерях и спермодонорах, о приемных родителях, об отчиме и мачехе. Относятся ли они к системе?

2. Его братья и сестры. Живые и умершие, рожденные и не рожденные, известные и не известные, родные и братья/сестры только по отцу или по матери.

Вопросы: абортированные дети, мертворожденные дети, дети, умершие сразу после рождения, дети, погибшие/прекратившие развитие в утробе матери. А также: замороженные эмбрионы в ходе операций искусственного оплодотворения, оплодотворенные яйцеклетки, не прикрепившиеся к матке, в т.ч. в результате применения средств контрацепции. Относятся ли они к семейной системе?

3. Его супруги и значимые мужчины/женщины. Живые и умершие.

Вопросы: школьная любовь («только за руки держались»), кинозвезда или книжный герой, выдуманная персона, краткосрочный отпускной роман, проститутки. А также: однополые партнерства, платонические привязанности, духовное братство. Создают ли эти взаимосвязи семейную систему?

4. Его дети. Живые и умершие, рожденные и нерожденные, и для мужчин: известные и не известные.

Те же вопросы, что и относительно братьев и сестер.

5. Другие кровные родственники. Дяди и тети, бабушки и дедушки, их сестры и братья, прабабушки и прадедушки. Хеллингер добавляет: если они имели особую или тяжелую судьбу.

Вопросы: что значит «особую или тяжелую судьбу»? Какова должна быть особенность судьбы, чтобы родственник был отнесен к семейной системе?

6. Люди, не являющиеся кровными родственниками, но которые находились с кровными членами системы в отношениях «масштаба жизни и смерти». Например, это убийца члена системы или тот, кто был убит членом системы. Либо тот, кто спас жизнь члена системы или кому член системы спас жизнь. Кто или кому «обеспечили жизнь» (дали приют, помогли получить образование и др.).



Здесь также возникает много вопросов по этим отношениям «масштаба жизни и смерти»: врачи, спасатели, военные и те, кто вступал в эти отношения, повинуясь приказу или должностным обязанностям, становятся ли они членами системы? А если убийство было совершено по неосторожности? А если это был несчастный случай из-за неисправности оборудования? И множество подобных вопросов остается пока без ответа, если мы используем такую формулировку.

Приближаясь к ответу на все эти вопросы сразу, я снова вспоминаю, что метод расстановок ― это метод, основанный на наблюдениях, на большом количестве наблюдений. Т.е. приведенные формулировки не были сделаны на основе какой-либо теоретической модели, они просто записывались по мере того, как расстановочная практика предоставляла все новые и новые наблюдения. А новые наблюдения она поставляла, в частности, потому, что развивались технологии (например, технологии зачатия и выхаживания новорожденных, контрацепции), а также потому, что клиентами в расстановках становились и представители «незападных» культур. Таким образом, вышеприведенное «определение» системы представляет собой просто последовательную запись различных случаев, проявлявшихся в расстановках. В каких-то расстановках медсестра, спасшая жизнь, относилась к системе клиента, а в каких-то, возможно, и нет. В некоторых случаях школьный возлюбленный относится к системе, а в других ― нет. В некоторых случаях расстановка не выявляет системной взаимосвязи (расстановка, которая была сделана этим расстановщиком для этого клиента, по заявленному им сегодня запросу и в собравшейся сегодня группе). В другой ситуации, или с другим расстановщиком для того же клиента системная взаимосвязь может проявиться.



Поэтому ответ на вопрос «а относится ли к системе…» всегда один и тот же: «Не знаю пока. Мы можем это расставить для твоей ситуации и посмотреть». И даже после этой конкретной расстановки ответ может не прийти.

Даже биологическое родительство не всегда проявляется как системная взаимосвязь, если учитывать современные технологии зачатия (которые, собственно, трансформируют само понятие «биологическое родительство»).

Чтобы эти формулировки не оставались слишком сухими, я поделюсь несколькими историями из своей расстановочной практики и из наблюдений за работой коллег (все истории, которые я привожу в качестве примеров, обезличены или компилятивны).

Первая история. Во время голода в гражданскую войну семья клиентки бежала из деревни в соседний город. Дорога была перекрыта враждующими сторонами, пропуска и документов у семьи не было. На обочине дороги они увидели перевернутую телегу и трупы мужчины, женщины и детей, зарубленных то ли белыми, то ли красными. Обыскав телегу и трупы, беглецы нашли пропуск через заставу. Они взяли этот пропуск, а также сняли с трупов одежду. Благодаря документам они добрались до города и выжили, но жили они под другой фамилией, указанной в документах.

Таким образом, неизвестная погибшая семья спасла жизнь семье клиентки. В расстановке эта история сначала не была расшифрована, но затем один из заместителей стал чувствовать глубокую связь с листочками бумаги, которые уронил кто-то из участников, оно обозначил их как «важные документы, спасшие жизнь» и клиентка вспомнила, о чем рассказывал когда-то ее дед.

Вторая история. Молодой человек страдает депрессией. В расстановке возникает ощущение присутствия многих фигур, стоящих неподвижно. Ведущий добавляет их, и заместители этих фигур испытывают странный холод и обозначают свое состояние как «ни жив, ни мертв» и «заморожены все вместе». При слове «заморожены» мать клиента, присутствующая в группе, говорит, что ее сын был зачат через процедуру искусственного оплодотворения, в ходе которой было заморожено и сохранено «на всякий случай» еще несколько эмбрионов. В этой расстановке не удается продолжить движение, и она останавливается. Похоже, что в отношении «высокотехнологичного» зачатия расстановки ограничены в применении, или мы пока не умеем их применять, или в тот раз мы не смогли найти/почувствовать правильное движение. Но системная взаимосвязь юноши и его «замороженных братьев» проявилась однозначно.

Если подняться на более высокий уровень обобщения, мы можем сказать, что к семейной системе могут относиться все, кто вовлечен в процесс возникновения, сохранения/продолжения и завершения жизни. Имеет ли отношение конкретное лицо к конкретной истории, можно увидеть в расстановке. Точнее, мы можем расставить историю клиента и посмотреть, кто будет иметь к ней отношение ― живые и умершие, рожденные и не рожденные, известные и не известные.

С развитием расстановок стало понятно, что они работают не только для семейных систем, но также и для систем организационных (проекты, предприятия) и вообще для всего, что мы в данный момент назовем системой. В расстановках стали появляться «нечеловеческие» фигуры (такие как Война, Судьба, или Прибыль, Товар и др.) и заместители могли транслировать, что «чувствуют» эти фигуры точно так же, как и для своих фигур людей. Формат статьи не позволяет нам углубиться в области философии или эзотерики, где есть очевидные аналогии с такой расстановочной практикой, которая позволяет получить доступ к любым «наполненным энергией» объектам. Эти объекты должны быть точно названы или, в позднейших расстановках, обозначены некоторым внутренним актом расстановщика, дающим настройку на этот объект.

В качестве иллюстрации того, как внутренний акт обозначения объекта творит каждый раз разные объекты, приведу почти шуточный пример. Мы с коллегой на интервизионной группе решили расставить «курс доллара». Я тогда еще работала в банке и хорошо представляла себе все факторы, которые влияют на курс, и, поскольку времена на финансовом рынке были тревожные, как раз этим утром подробно изучила аналитические отчеты и прогнозы. Коллега же был совершенно не в курсе текущей рыночной ситуации. Заместители, конечно же, не знали, насколько мы сведущи или не сведущи в предмете (с большинством заместителей мы даже не были знакомы). Я попросила «курс доллара» встать (заместитель не знал, кого он замещает) и через некоторое время он показал, что он чувствует ― довольно крепко стоял на ногах и ощущал стабильность. «Курс доллара», поставленный моим коллегой (заместитель был другой и по-прежнему не знал, что он замещает), ощущал слабость и довольно быстро бессильно прислонился к двери. Как мы потом с коллегой обсудили, его утренний разговор с мамой, которая послушала сплетни о финансовой ситуации в очереди в Сбербанк, создал у него ощущение, что с долларом все будет очень плохо. А мое утреннее чтение аналитических сводок было очень оптимистичным.

В этой ситуации, когда довольно-таки абстрактное понятие «курса доллара» (не было определено даже, по отношению к чему этот курс или на какую дату ― прошлую или будущую) не было четко названо или прочувствовано внутренне, и каждый из нас поставил не курс, а свое представление о курсе. Заместители его четко показали в этой, почти игровой, ситуации.

В расстановке ведущему требуется уметь очень четко отделять свои представления об объектах и людях от представлений клиента или чего-то «очевидного». Именно потому, что это умение критично для ведения расстановки, мы и говорим, что фактором успеха работы является личная зрелость расстановщика. Личная зрелость, в частности, означает способность к осознанию своей необъективности. По личному опыту я знаю, что помогает сам факт осознания невозможности «точно понять», а не приближение к точному пониманию. Иногда я ставлю фигуры с внутренней бессловесной формулировкой/настройкой, которую словами можно было бы выразить примерно так: «я не могу понять, что именно или кого точно я чувствую в этом хаосе, но я соединяюсь с тем, что могу воспринимать и ставлю сюда это. Насколько могу, я открываюсь всему, что может сейчас прийти на это место через поставленную мною фигуру».

Таким образом, от перечисления «кто входит в систему», вызывающего массу вопросов, мы приходим к восприятию взаимосвязей всего со всем в наших непосредственных ощущениях. От «модели» расстановки переходят в область практики восприятия и открытости. На мой взгляд, эта практика по праву может быть названа медитацией и духовной работой.

Следующее основное понятие расстановок ― Порядки. Мы будем рассматривать его по аналогичной схеме ― старое определение, вопросы, новое понимание.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.008 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал