Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Навязчивое повторение




Теперь соединим магическое мышление и ложную вину с внутренней потребностью воссоздать ситуацию родитель­ской семьи. Если жизнь в родительской семье была мучи­тельной (даже когда выросший ребенок не помнит об этом), эта болезненная ситуация должна быть пережита вновь по следующим причинам.
Причина № 1: «Если я смогу снова пережить то, что пере­жил в семье своих родителей, в этот раз я сумею все испра­вить. Я знаю, что теперь я уничтожу боль!». Вот оно, магиче­ское мышление!
Причина № 2: «Я сам виноват в том, что семья моих роди­телей была такой плохой, поэтому я заслуживаю наказания. Я заслужил эту боль». Работникам помогающих профессий, включая нас в нашей клинике, часто хочется сказать созави-симому человеку: «Вы сами навлекли на себя эти проблемы! Вы намеренно ставите себя в ситуации, которые не прине­сут ничего, кроме мучений». Впрочем, мы стараемся не го­ворить этих слов прямо, а ждем, пока пациент сам поймет, в какую ловушку он попал.
Помимо тайного желания искупить свою ложную вину созависимый может пристраститься к своему несчастью. Один из основных симптомов созависимости — зависи­мость от какого-то вещества, поведения или чувства. На­пример, созависимый может зависеть от своей эмоциональ­ной боли. Он чувствует себя несчастным, но это чувство так знакомо и удобно — совсем как дома!
Причина № 3: стремление к знакомому и безопасному. Ко­нечно, родительская семья созависимого, вероятно, вовсе не была безопасным местом, но ведь она была семьей его детства — единственной семьей, которую он знал. И он ищет спасения в том, что ему привычно.
Прибавьте инстинкт дома к магическому мышлению и чувству вины, и вы поймете, почему взрослые дети из дис-фунциональных семей почти всегда завязывают дисфункци­ональные отношения. Хотя эти отношения могут быть мучи­тельными, убогими и даже опасными для жизни, они при­вычны. Они как бы говорят созависимому: «Это твой родной дом. Сейчас ты можешь все исправить. Ты это заслужил».
Именно поэтому созависимые в конце концов попадают как раз в такую ситуацию, какой они всеми силами стара­лись избежать. Старая история повторяется вновь и вновь.
Мы спросили Джона Джордана, в чем его отец и Глэдис похожи друг на друга. Сначала он лукаво усмехнулся:
— У Глэдис и у папы одна и та же привычка стричь ногти над унитазом.
— А поважнее вы ничего не можете вспомнить? Он стал серьезным.
— Вы хотите сказать, кроме того, что они оба раздражи­тельные и любят критиковать? Ну, Глэдис такая аккуратист­ка: в доме должен быть идеальный порядок. Каждая подушка взбита, каждая безделушка протерта и стоит точно на своем месте. А папа был таким же в духовной жизни, да пожалуй, и в других вещах тоже — у него все должно было быть разложе­но по полочкам. Я никогда об этом не думал — о том, что они во многом похожи, хотя с первого взгляда такие разные.
— Глэдис, а ваш отец и Джон похожи?
— Да, оба заняты только собой, оба отстраненные. Ни тот ни другой не обращают на меня внимания, они даже не видят меня по-настоящему. Я для них мебель... или кухон­ный робот.
Потребность созависимого воссоздать родительскую се­мью в своей взрослой жизни и исправить ее является не­обыкновенно, непреодолимо сильной. Даже когда муж или жена на самом деле не проявляет родительских черт (напри­мер, Джон Джордан в действительности слушал Глэдис — ей только казалось, что он ее не слушает), созависимый наде­ляет его или ее этими чертами. Ловушка, в которую попада­ет созависимый, такова: «Если я буду идеальным(ной), я пе­ревоспитаю супругу(а) и таким образом воплощу свою дет­скую мечту о том, что, если бы я был(а) идеальным ребен­ком, я бы наладил(а) жизнь в родительской семье».
Мы спрашиваем пациентов — не ради шутки, а чтобы по­будить их к анализу: «На ком вы женились — на своей мате­ри или отце?». Многие люди, выбирая супруга (супругу), бессознательно выбирают того, кто эмоционально напоми­нает их родителя противоположного пола или воссоздает какой-то аспект отношений с этим родителем. Глэдис Джордан поступила именно так. Однако это может быть и родитель того же пола: мужчина может жениться на женщи­не, которая чем-то напоминает его отца (как и было в случае с Джоном Джорданом).
Потребность созависимого воссоздать свое прошлое объ­ясняет, почему супругам Джорданам было так трудно увидеть решение своей проблемы. Потребность воссоздать ситуацию в родительской семье затмевала это решение, которое для окружающих было очевидным. Можно сказать, что Джорда­ны сами пригласили в гости призраков своего прошлого.
Невозможно изгнать призраков прошлого — то есть, если хотите, «исправить» прошлое — без проработки проблемы, возникших в детстве. Именно поэтому мы шаг за шагом подвели Джорданов к пониманию их прошлого, к естест­венному гневу по поводу событий детства и к скорби по утраченному. Исцеление явилось плодом очищения.
Теперь и вы можете увидеть, как ваше прошлое цепляет­ся за ваше настоящее. Каждый человек сформирован своей личной историей, а созависимые, как всегда, доводят влия­ние прошлого до крайности.


Данная страница нарушает авторские права?


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.006 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал