Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Ремингтон. За два часа я успел переодеться и теперь мерял шагами номер, в котором мы остановились, когда прибыли в Марсель




За два часа я успел переодеться и теперь мерял шагами номер, в котором мы остановились, когда прибыли в Марсель. Чуть раньше, когда только приехал, я оставил сообщение на ресепшене, чтобы Эрику позволили подняться ко мне, когда он приедет.

Я позвонил матери, чтобы убедиться, что все в порядке, и они с Адрианом благополучно уехали из больницы и отправились на игровую площадку на свежем воздухе. Завершив звонок, я снова начал мерить шагами номер.

Раздался звонок в дверь, вырвав меня из раздумий. Я подошел к двери и открыл ее, и мой взгляд автоматически опустился на женщину, стоящую рядом с Эриком. Я бы догадался о ее родстве с Селеной, даже если бы не знал, кто она.

Марли немного ниже Селены, пожалуй, сантиметров на десять. Ее прямые волосы собраны в конский хвост, у нее смуглая кожа и широкий лоб. Единственное, что отличает ее от Селены, это нос — его кончик не вздернут, как у нее. Селена упоминала, что Марли двадцать один год.

Она с любопытством разглядывала меня. Ее глаза покраснели, как будто она плакала весь полет до Франции. У меня сдавило грудь от осознания, что это я виноват в состоянии ее сестры.

— Месье Сен-Жермен, — позвал Эрик, нарушая тишину. Он приподнял бровь, и я прочистил горло.

— Привет, Марли, — голос прозвучал хрипло, меня душило чувство вины.

Ее глаза сразу же заволокло слезами. Со всхлипом и надломленным голосом она произнесла мое имя и бросилась ко мне. Я обнял Марли и крепко прижал к себе ее сотрясающееся от рыданий тело. Мои глаза тоже защипало от слез, и я крепко зажмурился.

Черт! Сейчас не время проявлять слабость. Я нужен Марли.

— Как она? — прошептала она, уткнувшись лицом мне в грудь. Я открыл глаза и посмотрел на ее склоненную голову.

Я был не в состоянии говорить. Мне хотелось рассказать ей, что у ее сестры все в порядке, что она пришла в себя и готова увидеть ее. Мне было ненавистно разочаровывать ее.

Марли отстранилась и встретилась со мной глазами, столь похожими на глаза ее сестры.

— Ремингтон, она... она?.. — она подавилась всхлипом, прикрыла рот рукой и покачала головой.

— Нет! Нет, она не. Она не… — я не мог выговорить слово, о котором она думала. Мертва. — Пожалуйста, проходи, и мы поговорим, прежде чем ехать в больницу.

Я положил руку ей на плечо, подталкивая внутрь, и поверх ее головы встретился с угрюмым взглядом Эрика. Он страдает от своей собственной вины. Мысленно вздохнув, я провел Марли в гостиную, пока Эрик закрывал за нами дверь. Подвел ее к дивану, схватил коробку с бумажными платочками и поставил перед ней на столик.

Затем ободряюще сжал ее плечо и спросил, не нужно ли ей чего. Когда она покачала головой, я извинился, быстро направился к холодильнику и вытащил оттуда бутылку воды. Затем схватил бутылку скотча, плеснул немного в стакан и залпом выпил.



— Как вы справляетесь? — спросил Эрик.

Я вздохнул.

— Гораздо лучше, чем несколько дней назад, — я посмотрел туда, где сидела Марли и промокала глаза платочком.

— Она держалась, пока мы не приехали сюда. У вас есть подход к леди, — сказал Эрик, но его лицо быстро приняло виноватое выражение.

Я ухмыльнулся, несмотря на ощущение, что нахожусь в шаге от прыжка в адское пламя, и покачал головой. Я не злился на него за это. После всего, что случилось, нам обоим нужна эмоциональная разрядка.

— Да, я такой. Сердцеед.

Он прочистил горло, как всегда, перед тем как собирался что-то сказать.

— Сообщите мне, если вам что-нибудь понадобится.

У Сен-Жерменов нет собственного ангара в Марселе, поэтому мне пришлось заказать билет.

— Скорее всего, меня нужно будет подбросить в аэропорт к рейсу на Париж в шесть утра. Тебе удалось заказать билет для меня?

Да. Я распечатал билеты для вас. Ваша мать положила их на тумбочку у кровати.

Я кивнул.

Премного благодарен.

После того, как Эрик ушел, я зашел в гостиную, неся бутылку с водой и стакан со скотчем. Поставив все это на столик, я сел напротив Марли.

Ну, вот и все.

— Спасибо, что прилетела во Францию так быстро, — начал я, будучи не в состоянии подобрать правильные слова для разговора. — Хочу заверить тебя, что твоей сестрой занимается лучший врач в городе.

Ее нижняя губа задрожала, и она прижала тыльную сторону ладони к лицу, затем выпрямилась, упрямо выпятила вперед подбородок и кивнула.



— Просто... расскажи мне, что с ней случилось, ладно? Я справлюсь с этим.

Боже мой, Марли так похожа на свою сестру. Я вспомнил, как всего несколько недель назад Селена бросила мне вызов точно с таким же видом. От этого воспоминания сдавило грудь, но я быстро отмахнулся от него, чтобы сосредоточиться на том, что собираюсь рассказать Марли. Не хочется лгать ей, потому что ложь похожа на призраки прошлого. Им свойственно возвращаться и набрасываться в самое неподходящее время. Кроме того, мне нужно, чтобы она понимала, что происходит — что она тоже находится в опасности.

Сделав глубокий вдох, я рассказал ей о состоянии Селены. Затем рассказал про женщину, преследующую нас.

Полтора часа спустя, мы с Марли прибыли в больницу и направились в палату Селены. Перед тем как уйти из отеля, я сообщил ей, что существует вероятность того, что Селена слышит все или большую часть того, что происходит вокруг нее. И нам нужно демонстрировать оптимистичное настроение.

А если человек ошеломлен, то ему лучше покинуть палату. Я ни в коем случае не допущу, чтобы рядом с Селеной находилось что-то негативное. Она и так заперта в месте, где Бог его знает, что происходит, или через что ей приходится пройти. Этого достаточно.

Марли кивнула, давая понять, что готова войти в палату. Увидев сестру, она замерла на середине шага, прижала руку ко рту и широко распахнула глаза.

— О, мой Бог! — ее плечи затряслись и из-под руки, прижатой ко рту, вырвались сдавленные всхлипы.

Иисусе, просто глядя на все это я испытываю боль, обжигающую, уничтожающую меня все сильнее. Я шагнул к Марли и молча привлек ее к своей груди.

— Это моя вина, — призналась она, ее голос прозвучал глухо, так как лицом она уткнулась мне в грудь.

— Что?

— Это я уговаривала ее поехать в Париж. Но, Господи, она была такая счастливая…

— Шшш. Это вовсе не твоя вина. Уверен, если бы Селена могла, она бы сказала тебе то же самое.

Она вытащила платок из своей сумочки и отстранилась, улыбаясь мне дрожащими губами.

— Черт. Она наверняка отругала бы меня за то, что я плачу.

— Не сомневаюсь, что твоя сестра так бы и сделала, — согласился я, вспомнив мою уверенную и бойкую Селену.

Мне ее так не хватает.

В кармане дважды пропищал мобильный телефон, сообщая о входящем вызове.

— Ты справишься с этим сама? — спросил я, доставая телефон.

Она кивнула и, указав на мобильный, сказала:

— Ответь на звонок.

Я слабо улыбнулся ей и принял вызов, не глядя на экран.

— Сен-Жермен.

— Это доктор Хейс, врач Калеба Ньюпорта, — представился спокойный голос с легким акцентом.

Я поднял вверх палец, прося Марли дать мне минуту.

— Он в порядке?

— Именно поэтому я и звоню. Как скоро вы сможете прилететь в Лондон? Его нужно срочно оперировать.

— Насколько срочно?

— Завтра, если это возможно. Сегодня у него начались судороги. Тело быстро отказывает, и я боюсь того, что может произойти, если мы не прооперируем его в ближайшее время. Если бы вы могли приехать сегодня вечером, было бы просто замечательно. Нам нужно провести несколько обязательных тестов перед операцией.

Я провел рукой вниз по лицу, крепко зажмурившись.

Его тело быстро отказывает.

Эти слова эхом звучали в голове, ускорив мое сердцебиение.

— Я вылечу ближайшим рейсом, чтобы быть у вас как можно быстрее.

Закончив разговор, я повернулся к Марли.

— Все в порядке? — спросила она, слегка нахмурившись.

Я покачал головой.

— Боюсь, мне нужно как можно скорее лететь в Лондон. Моему брату нужно сделать пересадку почки, и я его донор.

Она распахнула глаза.

— О, Господи, мне так жаль, — она шагнула ко мне с распростертыми объятьями, но приостановилась на секунду, выглядя слегка неуверенной. Но затем обвила меня руками, крепко обнимая. Она такая искренняя и теплая девушка, и мне стало понятно, почему Селена любит ее так нежно.

Я отстранился и подтолкнул ее к кровати.

— Иди к ней. Я буду ждать в коридоре, — она кивнула и пошла к кровати.

Выйдя в коридор, я позвонил Жилю, чтобы сообщить ему новости и сказать, что прилечу в Париж после операции. Затем позвонил Люку, а после него набрал Дома. Они звонили ранее и справлялись о состоянии Селены. Оба хотели прилететь сюда, но хоть я и очень сильно нуждался в них обоих, Люк принимал участие в Гран-При, которое стартует в России через несколько дней, и ему нужно сосредоточиться на гонке, а Дом взял отгулы и руководил работами, которые следовало провести в замке. Закончив все разговоры, я начал мерить шагами коридор, ожидая Марли. Мне хотелось провести с Селеной как можно больше времени, прежде чем улечу в Лондон. Боже, я буду жутко скучать по ней. Что, если она придет в себя, пока меня не будет рядом, и будет нуждаться во мне?

Я провел рукой по волосам и закрыл глаза.

Решай вопросы по одному, Ремингтон.

Но, даже мысленно повторяя эти слова, мне не удалось успокоиться.



mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.236 сек.)Пожаловаться на материал