Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Одна-одинешенька, но не одинока




 

Когда вокруг темнело, она садилась на стул балкона и глядела на детский парк через дорогу. Это было ее важнейшим ежедневным заданием, смыслом ее жизни. Она неустанно следила всегда - когда стояла хорошая погода, хмурилось или падал дождь. С наступлением октября заметно похолодало. И такими вечерами она тепло одевалась, покрывала колени пледом, пила горячее какао. До половины одиннадцатого следила за детской горкой, затем, медленно разогревшись в ванне, ложилась в постель спать.

Конечно, Тэнго мог прийти и днем, засветло. Но, так уж получается, не приходил. Если он появится в этом парке, то только тогда, когда стемнеет и засветится уличный фонарь, а на небе отчетливо засияют две Луны. Наскоро поужинав и одевшись так, чтобы могла выбежать во двор, она поправляла волосы и, усевшись на садовый стул, сосредоточивала внимание на детской горке в вечернем парке. Под рукой всегда должен был находиться автоматический пистолет и бинокль фирмы «Nikon». Опасаясь пропустить появление Тэнго, бегая в туалет, Аомамэ пила только какао.

Целыми днями она неутомимо высматривала Тэнго. Книг не читала, музыки не слушала, а прислушиваясь к внешним звукам, не спускала глаз с парка. Даже позы почти не меняла. Лишь иногда поднимала голову - если вечер был безоблачным - и, поглядывая на небо, убеждалась, что там висят две Луны. А потом снова немедленно вглядывалась в парк. Аомамэ наблюдала за парком, а Луны - за Аомамэ. Однако Тэнго не появлялся.

 

В вечерний парк наведывалось немногие. Иногда показывались пары молодых влюбленных. Они садились на лавочку и, сжимая друг другу руки, как пара птиц, нервно и коротко целовались. Но поскольку парк был слишком маленьким, а освещение слишком ярким, они чувствовали себя там неспокойно, а потому вскоре переходили куда-либо. Случалось, что некоторые заходили в парк, чтобы воспользоваться общественным туалетом, но, увидев, что его заперли, разочарованно (или и сердито) уходили вон. Среди заходивших в парк были и служащие фирм, которые по дороге домой садились на скамейку и, наклонив голову, пережидали, когда выветрится хмель. А возможно, не хотели сразу возвращаться домой. В полночь там прогуливал собаку одинокий старый старичок. И собака, и старичок - молчали – они, казалось, потеряли всякую надежду.

И почти всегда в вечернее время людей не было видно. Даже ни один кот мимо не проходил. Безликое свет ртутного фонаря выхватывал из темноты только качели, детскую горку, песочницу и замкнутый общественный туалет. Насмотревшись продолжительное время на такой пейзаж, Аомамэ иногда волновалась - ей казалось, что она осталась на безлюдной планете. Как в фильме, в котором описан мир после атомной войны. Какое же его название?... «На берегу».



Однакоб Аомамэ и дальше сосредоточено наблюдала за парком. Как часовой моряк, что, выбравшись на высокую мачту, выслеживает рыбные косяки или зловещий вражеский перископ в морских просторах, ее внимательная пара глаз выискивала только одного - Тэнго Кавана.

Возможно, Тэнго, живя в другом районе, в тот вечер случайно проходил рядом. Если это правда, то надежды на то, что он снова навестит этот парк, почти нет. «А впрочем, может, это не так», - думала Аомамэ. Одежда и поведение Тэнго, который сидел тогда на детской горке, почему подсказывали, что он просто вышел на обычную вечернюю прогулку, на небольшое расстояние. И по дороге, зайдя в парк, поднялся на детскую горку. Возможно, чтобы посмотреть на Луну. Если это так, то к его жилищу отсюда можно дойти пешком.

В квартале Коендзи непросто найти место, чтобы созерцать Луну. Здесь ровная земля и почти нет высоких зданий, на которые можно было подняться. А вот детская горка в вечернем парке вполне годилась для такой цели. Здесь тихо и никто не помешает. Если Тэнго захочет смотреть на Луны, то обязательно снова придет сюда. Так предположила Аомамэ. Но тотчас подумала: «Ну, нет, возможно, так просто не получится. Может, он уже нашел лучшее место на крыше высотного здания, чтобы смотреть на два месяца ».

Аомамэ коротко кивнула. «Нет уж, не надо предполагать лишнего. У меня нет другого выбора, как просто верить, что Тэнго когда-то придет в парк, и дальше настойчиво ждать. Я не могу уйти отсюда, пока этот парк - единственная точка соприкосновения, которая нас обоих объединяет.



 

Аомамэ не нажала на спусковой крючок пистолета.

Это было в начале сентября. Она стояла на аварийной остановке столичной скоростной автострады номер три во время пробки и, освещенная ослепительными лучами восходящего солнца, с воткнутым в рот черным дулом пистолета фирмы «Heckler und Koch». В костюме от Дзюнко Симада и туфлях на высоких каблуках от Шарля Журдана.

Окружающие люди в автомобилях, не догадываясь, что произойдет, примагнитились к ней своими взглядами. И женщина средних лет в серебристом «Mercedes-Benz coupe», и загорелые водители на высоких сиденьях трейлеров. У них перед глазами Аомамэ собиралась сокрушить мозг пулей калибра девять миллиметров. Другого способа, кроме укорочения собственной жизни, она не имела, чтобы исчезнуть из 1Q84 года. Зато она сможет спасти жизнь Тэнго. По крайней мере, так обещал лидер, когда клялся, попросив собственной смерти.

Аомамэ особо не жалела, что должна умереть. «Кажется, все уже определилось после того, как я оказалась в мире 1Q84 года. Я достигла выполнения своего плана. Поэтому, какой смысл жить одной в этом мире с непонятной логикой, где на небе две Луны, а человеческой жизнью распоряжаютсяLittlePeople ? » Но, в конце концов, она не нажала на гашетку пистолета. В последний момент ослабила указательный палец правой руки и вытащила изо рта дуло пистолета. И, как человек, наконец вынырнувший из глубокого моря, сильно вдохнула и выдохнула воздух - так как полностью изменила его в организме.

Аомамэ не ушла из жизни потому, что услышала далекий голос. Тогда, когда напрягла палец на крючке, окружающий шум полностью исчез и наступило безмолвие. Ее окружала глубокая тишина, как на дне бассейна. Там смерть не была чем-то темным и страшным. А, очевидно, чем-то естественным, как околоплодная жидкость для эмбриона. «Неплохо», - подумала Аомамэ. И почти улыбнулась. И именно тогда она услышала голос.

Казалось, этот голос доносился из далекого места и далекого времени. Раньше она его не слышала. Видно, обогнув не один крутой поворот, он потерял свой первоначальный тембр и особенности. А осталось от него только пустое, лишенное смысла эхо. Однако в этом голосе она почувствовала родное тепло. Казалось, голос звал ее по имени.

Аомамэ расслабила палец на спусковом крючке пистолета, прикрыла глаза и прислушалась, пытаясь разобрать слова, которые выдавал голос. Но едва-едва услышала (а может, ей лишь показалось, что услышала) только собственную фамилию. Остальные показалась ей завыванием ветра в пещере. Затем голос удалился, еще больше потерял смысл и утонул в безмолвии. Исчезла пустота, которая ее окутывала, мигом вернулся окружающий шум, словно пробку вынули из уха. Очнувшись, она почувствовала, что намерение умереть уже ее покинул.

«Возможно, я еще раз смогу встретить Тэнго в этом маленьком парке, - подумала Аомамэ. - А умереть можно и позже. Еще только один раз воспользоваться шансом. Жизнь - это все же возможность встретиться с ним.Хочу жить », - твердо решила она. Это было странное ощущение. Такого она ни разу еще не испытывала. Аомамэ отпустила спусковой крючок, поставила пистолет на предохранитель и сунула его в сумку. Выпрямившись, нацепила на нос темные очки и двинулась в противоположном направлении к такси, на котором прежде ехала. Люди в автомобилях молча смотрели на то, как она широким шагом, в туфлях на высоких каблуках, идет скоростной автострадой. Долго идти не пришлось, ее прежнее такси, подвигаясь медленно вперед, уже было близко.

Аомамэ постучала в окно рядом с таксистом, и тот опустил стекло.

- Опять повезете?

Водитель заколебался.

- Кажется, вы там пистолет в рот вставляли.

- Да.

- Настоящий?

- Да что вы! - скривив губы в усмешке, ответила Аомамэ.

Водитель открыл дверцу, и она села в такси. Сняв сумку с плеча, положила на сиденья и вытерла губы платочком. Во рту остался запах металла и смазки.

- Так что, нашлись аварийная лестница? - спросил водитель.

Аомамэ отрицательно покачала головой.

- Это и не удивительно. Я вообще никогда не слышал, чтобы в таком месте они были, - сказал он. - Ну что, сойдете в Икедзири, как было первоначально оговорено?

- Да, - ответила она.

Высунув руку из открытого окна, водитель перестроился перед большим автобусом на правую полосу. Показания счетчика не изменились после того, как Аомамэ сошла с такси.

Опершись на спинку сиденья и спокойно дыша, она бросила взгляд на хорошо знакомый рекламный щит фирмы «Эссо». Тигр, повернувшись к ней профилем, держал, улыбаясь, в лапах заправочный шланг. «Впустите тигра в свой бензобак», - извещала реклама.

- Впустите тигра в свой бензобак, - прошептала Аомамэ.

- Что? - Спросил водитель, глядя на нее в зеркальце заднего вида.

- Да ничего. Просто пробормотала себе под нос.

«Еще немного поживу на этом свете и посмотрю, что произойдет. Умереть никогда не поздно. Все может случиться », - подумала она.

 

На следующий день, после того как Аомамэ передумала покончить с собой, позвонил Тамару и она ему сообщила, что ее планы изменились.

- Я решила, что не уеду отсюда. Не буду менять фамилию, и не буду делать пластическую операцию, - сказала она.

На том конце телефонной линии Тамару замолчал. Среди этой тишины он перебирал в своей голове различные версии.

- Значит, вы не хотите переезжать в другое место?

- Да, не хочу, - коротко ответила Аомамэ. - Хочу еще некоторое время побыть здесь.

- Там нет условий, чтобы человек мог скрываться долгое время.

- Если я закроюсь в квартире, и не буду выходить на улицу, меня никто не заметит.

- Не стоит пренебрегать теми типами, - сказал Тамару. - Они все подробно разнюхают и, думаю, кинутся по следам за вами. Опасность угрожает не только вам, но и близким к вам людям. Да и я окажусь в щекотливом положении.

- Мне, конечно, несколько неудобно перед вами, но я хотела 6ы еще некоторое время пожить именно здесь.

- Твою ж мать! Еще некоторое время!- вырвалось у Тамару - Извините, но по-другому я не мог сказать.

На минутку Тамару задумался. Видно, в звучании ее голоса почувствовал решительность Аомамэ.

- Для меня мое нынешнее положение - превыше всего.Почти все. Вы меня понимаете? - сказал он.

- Кажется, понимаю.

Тамару снова замолчал. Потом сказал:

- Хорошо. Просто я хотел, чтобы между нами не было недопонимания. Из ваших слов видно, что вы имеете для этого соответствующую причину.

- Имею, - ответила Аомамэ.

На том конце телефонной линии Тамару коротко откашлялся.

- Как я уже говорил, мы придумали план и подготовились, чтобы переправить вас куда-нибудь далеко, в безопасное место, замести за вами следы, изменить лицо и фамилию. Сделать вас если не полностью, то почти полностью другим человеком. И в этом мы, кажется, договорились.

- Конечно, я это знаю. И против упомянутого плана не возражаю. Но со мной произошло одна неожиданная вещь. И мне надо еще чуть дольше здесь остаться.

- Я не могу вам ничего определенного ответить, - сказал Тамару. И в его горле что-то прохрипело. - Чтобы ответить, нужно некоторое время.

- Тогда я побуду здесь, - сказала Аомамэ.

- Хорошо, - согласился Тамару и положил трубку.

 

Около девяти на следующее утро зазвенел телефон - сначала трижды, затем, после короткого перерыва, еще раз. Наверняка, звонил Тамару. Без всякого приветствия он начал:

- И мадам обеспокоена тем, что вы там долго задержитесь. В таком случае не удастся гарантировать полной безопасности. Это для вас лишь промежуточный пункт. Наше общае мнение такое, что вам надо как можно скорее перебраться куда-нибудь далеко, в безопасном месте. Вы это понимаете?

- Хорошо понимаю.

- Вы - хладнокровный, решительный, осторожный человек, и не сделаете фатальной ошибки. В целом мы полностью вам доверяем.

- Спасибо.

- Если вы настаиваете остаться в этой квартирееще немного , то, значит, имеете для этого соответствующую причину. Я не знаю, какую, но, думаю, это не просто прихоть. А поэтому мадам считает, что в таком случае готова согласиться с вашим пожеланиям.

Аомамэ молча слушала.

- Вы можете здесь остаться до конца этого года. Но не дольше.

- То есть, как только этот год кончится, мне придется переселиться куда-нибудь в другое место?

- Да. Но мы постараемся наиболее полно уважать вашу волю.

- Понятно, - сказала Аомамэ. - Итак, до конца года я побуду здесь, а затем переселюсь в другое место.

Однако в действительности думала она иначе - не собиралась никуда ехать, пока не увидится с Тэнго. И если бы она сейчас такое сказала, то дело бы усложнилась. До конца года еще есть определенная отсрочка. А что делать дальше, она подумает позже.

- Значит, договорились, - сказал Тамару. - Один раз в неделю вам будут поставлять продукты и товары повседневного спроса. В час дня каждый вторник будут наведываться поставщики. Они сами будут заходить, потому что у них есть свой ключ. Кроме кухни, они не будут никуда заглядывать. А вы в это время оставайтесь в дальней спальне и запирайте дверь на ключ. Лицо не показывайте. Голоса не подавайте. Выйдя из квартиры в коридор, поставщики один раз позвонят. И тогда можете выйти из спальни. Если вам что-то нужно еще, говорите сейчас. Включу это в следующей партии товаров.

- Была бы благодарна за комнатный спортивный тренажер для тренировки мышц, - сказала Аомамэ. - Потому как упражнений без него и просто разминанки недостаточно.

- Настоящего, как в спортивном клубе, не обещаем, но если вам подойдет для домашнего обихода такой, который не занимает много места, то можем приготовить.

- Достаточно простой, - сказала Аомамэ.

- Велотренажером и несколькими вспомогательными снарядами для укрепления мышц обойдетесь?

- Обойдусь. И если можно, не забудьте также металлическую софтбольного биту.

На несколько секунд Тамару замолчал.

- Битой по-разному пользуются, - сказала Аомамэ. - Просто когда она под рукой, у меня настроение спокойное. Так как я выросла вместе с ней.

- Понятно. Приготовим, - ответил Тамару. - Если вспомните, что вам еще что-то нужно, напишите на бумаге и оставьте на кухонном столе. В следующий раз вам доставят.

- Спасибо. Сейчас мне ничего особенно не нужно.

- Книг или видеофильмов не хотите?

- Ничего особенного не приходит в голову.

- А не подойдет вам «В поисках утраченного времени» Пруста? - спросил Тамару. - Если не читали, то, возможно, получите хорошую возможность прочитать.

- А вы читали?

- Нет. Я никогда не сидел в тюрьме и нигде долго не скрывался. Говорят, что этот роман трудно читать, когда нет такой возможности.

- А кто-то из ваших знакомых читал?

- Среди моих знакомых есть люди, которые длительное время находились за решеткой, но Пруст их не заинтересовал.

- Ладно. Попробую, - сказала Аомамэ. - Если эта книга вам попадется, передайте в следующий раз с поставщикам.

- Признаюсь, я уже приготовил, - ответил Тамару.

 

Точно в час пополудни во вторник прибыли "поставщики". Как велел Тамару, Аомамэ замкнулась на ключ в дальней спальне и затаила дыхание. Услышала, как щелкнул замок и несколько человек зашло в квартиру. Аомамэ не знала, что это за люди, которых Тамару называл «поставщиками». По топоту их ног она примерно догадалась, что их было двое, но их голоса совсем не услышала. Они принесли несколько узлов и, не разговаривая друг с другом, их разложили. Было слышно, как они помыли продукты водой из крана и положили в холодильник. Видимо, заранее договорились, кто и что будет делать. Слышно, как они что-то распаковывали, а коробки и бумажную обертку бросали в кучу. Кажется, забрали из кухни мусор. Аомамэ не могла спускаться с пакетами мусора на нижний этаж к мусоросборнику. А потому пришлось ждать, чтобы кто-то другой это сделал.

Поставщики работали живо и результативно. Без лишнего шума и топота ног. За минут двадцать закончив работу, они открыли дверь и вышли. Слышно было, как они запирали из коридора замок и дали условный знак, нажав на кнопку звонка. Для верности Аомамэ подождала пятнадцать минут, вышла из спальни и, убедившись, что никого нет, заперла дверь изнутри на засов.

Крупногабаритный холодильник содержал продукты на целую неделю. На этот раз это были не стерилизованные продукты, которые можно было наскоро готовить на электроплитке, а в основном совсем свежие. Разнообразные овощи и фрукты. Рыба и мясо. Тофу, морская капуста и натто. [1] Молоко, творог, апельсиновый сок. Дюжина яиц. Чтобы не оставлять лишнего мусора, все было выложено из коробок и аккуратно обернуто целлофановой пленкой. Они довольно точно знали, в каких продуктов Аомамэ нуждается ежедневно. Как об этом узнали?

У окна стоял велотренажер. Небольшой, но высокого качества. Его экран показывал скорость движения, пробег и количество затраченной энергии. А также количество оборотов в минуту и пульс. Стояло скамеечный спортивный снаряд для тренировки мышц живота, спины и плеч. С помощью прилагаемых инструментов все можно было просто складывать и разбирать. Аомамэ умела ими пользоваться. Модели тренажеров были простые, но полностью ее удовлетворяли. Их двух хватило, чтобы обеспечить Аомамэ нужной нагрузкой.

Лежала и металлическая бита в мягкой упаковке. Аомамэ вынула ее и несколько раз взмахнула ею. Серебристо сверкая, новенькая бита со свистом резанула воздух. Ее приятная тяжесть успокоила Аомамэ. Прикосновение к бите напомнили ей также о днях юности, проведенных с Тамаки Оцука.

На столе лежали тома «В поисках утраченного времени» Пруста. Не новые, но без следов того, что их кто-то читал. Всего пять штук книг. Аомамэ взяла один том в руки и перевернула его страницы. Кроме того, лежало несколько журналов - еженедельников и ежемесячников. А еще пять новеньких нераспечатанных видеокассет. Неизвестно, кто их подбирал, но это были новые фильмы, которые Аомамэ еще не видела. Она не привыкла посещать кинотеатры, а поэтому не испытывала неудобства, что некоторые пропустила. В большом бумажном пакете универмага содержалось три свитера. От грубого до тонкого. Две толстые фланелевые рубашки, четыре тенниски с длинными рукавами. Все одноцветное, простого кроя. Подходящего размера. Были также грубые носки и колготки. Все, нужное для того, чтобы пробыть здесь до конца декабря. Очень хорошая подготовка.

Аомамэ отнесла эту одежду в спальню, одну часть положила в ящик, а вторую повесила в шкаф. Когда, вернувшись на кухню, пила кофе, зазвонил телефон - сначала трижды, а затем, после короткого перерыва, еще раз.

- Груз доставили? - спросил Тамару.

- Спасибо. Кажется, подобрано все нужное. Спортивного снаряжения достаточно. Осталось только прочесть Пруста.

- Если мы что-то пропустили, то смело говорите, не стесняйтесь.

- Так и сделаю, - ответила Аомамэ. - Правда, определить, что вы пропустили, не просто.

Тамару откашлялся.

- Может, это не к месту будет сказано, но позвольте вас предостеречь.

- О чем?

- Замкнуться самой надолго в тесном месте, ни с кем не встречаться и не разговаривать - все это, если реально попробовать, нелегко перетерпеть. Даже вроде бы не поддающийся человек через некоторое время завоет. Особенно если за ним охотятся.

- А разве я когда-то жила в просторном месте?

- Возможно, это - ваша сильная сторона, - ответил Тамару. - Но все равно лучше быть настороже. Если напряжение непрерывно будет продолжаться, то незаметно нервы растянутся, как резина. А когда полностью растянутся, то вернуться обратно не смогут.

- Постараюсь быть начеку, - сказала Аомамэ.

- Кажется, я уже говорил, что вы - внимательный человек. Практический и терпеливый. Но себя не переоценивайте. Как только потеряете бдительность, то, несмотря на свою внимательность, обязательно сделаете ту или иную ошибку. Одиночество разъедает человека, словно кислота.

- Я думаю, что не одинока, - объявила она наполовину Тамару, наполовину себе. - Одна-одинешенька, и не одинока.

На том конце телефонной линии на минуту воцарилось молчание. Видимо, собеседник раздумывал, какая разница между словами «Один-единственный» и «Одинокая».

- Во всяком случае, теперь буду еще осторожнее. А за ваше предостережение спасибо, - сказала Аомамэ.

- Я хотел бы, чтобы вы поняли одно, - предостерег Тамару. - Мы всеми силами вас поддерживаем. Но если возникнет какая-нибудь неизвестная экстремальная ситуация, может быть, вам самой придется из нее выбираться. Может, мы не сможем вовремя примчаться к вам на помощь. Или же какие-то обстоятельства вообще станут нам мешать. Скажем, если наши отношения с вами станут нежелательными.

- Я это хорошо понимаю. Поэтому собираюсь сама себя защитить, потому как сама решила здесь остаться. С помощью металлической биты ивашего подарка .

- Этот мир жесток.

- Потому что, если есть желание, то обязательно будет испытание, - сказала Аомамэ.

Тамару снова еще немного помолчал, а потом сказал:

- А вы слышали о методике последнего испытания кандидата в следователи тайной полиции при Сталине?

- Кажется, не слышала.

- Его заводили в квадратную комнату, в которой стоял только обыкновенный деревянный стул. И вот от начальника он получил такой приказ: «Выбей из этого стула признание и напиши протокол. Пока этого не сделаешь, из комнаты не выйдешь ».

- Чрезвычайно сюрреалистическая история, правда?

- Нет, это не сюрреалистическая, а от начала до конца реальная история. Сталин реально создал параноидальную систему и за время своего правления загнал в могилу примерно десять миллионов человек. В основном своих соотечественников. Мы реально живем в таком мире. Крепко накрепко вбейте себе это в голову.

- Вы на все случаи жизни знаете поучительные истории!

- Не совсем. Просто собираю их в соответствии с потребностью. Каждый раз запоминаю только то, что может реально потребоваться, поскольку систематического образования не получил.Если есть желание, то обязательно будет испытание . Все как вы сказали. Это правда. Только желаний мало, и они в основном абстрактные, а испытаний множество, и они основном конкретные. Этому я научился на своем опыте.

- Ну и, в конце концов, какие признания добывали из деревянного стула начинающие следователи?

- Сомневаюсь, стоит ли над этим задумываться, - ответил Тамару. - Потому что это будет нечто похоже на коан [2] секты Дзен.

- Сталинской секты Дзэн, - сказала Аомамэ.

Немного помолчав, Тамару положил трубку.

 

В тот день после полудня, пользуясь велотренажером и скамеечным спортивным снарядом, Аомамэ занялась физическими упражнениями. Такими ощутимыми нагрузками она уже давно не наслаждалась. После того смыла пот под душем. Слушая радио, готовила простые блюда. Пересмотрела по телевизору вечерние новости. (Ни одна из них ее не заинтересовала.) А когда солнце зашло за горизонт, вышла на балкон и наблюдала за парком. С тонким пледом на коленях, биноклем и пистолетом. И блестящей новенькой металлической битой.

«Если Тэнго не появится, то я буду проводить однообразную жизнь в квартале Коэндзи, пока не кончится 1Q84 год, полный загадок. Готовить блюда, делать упражнения, пересматривать новости и, перелистывая страницы Пруста, ждать, когда появится Тэнго. Ожидать его - главная моя задача. Теперь только эта слабенькая нить привязывает меня к жизни. Как того паука, которого я увидела, когда спускалась аварийной лестницей столичной скоростной автострады. Маленького черного паука, что, затаился в жалкой паутине среди грязноватой металлической арматуры. Раскачиваемый ветром, дующим между опорами автострады, паучок едва держалось своей паутины. Мне было даже немного жаль его. И вот сейчас я оказалась в таком же положении, как и тот паук ».

«Надо достать кассету с « Симфониеттой» Яначека, - подумала она. - Она мне нужна во время физических упражнений, эта музыка связывает меня с неким неопределенным местом. Выполняет роль гида. Надо добавить ее к следующему списку заказанных товаров ».

 

Теперь, в октябре, осталось только три месяца отсрочки. Часы беспрестанно выбивали время. Усевшись на садовый стул, Аомамэ и дальше наблюдала сквозь щели непрозрачных пластиковых жалюзи за парком и детской горкой. Уличный фонарь обдавал детский парк мертвенно-бледным сиянием. Этот пейзаж вызвал в ее памяти безлюдные проходы в здания океанариума. Невидимые фантастические рыбы бесшумно, ни на секунду не останавливаясь, плыли между деревьями. Две Луны на небе требовали от Аомамэ признания.

«Тэнго, - прошептала Аомамэ. - Где ты сейчас? »

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.022 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал