Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Какое жуткое названье!

Но что же мне туманит взгляд?

В глазах - кровавая завеса.

Здесь восемь лет витала смерть,

На рубищах - сплошные клейма,

И невозможно разглядеть,

Что там, внизу - волшебный Веймар.

Там - Гете "Фауста" писал,

Здесь - пламя смерти бушевало

Там - "Люди гибнут за металл",

Здесь - люди гибнут от металла.

Там - Виланд, Шиллер, Гердер, Бах,

Там - Кранах, сказочен и ярок.

Здесь - пулеметы на столбах

И пасти лютые овчарок.

Там - жил великий Ференц Лист,

Воспевший музыкой свободу.

Здесь - бьют кувалдой в ржавый лист,

Людей сгоняя на работу.

Там - грациозный Бельведер,

Там - дух искусств здоров и пылок.

А здесь - фашистский офицер

С ухмылкой целится в затылок.

Там - Музы вышли на парад,

Здесь - всюду смерти изваянье.

Звучит красиво - Бухенвальд?!

Какое жуткое названье!

Марк Луцкий.

 

Концентрационные лагеря - специально оборудованные места лишения свободы не в качестве наказания за совершенное им преступление, а в качестве средства предупредить возможное совершение противниками нацистского режима.

В феврале 1945 года Гитлер отдал приказ о том, что ни один узник концлагеря не должен попасть в руки освободителей. В Заксенхаузене было уничтожено 41.332 человека, в Берге-Берзене-37.000, в Бухенвальде-13.000, в Маутхаузене. Кого не успевали умертвить, перегоняли в Люберек. Чтобы утопить в Балтийском море. Тысячи узников погибли во время этих маршей смерти.

 

За что люди так страдали?

 

Первые концентрационные лагеря были созданы с целью изоляции и интернирования лиц, подозреваемых в оппозиции нацистскому режиму, уничтожения миллионов людей разных национальностей — так называемых врагов или представителей «низших» групп населения — в странах, попавших под власть нацистов, и сыграли решающую роль в проведении нацистской политики уничтожения евреев.

Лица, подозреваемые во враждебности к режиму, могли подвергаться превентивному аресту на неопределенный срок.

. Введение чрезвычайного положения сопровождалось массовыми арестами коммунистов, которых нацисты обвинили в поджоге рейхстага. В марте. был принят закон о предоставлении нацистскому правительству чрезвычайных полномочий, на основании которых были произведены аресты руководителей «старых» политических партий (социал-демократической и других), профсоюзных деятелей, а также евреев — писателей, журналистов и юристов.

.С начала военных действий в системе концентрационных лагерей произошли значительные изменения: увеличилась число заключенных, расширилась сеть концентрационных лагерей как на территории Германии, так и за ее пределами; изменились функции лагерей.



 

В концлагеря отправляли:

-военнопленных и интернированных во время войны[1];

-политических заключенных при некоторых диктаторских режимах, во внесудебном порядке;

-лиц, лишенных свободы по национальному или иному признаку;

-заложников, обычно во время гражданских войн или оккупации;

-предназначенных к ликвидации в лагерях уничтожения в нацистской Германии.

 

 

В районах Австрии, расположенных вблизи границы с Чехословакией и Венгрией, были созданы специальные лагеря для венгерских евреев. Концентрационные лагеря были оборудованы как места казни еще до разработки планов массового истребления. Уничтожению, именовавшемуся «особой мерой», подвергались различные группы заключенных.Людей заражали инфекционными болезнями, искусственно вызывали среди заключенных концентрационных лагерей эпидемии, чтобы проверить действие новых лекарственных средств и ядов. Врачи СС производили ампутации костей и вырезали мышцы с целью трансплантации; они удаляли внутренние органы и вводили в тела людей ткани, пораженные раком. Жертвы опытов, которые не погибали немедленно, умирали впоследствии в муках и при полном отсутствии ухода. Некоторые из них выжили, но остались калеками.

 

О лагерях

 

Бухенвальд (Buchenwald) – один из крупнейших нацистских концлагерей. Был создан в 1937 году в окрестностях города Веймара (Германия). С 1937 по 1945 гг. узниками лагеря были около 239 тысяч человек. Всего в Бухенвальде было замучено 56 тыс. заключенных 18 национальностей.



Лагерь был освобожден 10 апреля 1945 г. частями 80-й дивизии США. В 1958 г. в Бухенвальде открыт мемориальный комплекс, посвященный. героям и жертвам концлагеря.

Освенцим (Auschwitz-Birkenau), известный также под немецкими названиями Аушвиц или Аушвиц‑Биркенау, – комплекс немецких концлагерей, находившийся в 1940-1945 гг. на юге Польши в 60 км к западу от Кракова. Комплекс состоял из трех основных лагерей: Аушвиц-1 (служил административным центром всего комплекса), Аушвиц-2 (также известный как Биркенау, "лагерь смерти"), Аушвиц-3 (группа из приблизительно 45 небольших лагерей, созданных при фабриках и шахтах вокруг общего комплекса).

В Освенциме погибло более 4 млн человек, среди которых – более 1,2 млн евреев, 140 тыс. поляков, 20 тыс. цыган, 10 тыс. советских военнопленных и десятки тысяч узников других национальностей.

27 января 1945 г. советские войска освободили Освенцим

Дахау (Dachau) – первый концентрационный лагерь в фашистской Германии, создан в 1933 г. Имел около 130 филиалов и внешних рабочих команд, расположенных в Южной Германии. Узниками Дахау были более 250 тысяч человек из 24 стран; замучены или убиты около 70 тысяч человек (в т. ч. около 12 тысяч советских граждан).

Майданек (Majdanek) –По данным Нюрнбергского процесса, в 1941-1944 гг. в лагере фашистами уничтожено около 1,5 млн человек различных национальностей. Лагерь был освобожден советскими войсками 23 июля 1944 г. В 1947 г. в Майданеке был открыт музей и исследовательский институт.

Треблинка (Treblinka) –В Треблинке I (1941-1944 гг., трудовой лагерь) погибли около 10 тыс. человек, в Треблинке II (1942-1943 гг., лагерь уничтожения) – около 800 тыс. человек (преимущественно евреи). В августе 1943 г. в Треблинке II фашистами подавлено восстание узников, после которого лагерь был ликвидирован. Лагерь Треблинка I был ликвидирован в июле 1944 года при приближении советских войск.

В 1964 г. на месте Треблинки II открыто мемориальное символическое кладбище жертв фашистского террора: 17 тыс. надгробий из камней неправильной формы, памятник-мавзолей.

Равенсбрюк (Ravensbruck) – концлагерь был основан как исключительно женский, но позднее вблизи был создан небольшой лагерь для мужчин и еще один для девочек. В 1939-1945 гг. через лагерь смерти прошло 132 тысячи женщин и несколько сот детей из 23 стран Европы. 93 тысячи человек было уничтожено. 30 апреля 1945 г. узники Равенсбрюка были освобождены бойцами советской армии.

Маутхаузен (Mauthausen) – За время существования лагеря (до мая 1945 г.) в нем находилось около 335 тысяч человек из 15 стран. Только по сохранившимся записям, в лагере уничтожено более 122 тысяч человек, в т. ч. более 32 тысяч советских граждан. Лагерь был освобожден 5 мая 1945 г. американскими войсками.

 

Саласпилс — лагерь смерти на территории оккупированной нацистами во время Второй мировой войны Латвии и предназначенный для массового уничтожения людей. В нём содержались советские военнопленные, а также евреи из Франции, Чехии, Польши и антифашисты из Германии. Он также стал центральным лагерем для всех восточных оккупированных территорий. Находился в 18 километрах от Риги с октября 1941 года до конца лета 1944 года. Относился к числу образцовых фабрик подавления и уничтожения личности.

Наиболее печальную известность этот лагерь получил из-за отдельного содержания детей, которых затем стали использовать для отбора крови для раненых немецких солдат. Ежедневно у каждого ребенка забиралось до полулитра крови, вследствие чего дети быстро погибали. Это не был лагерь уничтожения, такой как Майданек или Освенцим, с газовыми камерами для одновременного убийства большого числа человек, и крематориями для сжигания трупов с заранее просчитанной производительностью так называемых «фабрик смерти». Но в него люди посылались только с одной целью — чтобы они умирали мучительной смертью. По свидетельским показаниям, в лагере было уничтожено более 100 000 человек

 

Режим лагеря смерти

 

Попадавший в лагерь утрачивал все связи с внешним миром и все признаки своей индивидуальности: он лишался имени, социального положения, профессии, имущества, даже волос. С того момента, как он входил в ворота лагеря, он становился номером. Заключенный не имел никаких прав; не мог кому-либо жаловаться; не существовало никаких обязательных правил, доступных его пониманию, кроме обязанности безоговорочно подчиняться приказам начальства.

В концлагерях всех прибывших сначала «рассортировывали»: родителей, взрослых - в одни бараки, детей старше 14 лет - в другие, до 12 лет - в третьи.

Дети говорили на разных языках, но команды немецких надзирателей заучивали сразу, их вбили в головы малышей дубинками.

За непослушание, медлительность, строптивость избивали. Практиковали и такое наказание: выводили всех из бараков, отбирали наиболее непослушных и на лагерном плацу на глазах у всех расстреливали – человек по 15. Зимой выводили раздетыми во двор, обливали водой и заставляли некоторое время стоять неподвижно.

Отправление естественных надобностей было превращено для маленьких узников в еще одну физическую и психологическую пытку. Уборная, как правило, в концлагерях находилась на первом этаже блока. Это была зачастую комнатка площадью не более 12 кв. метров. Здесь находился умывальник и три дырки в полу. Во время оправки сюда загоняли узников целого блока, то есть 20–30 человек. Вот как вспоминали малолетние заключенные концлагеря: «По команде «раз, два, три, три с половиной, четыре» каждый из нас обязан был расстегнуться, оправиться и застегнуться, что было очевидно абсолютно недостаточным временем, тем более что произнесение команды не было вообще продолжительным, но выражения «раз, два и т.д.» произносились в таком темпе, что вся команда не могла длиться больше чем полторы секунды». Многие оправлялись прямо на пол, дежурные из числа заключенных должны были затем убирать это голыми руками, так как не имели никаких инструментов.

Баня для заключенных была по субботам. На дворе ребенок оставлял одежду, затем подбегал один вслед за другим под струю воды и намыливал тело, после чего подбегал под душ, чтобы смыть мыло. Движение регулировалось полицейскими с резиновыми палками, которые с удовольствием избивали маленьких узников, так как удары хорошо ложились на мокрые намыленные тела. Дезинфекция одежды была еще одним способом издевательства над людьми: комплект одежды на каждого был один, поэтому узникам приходилось ждать на дворе голыми вне зависимости от погоды.

Спали дети на многоярусных нарах, где лежала солома и непонятное тряпье. Зимой бараки не отапливались.

Кормили один раз в день, давали какую-то баланду из зелени, иногда сырую брюкву, кусочек эрзац-хлеба, испеченного неизвестно из чего. Во время завтрака, обеда и ужина узник должен был в течение нескольких минут, вбежав в зал, взять свою порцию и съесть ее. Кто вбегал последним, уже не имел времени на еду.

Дети вспоминали: «Кормили очень плохо, на обед отводилось несколько минут… Постоянно хотелось есть, а за обедом иногда не успевали. Кто заходил последним, только успевал взять тарелку, как раздавалась команда «Бегом марш!». Рацион маленьких заключенных был крайне скудным и не соответствовал ни их физиологическому развитию, ни физическим нагрузкам.

Распорядок дня был железным, как у взрослых пленных. Ранний подъем, работа, отбой в определенное время. Маленькие узники не должны были бездельничать. Они подметали территорию лагеря, помогали убирать в столовой, иногда детей вывозили на уборку мусора в город, они рыхлили землю вдоль колючей проволоки. Так как по ней был пропущен ток, а дети ничего не понимали, то, прикоснувшись, погибали. Но это никого не волновало.

 

Вот примерный распорядок дня и меню на день в концлагере:

 

Подъем, уборка, мытье, оправка – 4.00 -5.00

Завтрак(полкружки суррогатного кофе без хлеба) - 5.00-5.30

Построение, перекличка – до 7.00

Работа - 7.00-11.30

Обед (вареная брюква и черпак баланды – 300 грамм), мытье посуды – 11.30-13.00

Построение с 13.00 до 14.00

Работа – 14.00-17.00

Построение, перекличка – до 18.00

Ужин (полкружки кофе и 150 грамм хлеба. Хлеб давали раз в день по вечерам. По субботам добавляли кружок плавленого сыра, столовую ложку ягодного сиропа и 15 грамм маргарина), мытье посуды – 18.00-19.00

Приготовление ко сну – 19.00-19.15

Ночная тишина – 19.15

В реальности этот режим соблюдался лишь формально. По многочисленным свидетельствам малолетних узников, и прием пищи, и отправление естественных надобностей производились по свистку и по команде «раз, два, три», то есть на все уделялись буквально считанные секунды. Кроме того, их так же, как и взрослых могли ночью будить и выводить на проверки.

 

 

У каждого своя история

 

Как дети попадали в лагеря? У каждого – своя судьба. Валентин Нестеров, тогда ему было 9, уходил из Николаева вместе с матерью. Во время бомбежки они потеряли друг друга. Его, прятавшегося в воронке, питавшегося тем, что найдет на огородах, немецкие полицаи отправили под арест. Юного партизана Владимира Мациенко – ему было 12 лет, схватили во время облавы, когда он шел на связь с подпольщиками. Четырнадцатилетнего Павла Каюна забрали за то, что он пытался спрятаться в лесу, когда в их селе молодежь угоняли на работу в Германию. Все они оказались на нарах концлагеря Бухенвальд. И сквозь зарешеченные окна видели, как около крематория сваливают, будто древа, исхудавших, надорвавшихся на непосильной работе людей, в которых еще теплилась жизнь.

 

Фашисты запрягали детей вместо лошадей, забирались в повозки, брали кнут и с громким хохотом погоняли их. При этом кричали, чтоб те пели на ходу. Они их так и называли: «поющие лошади».

 

«Перед бараками стоял деревянный «козел» для порки. Экзекуции шли каждый день, - вспоминал И. П. Николенко (когда он попал в концлагерь, ему было 14 лет). За что охранники могли наказать, в том числе и детей? Даже за то, что им показалось, будто ты недостаточно быстро сдернул свою полосатую шапку, приблизившись к нему, или посмотрел слишком дерзко. Могли тебя тут же стукнуть рукояткой пистолета, или огреть хлыстом. Со мной не раз проделывали такую «забаву»: спускали на меня собаку, на пасть которой был надет намордник. Громадная собака сваливала меня с ног, катала по земле. Стоявшие вокруг охранники смеялись».

 

Другой узник из детского барака И.А. Борисов рассказывал:

 

«Нам в концлагере охранники говорили, что выйти из Бухенвальда можно только через трубу крематория. Что бы ты ни делал – получал ли миску баланды, тащился в шеренге на перекличку, - отовсюду было видно, как выходит дымок из трубы. Сгорает чья-то жизнь. А кто туда попадет завтра? С этой мыслью жили».

 

Вот рассказ одной из узниц лагеря Салапсиса 10-летней Наташи Лемешонок:

 

"Через несколько дней солдаты всех группами выводили из барака и вели через двор в больницу. Там нас выстроили в очередь. Мы не знали, что с нами будут делать. Потом пришел немецкий доктор, большой и сердитый, и другой немец, я не видела, что они делали впереди, но какая-то девочка вдруг стала плакать и кричать, а доктор топал ногами. Мне было очень страшно... подошла моя очередь... доктор воткнул мне в руку иглу и, когда набрал полную стеклянную трубку, отпустил меня и стал брать кровь у моей сестренки Ани... Через день, нас снова повели к врачу и опять брали кровь. Скоро Аня умерла в бараке. У нас все руки были в уколах. Мы все болели, кружилась голова, каждый день умирали мальчики и девочки".

 

История Сильвии Павловской

Война, взорвав мир, вошла в ее жизнь вместе со словом "оккупация". Через месяц после прихода фашистов Сильвию вместе с родственниками, знакомыми и незнакомыми людьми, румынами и молдаванами, украинцами и русскими гнали под палящим солнцем по дороге к Киеву. В один из дней приказали: пожилым отойти в сторону - за ними приедут подводы, остальным идти пешком. Едва колонна двинулась вперед и Сильвия вместе с матерью отошли от родственников, как тишину разрезали автоматные очереди. На глазах у обезумевших людей фашисты хладнокровно расстреляли всех стариков. На всю жизнь остались у нее в памяти страшные мгновения, когда она видела падающих под пулями бабушку и дедушку.

 

Затем были мытарства в Киеве и Харькове, откуда ее с матерью отправили в концлагерь Бухенвальд. Знание румынского и немецкого языков помогло им попасть не в еврейский блок. К этому времени фашистские врачи определили у Сильвии и ее матери первую группу крови, которая, как известно, для переливания подходит каждому. А крови солдатам фюрера требовалось все больше и больше.

 

Там же, в Бухенвальде, Сильвия впервые увидела славившуюся своей жестокостью Эльзу Кох. Прохаживаясь перед строем детей, поигрывая кожаной плеткой, она сортировала их для выполнения различных работ. Сильвия попала на подсобные. Но полосатую форму узников не выдали. А это значило - в любую минуту ее могли отправить в газовую камеру. Крематории лагеря работали на полную мощность. Дети не сознавали всей опасности и, только видя ужас в глазах старших, догадывались, какая всем им грозит беда. И лишь когда, брали КРОВЬ, детьми и взрослыми овладевали легкость и равнодушие...

 

Однажды всех детей близнецов и тех, у кого была первая группа крови, посадили в товарные вагоны. Через несколько дней Сильвия с матерью оказались в Освенциме - самом большом концлагере в Польше. Вначале они жили в блоке, где содержались целые семьи из Словакии, Югославии, Франции. На ее левой руке появился вытатуированный лагерный номер 1111. Каждый месяц ее вели к фашистским медикам. Несмотря на сильное истощение и слабость, у нее продолжали брать кровь.

 

Как и в Бухенвальде, газовые камеры и крематории здесь работали с максимальной нагрузкой. Фашисты использовали для убийства людей газ "циклон Б", и целые семьи уничтожались ежедневно, а вместо них прибывали все новые и новые обреченные.

 

Лагерное начальство стремилось поскорее избавиться от детей. Эсэсовцы отбирали их, установив планку на высоте 120 сантиметров. Проходивших под ней направляли сразу в крематорий. Понимая это, дети изо всех сил вытягивались, пытаясь попасть в группу тех, кого оставляли жить. Нацист Гесс, комендант лагеря Освенцим-Бжезинка, на судебном процессе после войны признал: "...маленьких детей, как правило, убивали, так как они были слишком малы, чтобы работать".

 

Однажды пришел очередной состав с людьми, на груди у которых были прикреплены шести конечные звезды. Сильвия и ее мать работали в то время рядом с площадкой, куда собрали только что прибывших. Эсэсовцы приказали им сложить вещи и всем раздеться. Это означало одно - газовые камеры и крематорий. Сильвия заметила мальчугана, стоявшего рядом с матерью, которая дрожащими руками его раздевала. Невдалеке лежал большой пустой чемодан. Фашистов рядом не было. Показав мальчику, чтобы он спрятался в нем, Сильвия, захлопнув крышку чемодана, с помощью матери перетащила мальчика в зону, где находился их блок. Через много лет она со слезами будет вспоминать этот момент: вопреки страху, ей удалось спасти человека, который, как станет потом известно, остался жив...

 

Несмотря на всю тяжесть пребывания в лагере, Сильвия была по-детски счастлива - ведь рядом была мать. Но вместе им пришлось быть недолго. В семейном блоке однажды появился щеголеватый немецкий офицер. Его имя было Йозеф Менгеле. Внимательно всматриваясь в лица, прошел он перед выстроившимися узниками. Через несколько дней Сильвию вместе с другими детьми перевели в детский 15-й блок. Так она навсегда рассталась с матерью, которая вскоре погибла.

 

Из 15-го блока девочку стали водить в ад - ад под номером 10. В том блоке проводил медицинские эксперименты Йозеф Менгеле. Несколько раз ей делали пункцию спинного мозга, а затем и хирургические операции в ходе изуверских экспериментов по сращиванию мяса собак с человеческим телом...

 

В январе 1945 года советские солдаты вынесли Сильвию из блока на руках - ноги ее после операций почти не двигались, а весила она около 1& килограммов.

 

Шесть долгих месяцев провела девочка в госпитале в Ленинграде, где врачи делали все возможное и невозможное, чтобы вернуть ей здоровье. После выписки из госпиталя ее отправили в Пермскую область на работу в совхоз, а затем перевели на строительство ТЭЦ в Перми. Казалось, что трагичные дни остались в прошлом. Хотя работа была нелегкой, но Сильвия не унывала: главное - пришел мир и она осталась жива. Шел ей тогда 17-й год.

 

Но там же она столкнулась с непонятной, чудовищной несправедливостью. Ее, прошедшую фашистские лагеря смерти, незнакомые люди в разговорах обвиняли - попав "в плен", такие, как она, "предали Родину". Сталинщина исковеркала людские души... Там же, в Перми, ее оклеветали. В 16 лет она была арестована и после нескольких месяцев тюрьмы, по 58-й (политической) статье, отправлена в один из лагерей Красноярского края. В отчаянии, пытаясь найти правду, она писала письма в Москву, дедушке Калинину. Но ответ так и не пришел.

 

...В лагере Сильвия работала на лесоповале. Вместе с ней трудилось много 15-16-летних подростков. Нормы были тяжелыми, порядки суровыми. Оставляли на лесоповале, порой в мороз, до тех пор, пока не выполнишь задание. За провинности обливали водой или ставили в специальный шкаф. В лагере она продолжала слышать: изменница...

 

В 1949 году Сильвию перевели под Магадан, на разгрузку пароходов, где пробыла она до 1953 года. Вскоре после смерти Сталина Павловская была освобождена и реабилитирована. Врачи признали ее инвалидом, не разрешив трудиться. Она вернулась в Пермь. Казалось, справедливость восторжествовала и жизнь можно начать сначала. Она вышла замуж и, вопреки предсказаниям врачей и опытам нацистского врача-изувера Менгеле, в 36 лет родила дочь. Жить да жить бы... Но беда вновь пришла в ее жизнь. Муж-шофер погиб в катастрофе. И стала после 19 лет семейной жизни Сильвия Павловна Новожилова (Павловская) вдовой.

 

Надо было попытаться разыскать свидетелей ее заключения в Освенциме, иначе (как говорят, из-за потери архивов) она не могла получать соответствующую пенсию. А нынешнее ее пенсионное пособие - 17 руб. 50 коп. Хотелось бы посмотреть тем бездушным людям в глаза, когда они назначали эту сумму, не веря словам, а требуя свидетельств и справок от прошедшего Бухенвальд и Освенцим человека. Большая беда в нашем бюрократическом государстве, если документы потеряны или архивы пропали. Мы привыкли верить бумаге, которая по значению порой выше любых слов. Помогла программа "Время", где прошел телесюжет о ее мытарствах, после чего бюрократическая машина медленно, но начала все же действовать.

Десятки людей откликнулись на ее горе и прислали их в адрес телевидения, предлагая свою помощь. Одна телеграмма из Таганрога особенно ей дорога: "Я, узница Освенцима номер 27732, подтверждаю, что узнала Новожилову Сильвию Павловну как узницу 15-го блока. Я находилась в 19-м. Могу все данные подтвердить. Таганрог, Зиброва (Фесенко)".

 

Прощаясь с автором статьи Михайловым, Сильвия Павловна грустно сказала: "Не знаю, что меня ждет в Перми". И, помедлив, протянула два листка бумаги. На первом было аккуратно выведено: "Тебя фашисты не убили, так мы тебя убьем...". На втором - лаконично: "Теперь будешь сидеть без воды, без тепла и света".

 

За забором лагеря Освенцим

 

В стенах лагеря Освенцим дети не переставали творить: Они рисовали и писали стихотворения. Всего лишь небольшое их количество смогло сохраниться до нашего времени.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
ОФП круговая по станциям. | Івано-Франківськ

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.015 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал