Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Часть, в которой один из героев чувствует себя виноватым




Гарри, пошатываясь и еле как ковыляя, шёл пешком в школу. Впервые он шёл своим ходом, а не на своей шикарной спортивной машинке, поэтому не удивительно, что он не рассчитал время и снова опоздал на урок.
Когда он зашёл, класс встретил его гробовой тишиной. Все взгляды были направлены только на него, и кудрявый, ещё ниже натягивая на себя капюшон толстовки, проходит за последнюю парту и садится за неё, сразу же роняя голову на руки.
Учитель не говорит об опоздании ни слова, студенты тоже стараются не глазеть на кудрявого, у которого были фингалы под глазами и разбита губа. Пару раз Гарри звали его друзья, но он их игнорировал, лёжа на парте с закрытыми глазами.
В голове всё ещё прокручивалась недавняя сцена с отцом.
Парень усмехнулся. Да, его отец не любил разговоры, он предпочитал сразу переходить к делу. Вот и в этот раз, сказав всего лишь: «Я не для этого столько денег трачу на твою учёбу, чтобы какие-то сопливые завучи звонили мне на работу и говорили, что твоё поведение уже вышло за рамки», он ударил его кулаком в лицо.
Дальше вспоминать совершенно не хотелось. Отец отобрал у него ключи от машины, всю наличку и в придачу «разукрасил» его лицо. В общем, унизил как мог.
А всё из-за кого? Из-за этого долбанного Малика, чтоб он провалился! Вечно он всё портит и лезет, куда ни надо. Это всё случилось из-за него.

- Эй, друг, кто тебя так? – после урока к нему подошёл Крис, пытаясь снять с него дурацкий капюшон, но Гарри упрямился.
- Не важно, - буркнул он и, схватив сумку, вышел из кабинета.
Идти на следующий урок совершенно не хотелось. Голова просто раскалывалась от боли. А так как следующей была история, то от монотонного бубнёжа он бы точно сошёл с ума. Поэтому Гарри вышел на задний двор, не смотря на дождь, встал под невысокий карниз, доставая из кармана толстовки пачку сигарет.
Сделав первую затяжку, Гарри блаженно прикрыл глаза. Потрясающее чувство, дурманящее голову. Хоть на секунду можно забыть обо всём дерьме, что так внезапно свалилось на него. Хоть на секунду…
- Стайлс? – Господи, опять он.
Ну, ни минуты покоя. У него что, есть какой-то радар, который находит Гарри в любом месте? Или что? Как у него получается находить Гарри в любом уголке этой школы?
Кудрявый парень даже не счёл нужным оборачиваться. Ему было всё равно. Всё равно, если ему сделают замечание, всё равно, даже если снова позвонят его отцу. Уже всё равно.
Однако в следующее мгновение кто-то бесцеремонно вытаскивает сигарету из его рта и выкидывает в рядом стоящую мусорку, а затем за руку поворачивает к себе.
Стайлс встречается взглядом с Зейном, однако тот, увидев, в каком Гарри состоянии, сразу меняется в лице. Рука, державшая толстовку Гарри, медленно опустилась.
- Что это у тебя… - начал было брюнет, но Стайлс его перебил, резко отворачиваясь и смотря в другую сторону.
- Не твоё дело, - хотя, он нагло врал. Ведь это он виноват?
Гарри не любил брать вину на себя, он всегда свалил всё на кого угодно, только не на себя. Вот и сейчас он думал, что во всём был виноват Зейн. Ну, было ему так легче, чем бы дитя ни тешилось, как говорится.
Так Гарри и стоял, смотря в противоположную сторону, надеясь, что Малик сейчас постоит и оставит его в покое, но, видимо, не судьба. Зейн обошёл парня и, пользуясь тем, что застал Гарри врасплох, быстро стянул с его головы капюшон, открывая вид на его избитое лицо.
Один глаз у него был полностью припухлым и еле открывался, кое-где виднелись кровоподтёки, на правой щеке красовался небольшой сине-фиолетовый синяк, а пухлые губы были потрескавшимися и разбитыми.
Так они и стояли. Зейн внимательно изучал лицо кудрявого, не трогая ничего, а Гарри не мог понять, почему позволял это делать. Он хотел отвернуться, но, почему-то, не смог, поэтому стоял на месте, смотря на завуча сверху вниз.
Зейн же… Зейну было не по себе. Сейчас, глядя на этого молодого парня, всего избитого и так явно пытающегося выглядеть взрослым, Зейн невольно корил себя. Возможно, надо было просто поговорить с Гарри и объяснить, что ему нужно быть сдержаннее в школе? Но разве кудрявый бы послушал его?
Но что сейчас сказать? Что ему жаль? Но ведь это его работа, к тому же он не раз предупреждал Гарри завязывать с его шуточками и начинать относиться к учёбе более серьёзно. Читать морали в духе «я же тебе говорил» тоже совершенно не хотелось.
И как раз в этот момент Гарри отвернулся от него, вновь надевая капюшон, тем самым безмолвно говоря, что Зейну пора уйти. Поэтому брюнет не придумал ничего лучше, чем просто сказать:
- Не простудись, - и уйти.
Гарри удивлённо уставился на удаляющуюся фигуру в смокинге. Это было так не в стиле Малика – не прочитать нотации, не наставить на путь истинный, а просто уйти, даже не сделав выговор за прогул урока.
Покачав головой, Гарри достал новую сигарету и снова закурил, выпуская колечки дыма в воздух. Он поёжился от пронизывающего ветра, посильнее запахиваясь в толстовку. Головная боль начала постепенно возвращаться, но он, не обращая на неё внимания, продолжал затягиваться, будто сигаретный дым мог прогнать всю боль.





В конце учебного дня Гарри не хотел никого видеть, а хотел просто уйти. Но и домой он тоже не хотел. Там наверняка будет отец, а если и нет, то есть ещё мать, которая во всём потакает отцу и не имеет собственного мнения. Кудрявый уже представляет, как он приходит домой, и мать начинает читать ему нотации. Нет, увольте.
Поэтому, не попрощавшись ни с кем, Гарри мигом бежит к выходу из школы и идёт по направлению к… Да он и сам не знал, куда он идёт, лишь бы подальше от школы и родительского дома.
Гарри всё шёл, а головная боль, казалось, нарастала с каждым шагом. Перед глазами уже всё плыло, и Гарри упал на колени, бросая сумку на землю и обхватывая голову руками, крепко зажмуриваясь.
«Только бы не отключиться прямо тут, на дороге, только бы не отключиться» - словно мантру мысленно повторял кудрявый, тщетно пытаясь сфокусировать зрение.
- Гарри! Гарри! – он слышал, что его кто-то звал, но не мог посмотреть, кто это был, так как голова просто разрывалась на части.
Он уже собирался упасть на землю, как чьи-то руки подхватили его и не дали распластаться прямо на дороге.
- Гарри, что с тобой? – говорил мужской голос, и Стайлс уже подумал, что это Крис его нашёл. – Давай, я отвезу тебя домой, - так, стоп, у Криса не было машины, он гоняет на мотоцикле, но ведь не стал бы он сейчас предлагать ему поехать домой на мотоцикле, когда Гарри еле держится?
Но, услышав слово «дом» кудрявый стал яростно мотать головой.
- Нет, - еле выговорил он. – Только не домой.
- Ну а что тогда с тобой делать? – Гарри, наконец, узнал этот голос.
Это был Зейн найду-всегда-и-везде Малик. И опять он поблизости. У него точно есть радар.
- Тогда я отвезу тебя к себе, - после этой фразы у кудрявого даже на мгновение прояснилось зрение и пропала головная боль.
- С ума, что ли, сошли? – завопил Гарри, пытаясь встать. – Никуда я не поеду. И вообще, - тут он поморщился от боли, - оставьте меня здесь, я сам пойду… куда-нибудь… к Крису, наверное.
- Гарри, совесть меня просто замучает, если я сейчас действительно оставлю тебя здесь и спокойно уеду. Не глупи, тебе нужна помощь, у тебя кровь пошла, - сказал Зейн, придерживая парня за голову.
Кудрявый поднёс руку к носу, но там ничего не было. Тогда он случайно задел губу, и тут же на его пальце остались следы крови. Но он упрямо покачал головой.
- Я не поеду к вам! Отвезите меня тогда к Крису, или Каре, или Францу…
- Я не твой персональный водитель, Стайлс! – в голосе Малика послышались железные нотки. – Хватит ломаться и садись в машину, это приказ.
- Вы мне не ук… - начал было возражать Гарри, но был бесцеремонно перебит, так как Зейн взял его под руку и начал буквально тащить к машине.
- Эй! Куда… оставьте меня! Я… я пожалуюсь на вас директору за совращение несовершеннолетних и попытку… да оставь уже! – брыкался неугомонный парень, однако брюнет был сильнее, поэтому, запихнув его на заднее сиденье, закрыл дверцу и сел вперёд, тут же блокируя машину.
- Ты часом не педобир? – уже более спокойно спросил его Гарри, понимая, что ведёт себя как маленький упрямый мальчик. – Мне, знаешь ли, рассказывали про таких, как ты. Притворяешься хорошим, добрым малым, заманиваешь к себе, а потом… ну, думаю, дальше ты уже знаешь, - Гарри просто болтал всякую чушь, пытаясь хоть чем-то занять тишину и избавиться от назойливой мысли о том, что он, чёрт возьми, сейчас едет домой к своему завучу. Завучу!
Зейн усмехнулся, глядя на дорогу.
- Кто знает, - ответил он тихо, благо, Гарри ничего не услышал, а продолжал сидеть с недовольным видом, пялясь в окно и всем видом показывая, что ситуация его совершенно не радует.
Хотя… кому какая разница сейчас?

Зейн понимал, что поступает совсем не педагогично. Это было не в его правилах – отвозить студентов к себе домой из-за плохого самочувствия. Но как тут поступить по другому, когда видишь, как Гарри страдает, и понимаешь, что это частично из-за тебя?
Малик знал темперамент мистера Стайлса-старшего. По-видимому, он даже не стал разбираться с сыном, а сразу полез с кулаками. Брюнет покачал головой. Никогда не понимал и не принимал насилие, тем более, по отношению к собственному сыну, да и вообще, к семье и близким.
Нет, он определённо должен был помочь Гарри. Зейн посмотрел в зеркало заднего вида и увидел, как парень уже мирно посапывает.
Пускай Гарри хоть немного отдохнёт от накалённой обстановки своего дома и немного подлечится. В любом случае, завтра суббота, и школы у него нет. И нет ничего страшного, что он денёк побудет у него, так ведь?


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.01 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал