Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 7. Джош оставался в моих мыслях на протяжении всех выходных




Джош оставался в моих мыслях на протяжении всех выходных. К утру понедельника я не только хотела пойти с ним на выпускной, но я хотела медовый месяц с ним в Испании. Джош был не только привлекательным, он был джентльменом. Такой парень всегда откроет для женщины дверь и будет вежлив со своей матерью. В прошлом году, когда я поддерживала футбольные игры, я видела, как он несколько раз катал свою маленькую сестренку на спине.

Боже, как это было мило! Джош никогда не бросил бы свою девушку на произвол судьбы на парковке. И даже его имя имело романтический оттенок. Можно было сколько угодно раз страстно шептать "Джош" и язык не уствал.

Я была в хорошем настроении по поводу такой возможности повести выпускной, что я даже не разозлилась, когда заметила, что один из моих плакатов был заклеен кучей наклеек "голосуйте-за-Рика". На них значилось одно и то же "Рик рулит". Очевидно, он брал количеством, а не качеством. Или его грамматические способности были более ограничены, чем я предполагала.

Это не имело значения. У меня было полно времени, чтобы сделать плакаты и мои будут уникальными.

Сложив вещи, я нашла подруг, которые стояли в нашем месте около кафетерия. Челси была занята своими обычными придирками к тому, как были одеты люди, но, просто чтобы сохранить себе хорошее настроение, я делала бодрые комментарии. После каждого ехидного замечания Челси, я говорила: — Но я уверена, она в любом случае хороший человек.

В итоге Челси повернулась ко мне и сказала:

— Саманта, прекрати.

— Прекратить что?

Она наклонила голову с покровительственным видом:

— Я осуждаю не характер людей, а только их способности следовать основным модным правилам.

— Я должна думать позитивно, — сказала я. — Или я забудусь и проиграю пари.

Рашель закатила глаза и фыркнула:

— Знаешь, на свете есть вещи и похуже, чем сходить на свидание с Дугом Кэмптоном.

— Например?

— Например, сводить нас с ума своей новой личностью а-ля маленькая мисс солнечный свет.

Обри кивнула:

— Если бы ты была повеселей, детский канал украл бы тебя и заставил вести слащавое детское шоу.

— Они бы не стали, — это показывало, что ты не можешь угодить всем.

На прошлой неделе Логан настаивал, что я могла бы участвовать в олимпиаде по ехидству, а сейчас мои подруги обвиняли меня в том, что я могла бы вести собственное детское шоу.


Челси толкнула меня локтем.

— Вон идет Эми, она выглядит так, как будто она оделась, чтобы убивать, или по меньшей мере, убила семь гномов, чтобы собрать этот наряд. Давай, скажи все что ты о ней думаешь. Тебе станет лучше.

Я помотала головой:



— Я не собираюсь этого делать.

-Ну же, давай, — сказала Рашель. — Мы не скажем Логану. Ты можешь доверять нам.

— Ни за что, — сказала я. — Ты сказала, что я должна встретиться с Дугом. Ты очевидно не заботишься о моих интересах.

Челси хмыкнула:

— Ладно, если ты хочешь продолжать эту эскападу, хорошо. Просто не делай этого так явно когда ты с нами.

Как будто делать комплименты это какой-то изъян характера.

Не смотря на то, что думали мои подруги, я должна была выиграть спор. Я не хотела признаться в том, что не смогу прожить двух недель, никого не обидев, ни себе, ни, конечно, Логану.

Смотреть, как он злорадствует по этому поводу будет хуже, чем пойти на свидание с Дугом.

Гораздо хуже.

Мои подруги не понимали ничего насчет Логана. Они привыкли к моим цепким комментариям насчет общественной жизни в старшей школе, как к части распорядка дня. Все вернется на круги своя, когда закончатся эти две недели. До этого я должна делать вид, что готовлюсь вести детскую передачу.

Я правда повторяла слова "комплименты, комплименты, комплименты" самой себе, когда шла по коридорам между занятиями. Я должна была это делать, потому что боялась, что Логан просил людей шпионить за мной, и я не была уверена, кто донесет ему о моих действиях.

Логан поймал меня, когда я шла на обед. Он шагал рядом со мной с улыбкой.

— Как проходит твой день?

— Отлично. Лучше не бывает, — я набрала скорость, но Логан держался рядом.

— Мистер Петерсон читал тебе лекцию о Фрейде на социологии?

— Да. Мистер Петерсон, как всегда, прекрасный лектор.

— Итак, ты думаешь, у женщин на самом деле есть тайное желание быть мужчинами?



Только в сумасшедшем извращенном мире Фрейда.

— Вероятно, нет, — сказала я.

— Тогда, как ты думаешь, почему Фрейд разработал эту теорию?

Я уже видела кафетерий. Он был всего в нескольких шагах. Однако, я не могла не ответить на вопрос Логана.


— Фрейд очевидно слишком много проводил время с мужчинами.

— Это осокрбление?

— Только если ты считаешь, что слово "мужчина" оскорбительно.

Он подозрительно смотрел на меня, но я уже достигла столика, где сидели подруги, и отодвинула для себя стул. Я помахала Логану с улыбкой и сказала:

— Приятного аппетита!

Он прошел мимо стола, тряся головой.

— Приятного аппетита? — спросила Рашель. она закатила глаза. Я взяла свой сендвич из пакета и посмотрела на неё. — Ты могла бы по меньшей мере попытаться поддержать меня. Быть милой не так просто, как кажется, знаешь ли.

Мы ели в тишине в течение нескольких минут и, возможно, это продолжалось бы бесконечно, если бы перед нашим столом не остановился Рик. Он не спеша подошел к нам. На не была надета футболка с надписью "АНАРХИЯ". Он доброжелательно улыбался.

— Привет, девочки.

— Привет, Рик, — сказала я, потому что знала, что он на самом деле разговаривает со мной.

Он повел рукой по своим торчащим предположительно-покрашенным-в- блонд-но-выглядящим-как-ярко-желтым волосам.

— Я устраивают пред-победную вечеринку у себя дома в пятницу.

Конечно, вы приглашены, потому что я играю честно.

В моем мозге возникла тысяча ответов для Рика, но я не произнесла ни одного из них. Исходя из того, что я знала, это подстроил Логан.

— Спасибо, Рик, но я не уверена, что мы соберемся.

— Очень жаль, — сказал Рик. -Там будет много твоих друзей. Челси покачала головой:

— Прекрати быть таким болваном и проваливай. Рик приложил руку к груди, как будто его это задело.

— Эй, не поймите меня неправильно. Если бы я мог выбирать оппонентов, я бы выбрал тебя, Саманта. На самом деле у меня есть хороший девиз для тебя, — он сделал движение рукой, как будто писал каждое слово на

невидимом плакате. "Саманта Тейлор. Она придумала слово кандидат"2.

— Спасибо за помощь, — сухо сказала я. — Но почему бы тебе не заняться своей собственной кампанией. И может быть ты мог бы придумать слоган без участия слова "рулит".

— Нет, я очень рад помочь тебе, — сказал он. — Потому что, я думаю, чирлидеры должны пользоваться любой помощью, которую они могут получить.

Я улыбнулась ему:

— Как насчет "Рик..." — я почти добавила "добавил 'боль' в слово 'большинство' ", но осеклась как раз вовремя. Я уставилась на него, ища что- то, что имело бы смысл, но не было оскорбительным. Я не смогла ничего


придумать.

Рик ждал, что я закончу предложение, но когда я этого не сделала,он сказал:

— Как насчет Рик. Это сильно, Саманта. Ты должна заниматься рекламой. Он рассмеялся собственной шутке и удалился.

Челси покачала головой:

— Ты должна была послать его.

Обри потянулась и похлопала меня по руке.

— Я скажу за тебя. Как насчет: Рик — абсолютный, величайший, жалкий придурок.

— Это было неплохо, — сказала Рашель. — Но не хватает фирменного хмыканья Саманты.

Я взяла картофельный чипс из коробки с обедом и злобно вгрызлась в него.

— Все, что я хочу сказать по теме — мне будет приятно победить Рика.

Хмыканье будет чуть позже.

Во время занятия по английскому я думала о речи, которую скажу на собрании учеников перед выборами. Я сделаю акцент на том, что нудно выбрать кого-то ответственного. Я подчеркну, что школьные события — это не вечеринки, и школьному обществу нужен кто-то без камней в голове, чтобы быть за них ответственным.

Но эта речь звучала не только глупо, я боялась, что она сработает против меня. Если я буду говорить об ответственности, люди начнут думать про Эми, разве нет? Она была таким учеником, к которых домашняя работа аккуратно сложена в папку и они никогда никуда не опаздывали.

Я должна была подчеркнуть то, что у меня хорошо получалось, например создавать дух единства и... гм... способность представить школу в хорошем свете. Я имею в виду, школьному сообществу должно быть стыдно избрать кого-то, кто засовывает булавки себе уши.

Я думала об этом довольно долгое время, но не смогла изобрести способ вставить это в речь так, чтобы это хорошо звучало. Вы же не можете просто сказать: — Если меня изберут, обещаю усердно работать, сплачивать коллектив и не засовывать швейные принадлежности в части своего тела.

Поэтому я какое-то время просто думала обо всем, что скажу Рику после того, как он проиграет выборы. В моем воображении я была надменной и отчужденной. Единственной проблемой было то, что чего бы я ни говорила Рику, его ответ всегда был одним и тем же. Он пожимал плечами и отвечал:

— Мне плевать, что я проиграл. Я всегда относился к этому как к большой шутке.

И это подводило черту под ситуацией с Риком. Все знали, что ему плевать, и я не должна тратить свое время, беспокоясь из-за него.Велики были шансы на то, что он устанет от этой шарады и выйдет из гонки, или его временно исключат из школы, или, наконец, выступит с очень глупой речью, в которой пообещает продавать виски в кафетерии и спалить учителей.

Рик не был моей проблемой. Эми была. Она была единственным реальным


конкурентом в гонке, и мы обе это знали. Я не могла позволить себе снова об этом забыть.

После английского я направилась на следующее занятие. Я только зашла на лестницу, как Дуг появился рядом со мной. Он сжимал стопку книг в одной руке и одновременно размахивал руками так, что это заставило меня поверить, что все учебники в любой момент улетят в воздух.

— Привет, — сказал он мне. — Что такая девочка, как ты, делает в таком месте, как это?

— В данный момент, биологию, — я не замедлила шаг.

— Ах-х-х, биологию. У меня она была первым уроком, — он кивнул со знающим выражением лица. — Ничто так не заряжает оптимизмом на весь день, как изучение брачных повадок канадских оленей.

И потом, прямо там, в холле, Дуг испустил душераздирающий звук, что-то среднее между йодлем (манера пения у тирольских горцев) и гориллой, которую душат.

Все в окрестности уставились на нас. Я пошла быстрее прижимая книги к груди, как будто Дуг перешел границу сумасшествия и в любой момент набросится на меня или залезет на шкафчики с намерением полетать.

Он улыбнулся, безразличный к вниманию окружающих:

— Это был брачный крик канадского оленя.

Ох. Как романтично. И какой реакции он от меня ожидал? Что я заору в ответ или пристрелю его?

Я продолжала быстро шагать.

— Какой у тебя сейчас урок? И разве ты не должен сейчас направляться туда, вместо того, чтобы пытаться привлечь самок оленей?

— Математика.

Бам. Это было в том же направлении. что биология. Это значило, что мне предстояло еще несколько минут беседовать с Дугом. В это время он мог устроить еще несколько представлений.

Время, за которое он мог спросить меня о чем угодно. Знал ли он, что у меня не было пары на выпускной?

Думай. Думай. Думай. Мне нужно было что-нибудь сказать, что-нибудь, что не позволит ему увести беседу в ненужном направлении.

— Математика, — сказала я. — Математика хороший урок. Её никогда не бывает много.

Он хрюкнул:

— Бывает, — и он уставился мне в глаза. — Вместо этого я бы лучше сделал миллион других вещей.

Ой, это утверждение могло привести куда угодно, например к тому, что мы будем стоять вместе перед фотографом на выпускном.

— Ну, конечно математика — не самая веселая вещь. Если говорить начистоту, мой любимый урок — английский. Миссис Мортенсон такой хороший учитель. Я имею в виду, она так много знает о предмете, структуре


произведения, символизме... кто бы мог подумать, что книги могут быть такими захватывающими?

Пока тема касалась школы, я была в безопасности, и я приготовилась говорить об уроках безостановочно, даже не дыша, если необходимо, в течение остатка пути в класс.

— Я думал, ты видишь достаточно книг на работе.

— На работе? — он знал о моей работе? Что он еще знал обо мне?

— Логан сказал, ты работаешь с ним в Книжном?

— Правильно.

Логан рассказывал ему обо мне. Как мило. Нужно поблагодарить Логана в следующий раз, когда его увижу.

Дуг обвел шкафчики ничего не выражающим взглядом.

— Должно быть, это скучная работа. Вроде как работать в библиотеке. Ты должна все время молчать, — его взгляд вернулся ко мне. — Могу поспорить, что когда твоя смена заканчивается, ты умеешь отрываться и веселиться.

И снова мы отдалялись от школьных тем и приближались к местам, где нужен был корсажный букет.

— Большую часть времени мне нравится моя работа. Бывают проблемы, но они есть в любой работе. И конечно, работать с Логаном — это самое большое... — я остановилась, прежде чем сказать "недоразумение". Я не могла позволить ни одному оскорблению выползти из моего рта и доползти до Логана.

Вместо этого, я улыбнулась, как будто я пыталась найти правильное существительное и сказала — удовольствие.

Дуг склонил голову набок:

— Работать с Логаном это удовольствие?

Никто так не умеет складывать и расставлять книги как он. Это лучший из его талантов, — с той же улыбкой на лице, я добавила. — Ты должен попросить его как-нибудь разобрать в твоем шкафчике. Правда. Он с удовольствием сделает это.

Дуг поднял бровь, но прежде чем он мог прокомментировать способности Логана к упорядочиванию, или что-либо еще, я увидела шанс на побег.

Ванная комната для девочек была слева от меня.

Я резко повернула в этом направлении, помахала Дугу и сказала:

— Увидимся позже.

Оказавшись в ванной, я прислонилась к стене и уставилась в зеркало. Я не хотел больше беспокоиться о таких вещах. Я не хотела бегать по коридорам от Дуга. Мне нужна была пара на выпускной. И быстро.

Я не могла думать больше ни о чем до конца дня, поэтому, когда занятия закончились, я направилась вниз по лестнице и почти подумала, что у меня галлюцинации.

Там, стоя на школьной лестнице, стоял Джош и выглядел так, как будто только что вышел из мечтаний любой девочки-подростка.


Я почти споткнулась при виде его. Я остановила себя от падения — и это было хорошо, потому что, я думаю, самый худший способ произвести впечатление на парня — это пролететь по лестничному пролету, размахивая руками и раскидывая книги по всем направлениям.

Джош вполоборота разговаривал с кем-то, поэтому он не видел, как я замешкалась. Еще одна хорошая вещь. У меня было несколько секунд, чтобы собраться, прежде чем я подойду к нему.

И я собиралась подойти к нему. Я собиралась подойти и сказать что- нибудь очаровательное и остроумное. Я не была уверена что, но у меня была дюжина ступенек, чтобы придумать.

Одна. Две.

Три. Четыре.

Ладно, я не могу придумать ничего очаровательного и остроумного, но я все равно подойду, поздороваюсь и поприветствую его в Пуллмане.

Теперь я увидела, с кем разговаривает Джош — с Логаном. Я хотела остановиться.

Вместо этого, я сказала:

— Привет, Джош! Что привело тебя обратно в школу?

Он взглянул наверх и послал мне улыбку, от которой я почти слетела вниз по лестнице.

— Я встречаю Элис, чтобы отвезти её в наш магазин. Она поможет мне сделать инвентаризацию.

Отлично, если я останусь поболтать с Джошем, мне нужно будет терпеть не только Логана, но и Элис.

Однако я улыбнулась Джошу и осталась. Настолько он был хорош. Логан проигнорировал меня и продолжил беседу с Джошем:

— Итак, кого еще из Пуллмана ты видел в колледже?

— У нас с Бобом вместе химия, и я не пережил бы её без его помощи. Он отлично сдал все экзамены. Он был одним из немногих первокурсников, у которых на самом деле было время для общения.

Я немного ближе склонилась к Джошу:

— Почему-то я не могу представить себе, что ты каждый вечер сидел дома.

— Нет, конечно нет, — сказал он. — Я проводил все вечера в библиотеке.

Я рассмеялась и Логан поднял на меня бровь. Ему было интересно, почему я была здесь, и я хотела, чтобы он ушел. Я хотела, чтобы он растворился, и Джош нежно на меня посмотрел и сказал, что он был дураком в прошлом году, и подхватил меня в объятия. Мы оба продолжали стоять. Я не обращала внимания на Логана и наблюдала, как говорит Джош, наблюдала, как его голубые глаза отражают солнечный свет, как будто они были двумя кусочками неба.


Мы не только проведем медовый месяц в Испании, мы купим там маленькую виллу и вечерами будем слушать музыку кастаньет и танцевать под звездами.

Логан сказал:

— Но ты всегда ненавидела уроки биологии, разве нет, Саманта?

Я не представляла, о чем они разговаривали, и я отчаянно пыталась придумать ответ, который бы это не показал.

— Есть уроки, которые мне нравятся больше. Логан щелкнул пальцами.

— Помнишь то стихотворение, которое ты сочинила про мистера Джонса?

Что-то насчет недостающего звена?

На самом деле в стишке говорилось, что у мистера Джонса нет ни одного звена, но я не поправила Логана:

— Это было так давно. Я на самом деле не помню, — потом я добавила с улыбкой — Мистер Джонс действительно хороший учитель и приятный человек.

Джош кивнул:

— Иногда, чем они строже, тем больше ты узнаешь.

— Ага, — глаза Логана сузились. — А что насчет партнера по лабораторным, с которым ты застряла на весь прошлый семестр? Помнишь, как он поджег твой учебник? Как ты всегда его называла на работе?

— Адам, — сказала я. — Его звали Адам.

— Ага, — снова сказал Логан. Я улыбнулась Джошу.

— Так ты рад вернуться домой?

Он перевел свои небесно-голубые глаза на меня:

— Конечно, и становлюсь все более и более рад.

Он флиртовал со мной или просто рад, что не нужно ходить на уроки биологии? Я еще блиде наклонилась к нему.

— Может быть сейчас ты сможешь восполнить пробелы в твоей общественной жизни.

Он рассмеялся:

— Скорее, мой отец наконец-то закончит обустройство заднего двора, которое он начал в прошлом сентябре.

Джош не понял мой намек или решил игнорировать его?

Логан, однако, понял. Он посмотрел на меня, потом закатил глаза, как будто он не мог поверить, что я заигрываю с Джошем прямо на школьной лестнице.

Джош не заметил обмен взглядами между мной и Логаном. Он поднял руку и помахал кому-то на лестнице, потом позвал:

— Элис, иди сюда.


Не только Элис, но и Кессиди подошли туда, где мы стояли. И Кессиди метнула мне острый взгляд.

Кессиди, лицо которой всегда принимало святое выражение доброты, выглядела так, словно она хотела сжечь мою виллу в Испании.

Итак, она не забыла Джоша, несмотря на то, что она утверждала обратное.

Элис остановилась перед Джошем:

— Что ты здесь делаешь? — и потом добавила, — Ох, да. Я забыла что ты приедешь забрать меня.

Элис не сдала бы экзамен по актерскому мастерству. Она даже не смогла притвориться удивленной. Она очевидно не сказала Кессиди, что Джош заедет после школы, и она симулировала забывчивость в качестве извинения, что поставила подругу в неловкое положение. Она улыбнулась Кессиди и добавила: — Хочешь, мы подбросим тебя до дома? Будет как в старые добрые времена.

Кессии прижала свои книги крепче к груди.

— Нет, все нормально. Вам не по дороге.

— Мне не трудно, — сказал Джош.

— Нет, правда, — сказала Кессиди. — Увидимся завтра. Потом она пошла вниз по ступенькам.

Джош смотрел ей вслед, а я смотрела, как Джош смотрел ей вслед. Логан должно быть смотрел, как я смотрела, как Джош смотрит ей вслед, потому что когда я повернулась обратно к компании, Логан снова закатил глаза.

Джош засунул руку в карман и вытащил ключи от машины:

— Ну, я думаю, лучше не заставлять папу ждать. Элис просто вздохнула.

— Ладно, поехали.

Когда они шли вниз по ступенькам, Джош посмотрел через плечо и сказал:

— Было здорово снова увидеться, — но он смотрел на меня, когда говорил, и улыбался. Это был хороший знак, не правда ли?

Я стояла на лестнице, не желая следовать за ним, это было бы неловко, потому что он только что со мной попрощался, но у меня не было больше причин оставаться на ступеньках.

Логан сложил руки и медленно покачал головой:

— Так скажи мне, ты флиртуешь с каждым парнем, которого видишь?

Или это мания, с которой ты ничего не можешь поделать?

— Я не флиртую с тобой.

— Значит, ты говоришь, что думаешь об этом заранее. Ты плетешь свою паутину, как паук, ожидающий жертву.

Я прикусила губу, прежде чем сказал ему, к каком виду в царстве животных он принадлежит.


Комплименты... комплименты... один быстрый толчок и он полетит по лестнице...

Я призвала свой самоконтроль.

— Почему я не могу оскорбить тебя, а ты без зазрения совести оскорбляешь меня?

— Ну, я думаю, это потому что мы не спорили на то, что я не смогу прожить две недели, никого не обидев, — он улыбнулся, показывая ряд белоснежных зубов. — У тебя еще десять дней. — он сам пошел вниз по лестнице. — Знаешь, это будут забавные десять дней.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.023 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал