Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Формирование законодательства о правах глухих




Богатый материал для размышлений о поло-
жении глухонемых в обществе в далекие времена

дает Библия.

"И сказал Моисей Яхве: "О Господь мой, не
красноречив я ибо заика и косноязычен я!". И
сказал Яхве ему: "Кто сделал рот у человека? Или
к то делает немым, или глухим, или зрячим, или
слепым? Ведь это Я, Яхве!" (Исход, гл. 6) [Уче-
ние]. Бог, по сути дела, не "уважил" причину Мои-

сея. Глухота здесь выступает как "деяние Божье".

Естественно, среди древних израильтян попа-
дались глухонемые: об этом свидетельствует упо-
минание в книге "Левит" (19:14): "Не проклинай
глухого и перед слепым не ставь препятствия, и
бойся Яхве, твоего Бога: Я - Яхве".

О социальном положении глухонемых косвен-
но свидетельствует псалом Давида,37:

"... , а я,

как глухой, не слышу, и как немой,
который не открывает уст своих, и
стал я, как человек, который не
слышит и не имеет в устах своих ответа,
ибо на Тебя, Господи, уповаю я;..."

В пророчествах Исайи содержатся страстные
строки: "Он придет и спасет вас. Тогда откроются
глаза слепых, и уши глухих отверзутся" (гл. 35);
"И в тот день глухие услышат слова книги, и
прозрят из тьмы и мрака глаза слепых" (гл. 29).

Израильский исследователь Авраам Цвейбель
оценивал традиционный иудейский взгляд на глу-
хоту как амбивалентный: "Мишна и Талмуд вклю-
чают глухих в ту же категорию, что и "отстающих
в развитии" и несовершеннолетних. Эта категория
включала людей, которые, как считалось, не пол-
ностью владели познавательными навыками. Их
легальная ответственность, связанная с деньгами и
собственностью, ограничивалась, они не были
обязаны соблюдать религиозные предписания, и
их ответственность за некоторые действия отрица-
лась. С другой стороны, они имели полную одно-
стороннюю защиту: любой человек, который по-
вредил им, признавался преступником, тогда как
сами они не признавались виновными, даже если
вредили кому-либо". В этих источниках термином
"глухой" обозначались глухие, которые совсем не
говорили, то есть глухонемые. А это означало, что
глухие, которые говорили, считались людьми с
равными правами и ответственностью, подобно
нормально слышащим. Речь не обязательно под-
разумевала "чистую речь", достаточно было час-
тичной способности говорить. Для неговорящих
глухих были обязательны правила женитьбы и
развода (в отличие от "умственно отсталых" и не-
совершеннолетних) .

Вдобавок А. Цвейбль убеждает, что система
проверки наличия у глухих минимальной коммуни-
кационной способности давала некоторым глухим
юридическое равенство в вопросах, связанных с
собственностью (исключая недвижимое имущест-
во): "В Мишне и Талмуде упомянут ряд способов
проверки познавательного уровня даже глухих, не
владевших способами коммуникации. Мудрецы
общались с ними посредством пантомимы с целью
установления того, что глухой действительно по-
нимает суть юридического акта, который должен
вступить в силу".



В Мишне у древних евреев II века н.э. отмече-
но, что "глухонемые могут изъясняться знаками и
получать информацию при помощи знаков", и
лот метод общения вправе применяться в судеб-
ном разбирательстве.

А. Цвейбель приводит примеры того, как тал-
мудисты практиковали дифференцированный под-
ход к различным "субгруппам индивидуумов с не-

достатком слуха" (глухие с рождения; слабослы-
шащие; глухие, которые говорят; глухие, которые
не говорят; позднооглохшие и др.), по-разному
оценивали их познавательные способности и опре-
деляли их место в координатах законодательной
системы: «...глухие индивиды, которые говорили,
как и слабослышащие, даже не назывались "глухи-
ми"». Что касается глухонемых, то насчет их ле-
гального статуса велись оживленные дискуссии
(54 упоминания в Мишне, 333 - во всем Талмуде).
Мишна приводит случаи бракосочетания глухих со
слышащими. Мишна упоминает также глухих сы-
новей рабби Йохана ана бен Гудгоды, которые бы-
ли праведниками и левитами, имевшими особый
статус в Храме. Они занимали должности, преду-
сматривающие наличие образования и теоретиче-
ских познаний (указание на обучение глухих! -
прим. авт.): "Мудрецы издали законы, которые
реально предоставляли этим людям возможность
иметь легальный статус почти такой же, как у
слышащих и ещё в придачу получать протекцию".
В Талмуде упоминается рабби Малхио (IV в.), ко-
торый опекал глухого, жившего поблизости. Раб-
би женил глухого на "мудрой и похвальной" жене,
поддерживал супругов деньгами, помог найти ра-
боту и стать самостоятельными. А. Цвейбель под-
черкивает: "Мишна и Талмуд никогда не включа-
ли глухих в категорию "душевнобольных" и, сле-
довательно, не допускали сомнений в их эмоцио-
нальной зрелости".



В древнейшей письменной фиксации римского
права (так называемых Законах 12 Таблиц
(451-450 гг.) рожденных глухими, но способных

говорить, предписывалось считать лицами, могу-
щими выполнять свои обязанности по закону; глу-
хие от рождения, не умеющие говорить, признава-
лись недееспособными и были лишены всяких
юридических прав, как и идиоты, сумасшедшие и
младенцы.

Закон, принятый при римском императоре Ма-
ксимиане
(240-310), лишал юридической силы все
распоряжения глухонемых: завещание полагалось
формулировать устно или письменно, а значит - не
умеющий писать или говорить глухой считался

бесправным.

Юстиниан I(Византия, 527-562) кодифициро-
вал Римское право. Закон, признавая, в частности
за глухонемыми право пользоваться частной соб-
ственностью, наследовать имущество, в то же вре-
мя лишал их права передачи собственности; ис-
ключение делалось только для лиц, поздно поте-
рявших слух и речь, но при условии, что они могли
выразить свою волю письменно. В кодексе Юсти-
ниана было определено пять классов глухоты: от
тех, кто не слышал, но мог говорить, до тех, кто не
мог ни слышать, ни говорить.

Кодифицированное Юстинианом Римское пра-
во впоследствии было положено в основу законо-
дательства большинства европейских стран. В ко-
декс Наполеона, к примеру, полностью включены
все положения, определяющие права глухонемых,
которые были изложены в кодексе Юстиниана.
Поэтому в государствах, где превалировало граж-
данское право, юридический статус глухих людей
не пересматривался до XIX в., когда появилось до-
статочно большое число школ для глухонемых.

В славянских странах глухим повезло не боль
ше: так, в русской народной культуре глухота при-
писывалась нечистым духам, лешим, грешникам.
И не удивительно, что в русской деревне виновни-
ками многих бед считались глухие: "В деревне по-
жар - виноват глухонемой, пала корова - виноват
глухонемой". В русском языке слово "глупость"
стоит в одном этимологическом ряду с такими сло-
вами, как "глухота", "глум".

"Глухота - признак, в народной культуре при-
писываемый нечистым духам, грешникам и свя-
занный со сферой потустороннего. Глухота (на-
ряду с другими физическими уродствами) воспри-
нималась как наказание Божие за грехи, как ре-
зультат родительского проклятия, как знак не-
праведности человека и т.п. С глухим человеком
избегали дружить и родниться, заключать тор-
говые сделки, вместе отправляться в путь; они
не допускались иногда к выполнению ритуальных
и общественных функций. Глухому возбранялось
быть крестным, сватом, участвовать в обрядо-
вых обходах колядников и кукеров, а женщине -
в
обходах лазарок; быть свахой, повитухой, крест-
ной и др. В исключительных случаях они подвер-
гались почти полной изоляции. ...Глухими счита-
ли и некоторых демонических персонажей, в част-
ности, иногда лешего..."42.
И вообще, у многих на-
родов глухота приравнивалась к безумию и даже к
одержимости злыми духами.

Можно подытожить: во всех древних общест-
вах, за редким исключением, глухие имели низкий

 

Славянская мифология. М.1995.

 

общественный статус, были ограничены в правах,
а то и лишены их вовсе. Но отношение к глухим
было далеко не однородным, колеблясь от агрес-
сивного до сочувственного: если в Древней Греции
их не считали объектом общественного внимания
и не признавали обучаемыми, то в Израиле глухих
защищал закон, и даже предпринимались попытки
их индивидуального обучения.

 

7.3. Средние века

В главе VII "Евангелия от Марка" описано од-
но из чудес Иисуса Христа: "Привели к нему глу-
хого косноязычного и попросили Его возложить
на него руку. Иисус, отведя его в сторону от наро-
да, вложил персты Свои в уши ему и, плюнув, кос-
нулся языка его; и, воззрев на небо, вздохнул и ска-
зал ему: "еф-афа", то есть: отверзись. И тотчас от-
верзся у него слух и разрешились узы его языка, и
стал говорить чисто. ...И чрезвычайно дивились, и
говорили: все хорошо делает, - и глухих делает
слышащими, и немых - говорящими". В Новом за-
вете интерес представляет также случай Захарии,
которого Бог наказал временной немотой и кото-
рый девять месяцев общался с людьми жестами.

Но в средневековой - христианской Европе
глухих и не пытались лечить. Глухота воспринима-
лась либо как божье наказание за прегрешения,
либо как наказание за грехи родителей. Художни-
ки, изображавшие на фресках церквей сотворение
человека Богом, трактовали обретение Адамом
души как обретение дара речи - слух являлся от-
правной точкой любого акта созидания: "Вначале

было Слово". Христианская церковь долго счита-
ла, что глухота служит серьезным препятствием к
принятию в лоно церкви и причисляла глухих к
еретикам, евреям и язычникам. Ряд исследовате-
лей считает, что подобное положение предопреде-
ляло изоляцию глухого человека от общества. Но
однозначного взгляда на глухих все же не сущест-
вовало. На средневековых фресках иногда встре-
чается негативная трактовка глухоты: глухой, ко-
торого излечивает Христос, имеет утрированный
"еврейский" нос; аллегория Синагоги "поражена
глухотой". Но наряду с подобной трактовкой глу-
хих в живописи часто встречаются и противопо-
ложные изображения глухих - с сочувствием и
симпатией.

Французский исследователь О. де Сен-Луп счи-
тает, что в те времена глухие были более приспо-
соблены к жизни, чем сейчас: в средние века в Ев-
ропе население было поголовно неграмотным и
занималось простым физическим трудом; жести-
кулирование и использование наглядных изобра-
жений разными положениями рук и пальцев было
широко распространено в обществе, что давало
глухим некоторые преимущества.

Аврелий Августин (354—430) в трактате "Об
обучении оглашенных" пишет, что через слуша-
ние и объяснение Священного Писания достига-
ется вера: "Слушающий нас слушает через нас
Бога, начинает совершенствоваться и в нравах, и
в знании, бодро вступает на путь Христов". Так
понимались слова св. Павла, что "вера обретает-
ся через слух". В трактовке же богословов-пос-
ледователей это значило, что поскольку глухие

не слышат проповеди, им недоступно Слово Бо-
жье, и они пребывают в ереси. Глухих не допус-
кали к церковным праздникам, им было отказа-
но также в таинстве причастия на том основа-
нии, что они не могли устно исповедоваться. Но
мало кто из богословов обратил внимание на
важные строки Августина в другом трактате:
"Если мужчина и женщина этого рода (глухие)
состояли в браке и по какой-нибудь причине они
были перемещены в какое-нибудь уединенное
место, где, однако, они могли бы выжить, и если
они будут иметь сына, не глухого, как же позже
он будет говорить со своими родителями? Може-
те ли вы представить, что он будет отвечать ина-
че, нежели жестами на знаки, с которыми роди-
тели обратятся к нему? Маленький мальчик не
сможет этого сделать; следовательно, если мои
рассуждения верны, то какая разница, будет ли
он говорить или пользоваться жестами, когда
вырастет, раз то и другое имеет отношение к ду-
ше?" Фактически богослов говорит о возможно-
сти передачи проповеди на языке жестов - Авгу-
стин Блаженный, считавший, что глухому труд-
но достичь спасения (т.к. ему трудно понять про-
поведь), полагал, что слово должно быть сдела-
но видимым, чтобы посредством жестов те, ко-
торые не слышат, могли постичь учение Христа.

В V в. св. Иероним утверждал, что глухие
могут понять Евангелие благодаря жестам и
даже не слыша воспринимают благую весть
сердцем.

Постепенно отношение средневековой церкви
к глухим менялось, и с V в. было разрешено их

крещение, в конце XII в. вышел указ Папы Инно
кентия III, позволявший глухим жениться, есл
они могут "выразить согласие в недвусмысленны
жестах", а с XVI в. глухие уже могли принимат
монашеский обет.

Беда Достопочтенный в "Церковной истори
англосаксов" приводит историю, как около 700
св. Джон из монастыря Беверли близ г. Йорка об-
ратил внимание на глухонемого нищего, заинтере-
совался им, выучил его выговаривать звуки, потом
слоги, слова и в конце концов - предложения. Но
подобный случай был, по-видимому, исключи-
тельным. В XIII в. у короля Генри Ш была малень-
кая глухая дочь Катерина, которую Мэттью Па-
рижский изобразил как "немое, ни к чему не год-
ное дитя, хотя и не лишенное прелести". Обучени
глухих детей обычно воспринималось как про
водействие "воле божьей".

И хотя в средневековой Европе известны были
единичные факты милосердного отношения к глу-
хим, но нормой общественного сознания считалась
дискриминация наряду с другими людьми с врож-
денными недостатками, росло и число религиоз-
ных предубеждений и суеверий в отношении глу-
хонемых. Социальные потрясения, ожесточенные
войны, опустошительные эпидемии отодвинули на
задворки общественного сознания проблемы инва-
лидов. А в период "охоты на ведьм", пик которого
пришелся на XIV и XV вв., глухонемые нередко
становились жертвами преследований.

Высказывания Мартина Лютера, немецкого
теолога, возглавившего протестантскую Рефор-
мацию, часто приводятся в работах по истории
глухоты и инвалидности в связи с его отрицатель-
ным отношением к глухим и инвалидам.

Но в газете Международного клуба истории
глухих "DHI Newsletter" был напечатан отрывок
из статьи М. Майлза, который рисует иную кар-
тину.

В своем трактате 1520 г. о священной мессе
М. Лютер рассматривал вопрос: имеют ли право
глухие, а также люди с иными видами инвалид-
ности участвовать в священных таинствах. Та-
кие вопросы ставились и в более ранних руко-
водствах по католической конфессиональной
практике. В варианте одного руководства, вы-
шедшего в 1511 г., говорилось: "Глухие могут
жестами просить причастия (приобщения свя-
тым таинствам), и оно будет им дано". Лютер
подтвердил право глухих просить о причастии
жестами и получать его. И он решительно от-
вергал такую практику, которая была распро-
странена среди некоторых священников под на-
званием "благочестивый обман": она состояла в
том, что глухим давали не освященную воду.
Священники делали вид, что глухих тоже допус-
кают к таинствам, но на самом деле не верили,
что глухие могут участвовать в них с истинным
пониманием. Лютер не желал мириться с таким
притворством, он не сомневался, что Бог может
сделать христиан из глухих людей точно так же,
как и из остальных людей, и утверждал: "Они за-
служивают того же, что и мы. Поэтому, если они
разумны и могут показать понятными знаками,
что они хотят этого в истинном духе христиан-
ской преданности, как я это часто видел, мы

должны оставить на волю Святого Духа то, что
является Его делом, и не отказывать ему в том,
чего он требует".

Мартин Лютер, напомнив, что Христос тепло
принимал детей и был доступен для глухих, слепых
и увечных, писал: "Может быть, они (глухие) обла-
дают лучшим пониманием и верой, чем мы.
И поэтому никто не должен злобно им противо-
стоять". Великий реформатор также резко крити-
ковал церковные запреты о вступлении в брак для
людей с недостатками зрения и слуха.

Немецкий теолог P. May по этому поводу
заключал (1983): "В мыслях Лютера нет места
идее о том, что из-за инвалидности человек
лишается своей Богом данной человеческой цен-
ности".

Обратимся к ситуации на далеком севере
Европы - в "героическую эпоху" Скандинавии.
Эту эддическую эпоху относят к Средневеко-
вью, но она имеет больше параллелей с гомеров-
ской Грецией, нежели с христианской Европой.
В те времена скандинавы-язычники относились
к инвалидности не как к "наказанию Божьему",
а, напротив, считали слепых и глухих причаст-
ными к божественной тайне. Здесь инвалид-
ность не была непреодолимым барьером к об-
щественной жизни. Известно высказывание из
"Правды викингов": "Если ты глухой - ты мо-
жешь быть добрым воином". Чрезвычайно инте-
ресен в этом плане рассказ Снорри Стурлуссона
о норвежском короле Олафе Харальдсоне, как
он в конце X в. обращался за советом к трем
братьям.

"Их было трое братьев. Одного звали Арн-
вид Слепой. Он так плохо видел, что едва мог
сражаться, хотя был очень храбр. Второго
брата звали Торвид Заика. Он не мог выгово-
рить подряд и двух слов, но был очень смел и
решителен. Третьего брата звали Фрейвид
Глухой. Он плохо слышал. Все братья были
людьми могущественными и богатыми, знат-
ными и очень мудрыми. Все они были в большой
милости у конунга. ...
Тогда Фрейвид сказал:

- ...Я глухой, но и то смог услышать то, о чем
многие говорят. И могущественным людям и на-
роду пришлось не по вкусу, что Вы, государь, не
сдержали слова, данного конунгу Норвегии, но
еще хуже то, что Вы отказались выполнить то,
что было решено всем народом на уппсальском
тинге....

И Фрейвид с Арнвидом стали предводителя-
ми всего войска. ...Фрейвид отвечает:

Мы, шведы из Уппланда, сейчас властны
решать. Но я хочу сказать вам, что может
случиться так, что многие из тех, кто сей-
час и слышать не хотят о том, чтобы их
конунгом стал человек не из древнего рода
конунгов...

После этого братья Фрейвид и Арнвид велели
привести на тинг Якоба конунгова сына, и он был
провозглашен конунгом".

Такие, как Фрейвид, сейчас называются "сла-
бослышащими".

Житейская мудрость древнегерманского эпоса
"Старшая Эдда" признает, что быть живым, пусть

даже калекой и больным, все же лучше, чем мерт-
вым:

Хворый судьбой
не совсем обездолен.
Этот счастлив сынами,
Этот богатством,
а этот деянъями.

Ездить может хромой,
безрукий - пасти,
сражаться глухой, даже слепец
до сожженья полезен —
что толку от трупа?

В пантеоне северных богов есть Хеймдалль -
"светлейший из асов", "предвидящий будущее по-
добно ванам". Как страж богов Хеймдалль отме-
чен острым зрением и мистической способностью
воспринимать беззвучные вещи; его слух спрятан
под корнями мирового ясеня Иггдрасиль:

Знает она,

что Хеймдалля слух

спрятан под древом,

до неба встающим...

«В первой строфе "Прорицания вёльвы" люди
называются детьми Хеймдалля, а в прозаическом
вступлении к стихотворению эддического стиля
"Песнь о Риге" Хеймдалль отождествляется с Ри-
гом - первопредком и культурным героем». "Сле-
пота" верховного бога асов Одина и "глухота"
Хеймдалля - это типичные признаки так называе-
мой "шаманской болезни". Шаманы, прежде чем
получить свой дар, проходят путь мучительных,
болезненных состояний, переживают кризис:
глохнут, слепнут, видят мучительные сны и проч.
Это своего рода мистическая инициация.

Не исключено, что суеверные мотивы в отно-
шении слепых и глухих определили общую тенден-
цию по отношению к инвалидам в странах Сканди-
навии, которая пережила определенное давление
христианских воззрений.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.013 сек.)Пожаловаться на материал