Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Критика патологической концепции глухоты 4 страница




Выпускник специальной школы Альберт Бал-
и п м свой опыт и отношение к миру отразил в авто-
биографии "Крик глухонемых" (1930). "Крик"
цдесь имеет значение: "протест". Автор описывает
чувства, испытываемые многими глухими по отно-
шению к миру. Мир несправедлив, это вызывает
ярость. Глухой находится в слышащем мире, но
пине часть его. Баллин испытывает смешанные
чувства к своим слышащим друзьям, это одновре-

менно любовь и ненависть. Он был близок к глав
сторонников устного метода обучения А.Г. Беллу,
став почти членом его семьи. Белл высоко ценил
Баллина, что льстило последнему, но в книге вы-
сказывания о Белле противоречивы. "Никогда на
этой планете не существовало человека более тон-
кого, приятного и веселого, чем доктор Белл", а
через несколько страниц Баллин сравнивает "ора-
листов" с Торквемадой, инквизиторами, охотника-
ми за ведьмами: "Предрассудки против жестового
языка имеют среди некоторых такие глубокие
корни, что принимают форму гонений". "До самой
смерти Александр Грэхем Белл, изобретатель тея
лефона, возглавлял оралистов. Из-за своей вели-
кой славы, богатства, из-за того, что в молодости
был учителем глухих, он смог оказать колоссаль-
ное влияние на распространение пропаганды уст-
ного метода. Но если бы Белл не изобрел телефо-
на и не достиг славы и богатства, его взгляды на
этот предмет имели бы влияния и веса не больше,
чем гусиное перо на торнадо, т.к. среди прекрас-
ных, опытных сурдопедагогов он считался обык-
новенным дилетантом в области образования". Да-
лее Баллин пишет: "Он потратил значительную
часть своего богатства и времени на его любимую
теорию, касающуюся глухих. Это было его хобби.
Я все же считаю, что его энергия и финансы рас-
трачены, к сожалению, впустую. На деле же они
принесли лишь несчастье тем, кого он любил и ко-
му хотел помочь". Книга Баллина вобрала в себя
голос всех униженных: Герасима, Гаргана и дру-
гих, чтобы выразить протест, пусть и часто дву-
смысленный, "извиняющийся", противоречивым

Это протест по-прежнему закованного в цепи глу-
хого "дяди Тома".

Баллин ратовал за использование жестового
языка в обучении и специальное образование для
глухих (по его выражению, "глухие должны соби-
раться в стаи"). Он, пожалуй, впервые пишет о не-
обходимости просвещения слышащих, чтобы вос-
препятствовать распространению предрассудков в
отношении глухих. Баллин считает, что это не глу-
хие должны учиться читать с губ, а слышащие обя-
заны знать хотя бы дактилологию (здравая мысль:
глухой годами учится читать с губ и говорить, а
слышащему достаточно двух часов, чтобы вы-
учить ручную азбуку -
прим. авт.). Баллин спра-
ведливо говорит, что глухой не одинок в этом ми-
ре - есть еще глухие, а значит, есть надежда.



Одно замечание А. Баллина следует признать
абсурдным: он с яростью клеймит появившееся
звуковое кино, называет его "говорилкой", "ду-
рацким новшеством", предсказывает ему корот-
кий век. Но это то же выражение ярости, которое
испытали глухие, когда исчезло любимое ими не-
мое кино с титрами.

О том, как важно для глухих иметь свое сооб-
щество, о приверженности глухих своему кругу, в
отличие от других групп инвалидов, пишет в своей
автобиографии "Без звука" (1970) Юлиус Виггинс,
редактор и издатель самой популярной среди глу-
хих США газеты "Silent News" ("Тихие новости").
Книга интересна тем, что описывает каждоднев-
ную жизнь глухого человека со всеми ее особенно-
стями, маленькими радостями и неприятностями.
И одной из глав автор пишет о том, о чем часто и

не подозревают многие слышащие, - многие глу-
хие от рождения люди вовсе не хотят слышать.
Его родители и преподаватели настаивали на но-
шении слухового аппарата, а он "думал, что все
это - полная ерунда, но родители хотят, чтобы их
дети были такими, как все. Иначе они чувствуют
себя неудачниками". Когда доктор сказал, что из-
лечение невозможно, то маленький Виггинс по-
чувствовал "облегчение, потому что всякого рода
надежды - лишь стресс для глухого. Это слыша*!
щие люди думают, что глухие хотят слышать. Эт«*
не так, не слышать - это нормально для нас. Мы'
просто хотим знать, что происходит вокруг нас, и в
большинстве случаев нам это удается". Далее ав-
тор пишет о своем печальном опыте пользования)
слуховым аппаратом, от которого, в конце концов^
пришлось отказаться. Звуки, казалось, производи-
ло все - бумаги на столе, собственные шаги, пово-
рачивание ключа в замке, вода из крана, а шум
улицы, метро и иного транспорта был просто не-
стерпим. Из-за головных болей Юлиус забросил
аппарат: "Тишина и спокойствие - какое благосло»
венное облегчение!". Сожалеет он лишь о том, что
ему недоступна музыка.



Именно подобные произведения глухих авто-
ров, написанные от первого лица и раскрывающие
положение граждан "второго сорта" в обществе,
наиболее интересны. Они отражают не просто
личный опыт авторов, но и ценности сообщества
глухих в целом.

Ценности субкультуры глухих становятся по
нятными лишь тогда, когда они рассматриваются в
историческом контексте.

С 1996 г. действует Московский клуб истории
глухих, который за 6 лет провел уже три симпози-
ума, выпустил в свет сборники материалов иссле-
дований. В ряде городов России открыты музеи ис-
тории Общества глухих (первый музей истории
глухих на территории бывшего СССР был открыт
еще в 1967 г. в Киеве необыкновенным человеком
В.В. Скурчинским). Первая международная кон-
ференция по истории глухих состоялась в Вашинг-
тоне в 1991 г.; с тех пор истории глухих были по-
священы четыре международные конференции,
опубликованы их материалы. Членом бюро DHI
(Международного клуба истории глухих) был быв-
П1ийпредседатель Московской организации ВОГ
И. А. Абрамов, ныне Россию представляет
К.А. Сильянова, член Московского клуба истории
глухих.

История глухих - это новая научная дисципли-
на, наука о глухих людях и их сообществах. Здесь
глухой человек изучается не как объект, а как дей-
ствующий субъект, творец своей судьбы. Станов-
ление новой научной дисциплины отражает рост
самосознания глухих, а также развитие истории,
лингвистики, психолингвистики, социологии.

История глухих, как и история вообще, изуча-
ет факты. Однако историки могут подходить к до-
кументам, свидетельствам прошлого с разными
вопросами, изучать их под разными углами зрения
и разными методами, и у них будут разные исто-
рии. На основании одних и тех же документов один
исследователь напишет главу истории сурдопеда-
гогики - историю методов обучения глухих, а дру-
| oii - историю дискриминации глухих (запрет жес-

тового языка и пр.). Ныне, когда центральное ме
сто в исторической науке занимают вопросы чело
веческого самосознания и восприятия мира, обра
социального целого и оценка разных групп, разря
дов и сословий, система ценностей индивида и об
щества и т.д., история глухих, обращаясь с вопр
сами к прошлому, ставит такие проблемы:

сущность глухоты человека как биологиче
ского (медицинского) и социального феномена;

глухой человек как член общества - макро
социума; общность и своеобразие образа мира
жизненных стратегий глухих и слышащих, их вза
имоотношения; политика государства в отноше
нии людей с недостатками слуха;

глухой человек как индивид микросоциум
глухих; его самооценка; жестовый язык и культу
ра глухих в системе естественных языков челове
чества и общечеловеческой культуры (Зайце
ва Г.Л. История глухих: предмет и объект // Мат
риалы Первого Московского симпозиума по исто
рии глухих. М. 1997) и др.

Можно сказать, что история глухих отвечав
на определенный "социальный заказ". Глухи
больше не желают и далее быть объектами патер
налистской опеки, не хотят терпеть пренебрежи
тельное отношение к жестовому языку, наруше
ния их прав на беспрепятственное получение ин
формации... И историк обращается к прошлому.

Что же является объектом истории глухих?
"Сообщества глухих" во времени и в пространст-
ве? Это верно для историка, изучающего сообще-
ство глухих, так сказать, изнутри. Предметом для
него может быть, допустим, развитие жестового
языка или борьба глухих за гражданские права.
Для историков, изучающих сообщества глухих
(предмет) с внешней точки зрения, объектом вы-
ступает само общество, его менталитет, отноше-
ние к "аномальным" в ту или иную эпоху.

История глухих - молодая дисциплина. Можно
выделить основные направления изучения исто-
рии: проблемы методологии истории глухих как
научной дисциплины; социологические и фило-
софские аспекты глухоты; возникновение и разви-
тие обществ глухих; история обучения глухих; про-
блемы общения, жестового языка и перевода;
культура глухих; жизнь и творчество отдельных
глухих. Такая классификация приведена в статье
Комаровой А.А. "Развитие исследований по исто-
рии глухих" (Материалы Первого Московского
симпозиума по истории глухих).

Г.Л. Зайцева полагает, что при анализе мате-
риалов по истории глухих могут оказаться продук-
тивными методологические подходы, разработан-
ные историками школы "Анналы".

Одним из главных принципов "Анналов" явля-
ется стремление воспроизвести "видение мира"
людьми прошлого - "ментальность". В истории
монтальностей "культура" интерпретируется как
Образ жизни и мышления людей данной социаль-
ной общности. Предлагается антропологическое
исследование истории: человек изучается не в ка-
честве внешнего объекта, а как действующий,
мыслящий и чувствующий объект. Для извлечения
информации о глухих людях в прошлом требуется
тщательная проработка различного рода источни-
ков - с учетом ментальностей людей, создавших

изучаемые историком источники. Плодотворным
для изучения истории сообществ глухих является
также использование методов феноменологиче-
ской социологии.

Особое место занимает так называемая "устн
история", т.е. запись на видео устных рассказов, вос-
поминаний о тех или иных переживаниях событий и
"состояний Deaf body (глухого человека)".

В наше время большинство историков пришло
к признанию полицентричности окружающего ми
ра, плюральности типов мышления, множествен-
ности методов и подходов познания прошлого и
настоящего. В 1990-х гг. "уравнение в правах" всех
концепций (лозунг постмодерна - "признание дру-
гого") послужило поводом к оживлению некото-
рых ранее принижаемых методов научного поис-
ка. Специалисты по тендеру и историки-фемино-
логи, исследователи истории и культуры черных
жителей Америки и другие особое внимание уде-
ляют изучению скрытых за языком стратегий вла-
сти. Написаны тома "женских" историй, историй
различных меньшинств. В том же потоке плывет и
"корабль" истории глухих.

Э. Эриксон писал про негритянских писателей:
"Они упорно отстаивают существующую, но не-
проявленную, в каком-то смысле безгласную
идентичность, которая не может пробиться сквозь
заслоняющие ее стереотипы". Так и глухие исто-
рики стремятся донести до людей голос своего со-
общества.

Ряд историков, изучающих сообщество глу-
хих, рассматривает историю принуждения глу-
хих (имея в виду требования следовать культур-
ным нормам слышащих) как особую страницу
истории насилия. Исторически поведение глухих
индивидов подвергалось особому контролю
(нриравнение к умалишенным, поражение в гра-
жданских правах и проч.). Но это не только ис-
тория "угнетения" слышащими и "борьбы про-
тив дискриминации", но и форм согласия глухих
людей со своим подчиненным статусом, их под-
сознательной "помощи угнетателям" в воспроиз-
водстве поведенческих моделей и соответствую-
щих структур господства.

Очевидно, что история и культура глухих пред-
стают как социальные явления, новые феномены
общественного сознания и новые области научно-
го знания. А раз так, то вполне естественно вклю-
чение этих материалов в содержание образования
глухих, как и произошло в зарубежных странах, да
и в России (Билингвистическая гимназия и Центр
образования № 1406 в Москве).

В Галлодетском университете существует ка-1
фсдра "Deaf Studies" - "Изучение проблем глухоты и
! глухих людей" или короче: "Исследования глухих"
(известные аналоги - Woman's Studies - женские ис-
| 'юдования, Black Studies - исследования афроамери-
I(в некой культуры, которые проводятся во многих
вузах США), здесь с 1986 г. ведется исследователь-
( к ля работа и читается отдельный курс "История со-
пищества глухих Америки". Во многих школах-ин-
к-рнатах для глухих США преподаются отдельные
элементы "Deaf Studies". Рекомендации для подоб-
ных учебных курсов начали разрабатываться в пер-
Юй половине 1980-х гг. А с 1991 г. в этом универси-
iос регулярно проводятся конференции по пробле-

ме, и после каждой - а всего их состоялось пять -
выпускались книги с докладами участников.

Кто они - глухие? Просто группа инвалидов,
имеющих потери слуха и речевые проблемы? Или
некая квази-этническая общность с определенным
набором "культурных параметров"? Всех ли глу-
хих можно отнести к "культурно-лингвистическо-
му меньшинству"? Как влияют социально-психо-
логические стереотипы восприятия слышащими
людьми глухого человека на "интеграцию" пос-
леднего в общество? Можно ли полагать эндога-
мию у глухих индикатором их культурной соли-
дарности? Эти и другие вопросы являются предме-
том рассмотрения подобных исследовательских
программ и соответствующих курсов. В США про-
граммы "Deaf Studies" включают в сферу своих ис-
следований широкий диапазон вопросов (в том
числе язык, образование, историю, искусство, ли-
тературу, социологию и антропологию и др.), рас-
сматриваемых внутри специфической культуры
глухих - культуры меньшинства внутри доминант-
ной культуры. Особую роль в "Deaf Studies" игра-
ют идеи постструктурализма и деконструктивиз-
ма. Постмодернистское сознание отвергает бинар-
ную логику, логику господства, инструментализм,
принцип строгой организованности и иерархиче-
ской упорядоченности социальных структур.

Главная цель "Deaf Studies" - лучше понимать
жизнь глухих людей, чтобы улучшить ее. Методо-
логия "Deaf Studies" - признание права глухих лю-
дей быть иными; признание глухих как людей,
принадлежащих к особой культурной и лингвисти-
ческой группе; утверждение принципа равного до-
ступа людей с недостатками слуха к языку, образо-
ванию, информации и различным службам; и на-
конец, вовлечение глухих людей как активных
участников в процессы принятия решений, воздей-
ствующих на их судьбу.

"Deaf Studies" - не о "глухоте", не о неспособ-
ности слышать и не о недостатках глухих людей. И
не о лечении глухоты, и не о помощи глухим стать
слышащими. "Deaf Studies" имеет дело с реальны-
ми жизнями глухих людей, их достижениями, их
языком и культурой, с тем, как они воспитывают
глухих детей, развивают культуру сообщества.
Глухие - не больные, а личности с уникальным
жизненным опытом и потребностями! Главная
цель подобных курсов для глухих учащихся заклю-
чается в воспитании и укреплении у них чувства
идентичности и развитии чувства собственного до-
стоинства. Изучая этот предмет, глухие дети и
взрослые имеют возможность выразить свои чув-
ства и освободиться от "институализированного"
взгляда об их неспособности жить продуктивной
жизнью. Чтобы глухие люди могли делать выбор,
они должны знать свое наследие.

Содержание каждого варианта учебного курса
"Deaf Studies", предлагаемого в различных учеб-
ных заведениях США, своеобразно.

Программа в Кендалл-школе (при Галлодет-
ском университете) рассчитана на три года обуче-
ния по шести основным направлениям: культурная
идентификация, американский жестовый язык, ис-
тория глухих, коммуникация, культура американ-
ких глухих, социальные изменения, влияющие на
| ишь глухих. Первый год обучения посвящен изу-

чению американской культуры глухих и идентич-
ности; второй год - анализу американского жесто-
вого языка и других средств коммуникации; тре-
тий год - изучению истории и влияния социальных
изменений на жизнь глухих.

В ряде школ "Deaf Studies" интегрированы в
программу "Социальные науки".

В Рочестерском техническом институте для глу-
хих С. Кармел ведет курс "Deaf Heritage" ("Насле-
дие глухих"), рассчитанный на 30 часов. Учащиеся
не только слушают лекции, но и много работают с
книгой глухого профессора Дж. Гэннона "Наследие
глухих", а также со справочной литературой. Они
готовят доклады, выполняют практические задания,
анализируют своеобразие культуры глухих (этике-
та, юмора, изобразительного искусства и т.д.) Надо
подчеркнуть, что данный курс является частью об-
щего курса социальной антропологии.

В Галлодетском колледже с 1986 г. читается
курс "История Американского сообщества глу-
хих". После введения следует экскурс в историю
обучения глухих в Европе, затем учащиеся "пере-
бираются за океан", на остров Martha's Vineyard
(Мартаз Вайньярд) близ Бостона, на котором глу-
хие два столетия назад составляли необычайно вы-
сокий процент населения; далее, после темы "Кор-
ни сообщества", студенты последовательно прохо-
дят историю глухих США. В этом же колледже чи-
таются курсы "Deaf studies".

Успешно преподается курс "Жестовый язык и
история глухих" в Московской билингвистической
гимназии, где наряду с изучением жестового языка
рассматриваются различные вопросы субкульту-
ры глухих людей, истории глухих, борьбы глухих
за свои гражданские права и признание статуса же-
стового языка и др.

Третий год один из авторов настоящей книги
ведет факультатив "История глухих" в Центре об-
разования № 1604 (г. Москва). Накопленный опыт
обобщен в пособии "Информационные материалы
и методические рекомендации к изучению истории
глухих".

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.009 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал