Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Отделение и индивидуализация: строение души




Такое впечатление, как будто повернули выключа­тель, — Милли делилась переживаниями с подругами. Все они посещали женскую группу в церкви, благодаря чему у молодых мам была возможность обсуждать наболевшие вопросы.

— В свой первый день рождения, подумайте только, в этот самый день Хилари превратилась в самого невыносимого ребенка из всех, которых я когда-либо видела. Я не могла поверить, что это тот же самый ребенок, который за день до этого уплетал шпинат так, словно это была ее по­следняя в жизни еда. Однако на следующий день Хилари весь свой обед побросала на пол!

В ответ на этот всплеск раздражения последовали под­тверждающие кивки и улыбки. Все матери согласились: в их детях тоже примерно в этот же период произошли пере­мены. Милые, на все согласные, без конца расплывающи­еся в улыбке младенцы превратились в сварливых, требо­вательных малышей.

Что же случилось? Любой компетентный педиатр или специалист по детскому развитию объяснит, что в период от года до трех в жизни ребенка происходят кардинальные перемены. И какой бы хаос это не создавало в доме, какое бы раздражение порой не вызывало, пройти через него должен каждый ребенок. Подобные перемены в этом воз­расте — совершенно нормальное явление. Это является частью Божьего замысла для любого ребенка.

Когда в ребенке укореняется чувство безопасности и привязанности, возникает следующая потребность — в ав­тономии и независимости. Специалисты квалифицируют это как стадию отделения и индивидуализации. Под «отде­лением» подразумевается потребность ребенка восприни­мать себя как личность, отдельную от матери. Ребенок как бы говорит: «Мама — это не я». «Индивидуализацией» назы­вается процесс формирования собственной личности, ко­торая развивается у ребенка, когда он отделяется от мате­ри. Здесь ребенок уже как бы говорит: «А это я».

Невозможно осознать «я», не увидев сначала «не-я». Это все равно что строить дом на участке земли, заросшем деревьями и кустарником. Сначала вы должны вырубить заросли, освободить пространство и только после этого можете приступать к возведению здания. Прежде чем от­крыть для себя истинные, неповторимые аспекты вашей данной Богом личности, вам необходимо сначала выяс­нить для себя, чем вы не являетесь.

Единственное сохранившееся свидетельство о детстве Иисуса подтверждает этот принцип. Помните, как мать и отец Иисуса ушли из Иерусалима без Него? Когда они вер­нулись и нашли Его беседующим в храме, то мать стала упрекать Его. На что Он ответил: «Зачем было вам искать Меня? или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему» (Лк. 2:49). Иначе говоря: Я об­ладаю ценностями, мыслями и мнениями, которые отли­чаются от твоих, мама. Иисус знал, кем Он не является. И столь же четко знал, кем является.



Процесс отделения и индивидуализации не проходит гладко. Здоровый процесс формирования барьеров в дет­стве характеризуется тремя стадиями: первичное отделе­ние («вылупление из яйца»), тренировка (закрепление на­выков самостоятельности) и восстановление равновесия (гармонизация).

«Вылупление из яйца»: «мама и я не одно и то же»

— Это несправедливо, — жалуется мне мать пятиме­сячного мальчика. — У нас было четыре месяца блажен­ства и близости. Мне нравилась беспомощность Эрика, его зависимость от меня. Он нуждался во мне, и меня ему было достаточно.

И внезапно все изменилось. Он стал — как бы это выразиться — более беспокойным, непоседливым. Теперь он не всегда хочет, чтобы я держала его на руках. Его боль­ше интересуют другие люди. Даже яркие игрушки для него интереснее, чем я!

— Кажется, я начинаю улавливать суть, — завершила женщина. — Он нуждался во мне четыре месяца, а в следу­ющие семнадцать с половиной лет материнства я должна предоставить ему возможность научиться быть самостоя­тельной, независимой личностью!

Во многих смыслах эта женщина действительно уло­вила суть. Период от пяти до десяти месяцев характеризуется большими изменениями, происходящими в младен­цах. Именно в этот период ребенок начинает осознавать, что «мама и я — не одно и то же». В это время на смену пассивному единению с матерью приходит активный ин­терес к внешнему миру. Дети начинают понимать, что их окружает огромный, полный чудес мир, и хотят сыграть в нем свою роль!



Этот период детские психологи называют периодом «вылупления из яйца», или «дифференциации». Это вре­мя исследований. Ребенок все трогает, пробует на вкус и запах, стремится ощутить как можно больше. Хотя в этой фазе он все еще зависим от матери, однако он уже не замкнут на близости с ней. Месяцы кормления сделали свое дело: в ребенке достаточно укрепилось чувство бе­зопасности, чтобы без страха пускаться в исследователь­ские путешествия. Приглядитесь внимательнее к полза­ющему малышу: он не хочет ничего пропустить; он раз­двигает географические барьеры, уползая все дальше от матери.

Загляните в глаза ребенка, находящегося в этой стадии развития. Вы увидите в них удивление Адама, восхищен­ного флорой, фауной и величием мира, сотворенного для него Богом. Вы увидите в них желание делать открытия, порыв к познанию. Это чувство находит свое отражение в Книге Иова 11:7: «Можешь ли исследованием найти Бога? Можешь ли совершенно постигнуть Вседержителя?» Нет, мы не можем этого сделать. Но мы созданы, чтобы делать открытия, чтобы переживать Творение во всей его полноте и познавать Творца.

Для молодых матерей это нелегкий период. Многие, подобно женщине, о которой шла речь в начале раздела, испытывают уныние. Особенно трудно это для женщин, которые сами так толком и не сумели «вылупиться из яйца». От своего ребенка они ничего не хотят, кроме бли­зости и зависимости. Им надо, чтобы ребенок без конца в них нуждался. Нередко такие женщины рожают много детей или находят другие способы проводить время с младенцами. Зачастую они не любят ту часть материн­ства, которая связана с «отделением». Им не нравится ди­станция между ними и ребенком. Эта внезапно выраста­ющая преграда причиняет матери боль. Но ребенку она необходима.

Тренировка (закрепление навыков самостоятельности): «я могу сделать все!»

— Но что плохого в том, что я хочу веселиться? Жизнь не предназначена только лишь для того, чтобы пребывать в тоске и скуке! — возражал Дерек. Ему около сорока, но одет он, как студент колледжа. Его лицо покрыто ровным загаром и лишено морщин. Это производит странное впе­чатление, учитывая, что он мужчина среднего возраста.

Что-то тут было не так. Дерек обсуждал с пастором своей церкви возможность перехода из группы одиноких людей старше тридцати пяти лет в группу тридцати- или даже двадцатилетних.

— Они просто не могут двигаться с моей скоростью. Я люблю кататься на роликовых коньках, гулять допоздна и менять работу. Это помогает мне сохранить молодость.

Стиль жизни Дерека характеризует человека, остано­вившегося на второй стадии процесса отделения и инди­видуализации: стадии тренировок, или закрепления навы­ков самостоятельности. В течение этой фазы, которая обыч­но длится от десяти до восемнадцати месяцев (и затем воз­вращается позднее), дети учатся ходить и начинают пользо­ваться словами.

Различие между этими двумя стадиями — «вылупления из яйца» и «тренировок» — носит радикальный харак­тер. В то время как только-только начавший отделяться от матери малыш по-прежнему еще во многом на нее полага­ется и льнет к ней, ребенок в стадии тренировки норовит все делать самостоятельно! Благодаря внезапно обретен­ной способности ходить он испытывает ощущение всемо­гущества. Детей распирает от энергии и жизнерадостности. Они хотят испробовать все, включая спуск по крутым лестницам, засовывание вилки в розетку и дергание кош­ки за хвост.

Люди, которые, подобно Дереку, остановились на этой стадии, могут быть весьма забавными. Если только вы не­нароком не проткнете их мыльный пузырь, сказав им о нереальности их преувеличенно высоких представлений о собственном всемогуществе и свойственной им безответ­ственности. Тогда вы выступаете в роли человека, вылив­шего на них ушат холодной воды. Побеседовав с челове­ком, который состоит в браке с таким «ребенком», вы узна­ете массу интересного.

В Книге Притчей 7:7 описывается похожий молодой человек, оставшийся на этой тренировочной стадии: «И увидел среди неопытных, заметил между молодыми людь­ми неразумного юношу».

Этот молодой человек обладал энергией, но не умел контролировать собственные импульсы и ограничивать собственные страсти. Он был сексуально неразборчив, что часто происходит со взрослыми людьми, так и не перешаг­нувшими этой детской стадии. И конец его печален: он предается страстям, «доколе стрела не пронзит печени его; как птичка кидается в силки, и не знает, что они — на погибель ее» (Прит. 7:23).

Таким людям кажется, что их никогда не поймают в силки. Но жизнь ловит их.

На этой стадии развития детям (то есть тем, для кото­рых ощущение всемогущества действительно уместно) нуж­но сопереживание и поддержка. То есть надо восторгаться и удивляться вместе с ними и устанавливать рамки, в ко­торых они могут тренироваться без страха. Умные родите­ли веселятся вместе с малышом, когда он прыгает на кро­вати. Глупые родители или угашают энтузиазм ребенка, не позволяя ему прыгать вовсе, или не устанавливают ни­каких рамок, позволяя ему скакать по обеденному столу. (Родители Дерека, скорее всего, принадлежали ко второ­му типу.)

На тренировочной стадии дети узнают, что агрессив­ность и инициатива — хорошие вещи. Родители, которые в этот период твердо и последовательно устанавливают ре­альные барьеры и при этом не угашают пыл ребенка, по­могают ему успешно осуществить переход к следующей стадии его развития.

Вам когда-нибудь приходилось видеть плакаты, изобра­жающие первый шаг ребенка? Некоторые из них не совсем верно изображают этот первый шаг. Мы видим на них дитя, делающее трогательно-неуверенные шаги по направлению к раскрывшей объятия матери. В реальности дело обстоит иначе. Большинство матерей рассказывают: «Когда мой ребенок делал свой первый шаг, я смотрела сзади!» Трени­рующийся ребенок уходит от тепла и безопасности к вол­нующим открытиям. При этом физические и географичес­кие барьеры помогают ребенку научиться действовать, не рискуя здоровьем.

На тренировочной фазе для ребенка характерен при­ток энергии, энтузиазма и желания. Благодаря этому энер­гетическому подъему он делает завершающий шаг к тому, чтобы стать отдельной личностью, самим собой. Но вос­торженный подъем не может длиться вечно. Даже машины не всегда ездят на полной скорости. В конце дистанции спортсмен не в состоянии бежать так же быстро, как и в начале. И тогда стадия тренировок уступает место следую­щей стадии — гармонизации.

Восстановление равновесия (гармонизация): «я могу делать не все»

В этот период происходит восстановление гармони­ческих взаимосвязей. Ребенок приходит к этому в возра­сте от восемнадцати месяцев до трех лет. Иными слова­ми, ребенок возвращается к реальности. Ощущение все­силия нескольких предыдущих месяцев медленно усту­пает место осознанию того, что он может не все, что хочет. Дети испытывают чувство тревоги и осознают, что мир — это пугающее место и что они все еще нуждаются в матери.

Ребенок снова начинает тянуться к матери, но на этот раз связь «ребенок — мать» несколько отличается от пре­дыдущей. Теперь он привносит во взаимоотношения с ма­терью свое более четко очерченное «я». Он хоть и с ней, но все равно уже отдельно. Они теперь не одно целое, а два человека, каждый со своими собственными чувствами и мыслями. Ребенок готов общаться с внешним миром, ощу­щая себя отдельной личностью.

Как правило, этот период труден и для родителей, и для детей. Ребенок в стадии гармонизации бывает просто невыносим. Он все время противоречит, а иногда даже впадает в откровенный гнев. Он напоминает человека, стра­дающего хронической зубной болью.

Давайте рассмотрим некоторые способы, с помощью которых дети на этой стадии развития возводят барьеры.

Гнев. Гнев — это друг. Бог сотворил его с определен­ной целью: чувство гнева сообщает нам, что существует проблема, которую надо решать. Гнев — это способ для ребенка ощутить, что его переживания отличаются от пе­реживаний других людей. Способность гневаться, чтобы отличать себя от других, — это барьер. Дети, умеющие пра­вильно выражать свой гнев, позже в жизни всегда сумеют определить, что кто-то пытается причинить им боль или управлять ими.

Чувство собственности. Стадию гармонизации иногда понимают как «эгоистическую», поскольку именно в этот период словарь ребенка пополняется такими словами, как мое, мне. Сьюзи не желает, чтобы кто-нибудь, кроме нее, держал ее куклу. Билли не желает делиться машинками с пришедшим в гости мальчиком. Для родителей-христиан часто бывает довольно трудно понять эту важную часть становления личности, осознания «себя».

— Да, похоже, в нашей малышке поднимает свою бе­зобразную голову ветхая греховная природа, — замечают родители под глубокомысленные кивки друзей. — Мы стараемся научить ее делиться и любить других, но она остается в лапах эгоизма, который есть во всех нас.

Это неверно и не соответствует Библии. Внезапно по­явившаяся страсть ребенка к «своему» действительно час­тично уходит своими корнями в наш врожденный эгоцент­ризм, в ту греховную и развращенную нашу часть, которая хочет, подобно сатане, «взойти на высоты облачные, быть подобным Всевышнему» (Ис. 14:14). Однако этот упрощен­ный взгляд на характер человека не охватывает всего, что стоит за понятием «сотворенный по образу Божьему».

Быть сотворенным по образу Божьему означает также и обладание, или распорядительность. Адаму и Еве было дано право владычествовать над землей. Также и нам дано право распоряжаться своим временем, энергией, таланта­ми, ценностями, чувствами, поведением, деньгами и всем остальным, о чем мы говорили во второй главе. Не зная, что является «моим», мы не можем иметь чувство ответ­ственности, необходимое для развития и защиты своих ресурсов. Если мы не имеем «своего», то у нас нет «я», которое мы могли бы посвятить Богу и Его царству.

Дети должны понимать, что слова мое, мне, я — вовсе не ругательные. При правильном, опирающемся на Биб­лию воспитании они научатся жертвовать. Их сердце будет готово отдавать и любить. Но это произойдет не раньше, чем их личность будет сначала любима достаточно, чтобы иметь возможность отдавать любовь: «Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас» (1 Ин. 4:19).

Нет: барьер, состоящий из одного слова. Дети в фазе гармонизации часто используют одно из самых важных в человеческом языке слов — нет. Ребенок может начать произносить его уже во время «вылупления из яйца», но на стадии гармонизации оттачивается умение употреблять сло­во нет. Это первый вербальный барьер, который усваива­ют дети.

Слово нет помогает детям отделяться от того, что им не нравится. Оно дает им силу выбирать. Оно защищает их. Родители должны правильно обращаться с детским «нет». Это имеет решающее значение для формирования личности ребенка. Я был знаком с родителями, которые не обратили должного внимания на отказ ребенка есть опре­деленную пищу. В результате позднее они обнаружили,, что у девочки развилась на эту еду аллергия.

Очень часто дети в этом возрасте получают удоволь­ствие, употребляя слово «нет». Они не только отказывают­ся от овощей и упираются, когда их укладывают днем спать. Они отворачиваются даже от кукол и других любимых иг­рушек! Однако им нужно настаивать на своем «нет». Оно помогает им не чувствовать себя беспомощными и бессиль­ными.

Перед родителями стоят две задачи, связанные с дет­ским «нет». Во-первых, они должны создать такие усло­вия, при которых ребенок не боялся бы сказать это слово. Тем самым родители способствуют формированию у ребен­ка внутренних барьеров. Безусловно, маленькие дети часто не могут правильно выбрать желаемое для себя, но все же у них должна быть возможность сказать «нет» и быть уве­ренными, что к ним прислушаются. Разумные родители не почувствуют себя оскорбленными и не придут в ярость, столкнувшись с сопротивлением ребенка. Напротив, они помогут ребенку почувствовать, что его «нет» так же при­ветствуется, как и «да». Такие родители не станут эмоцио­нально устраняться от ребенка, который так часто произ­носит это слово. Они сохранят с ним связь. Этот процесс требует работы! Поэтому родители должны оказывать друг другу поддержку.

Перед одной парой возникла проблема. Их часто наве­щала любящая тетушка, которая почувствовала себя оскор­бленной нежеланием их дочери целовать и обнимать ее при каждом визите. Иногда девочка была ласковой, а иногда предпочитала стоять в сторонке и наблюдать. В ответ на жалобы тетушки супруги отвечали: «Мы не хотим, чтобы Кэси чувствовала себя обязанной проявлять нежность. Мы хотим, чтобы она сама отвечала за свою жизнь». Эти роди­тели хотели, чтобы «да» их дочери было действительно «да»,

а «нет» — «нет» (Мф. 5:37). Они хотели воспитать ее так, чтобы в будущем она могла сказать «нет» злу.

Вторая задача родителей, дети которых находятся в стадии гармонизации, заключается в том, чтобы помочь ре­бенку научиться уважать-барьеры других. Дети должны уметь не только говорить «нет», но и принимать его со стороны других людей.

Родителям следует установить при общении с детьми соответствующие их возрасту барьеры и добиваться их со­блюдения. Это означает, например, не потакать требовани­ям и истерикам, которые иногда возникают у детей в мага­зине игрушек. Порой это нелегко, и, возможно, он будет чувствовать себя лучше, если вы купите ему полмагазина. Но делать этого не следует. Соблюдение барьеров означает, что при необходимости вы можете прекратить развлечения (устроить перерыв, поговорить с ребенком или наказать его, если он по-другому не понимает. «Наказывай сына своего, доколе есть надежда, и не возмущайся криком его» (Прит. 19:18). Иными словами, помогите ребенку научиться при­нимать ограничения, иначе потом будет поздно.

В трехлетнем возрасте структура сформировавшихся барьеров становится особенно явной. К этому времени ре­бенок должен обладать способностью:

1. Поддерживать эмоциональную близость с другими людьми, не утрачивая при этом чувства собственного «я» и свободы отдельного, независимого существования.

2. Говорить соответствующее условиям «нет», не ис­пытывая при этом страха потерять любовь окружающих.

3. Принимать «нет» другого человека, не устраняясь эмоционально и не разрывая с ним внутреннюю связь.

Один мой друг, которому я рассказал об этом, сказал:

— И всему этому они должны научиться к трем годам? А как насчет сорока трех?

Да, планка действительно высока. Но тем не менее барьеры должны сформироваться в ранние годы жизни.

Существуют еще два периода жизни, в которые фор­мирование барьеров происходит особенно интенсивно.

Первый — это подростковый возраст. В этом возрасте про­исходит как бы вторичное проигрывание первых лет жиз­ни, но только на ином, более зрелом уровне. Затрагивают­ся такие вопросы, как сексуальность, половая идентифи­кация, соревнование и формирующаяся личность взросло­го человека. Но в этот тяжелый, полный смятения период с прежней остротой встают старые вопросы. Ведь именно способность в нужный момент согласиться или отказать определяет, сумеет ли человек поставить барьеры теперь уже на новом, более высоком уровне.

И второй период — это начало взрослой жизни, когда человек попадает в категорию так называемых «молодых взрослых». Обычно это совпадает с уходом детей из дома или колледжа, началом карьеры или браком. В это время молодые взрослые страдают от потери прежней структуры. Нет школьных звонков, никто не устанавливает расписа­ний. На них обрушиваются пугающие свобода и ответствен­ность. Возникает необходимость близости и сопровожда­ющей близость ответственности. Зачастую в этот период у молодых людей появляется масса новых возможностей на­учиться воздвигать прочные барьеры.

Чем раньше ребенок научится это делать, тем меньше проблем ожидает его в будущем. Удачные первые три года жизни означают более спокойный (хоть и не совсем глад­кий) подростковый период и более успешный переход во взрослую жизнь. Последствия проблем в детстве можно исправить, если вся семья будет прилагать к этому серь­езные усилия в подростковый период. Но нерешенные проблемы во время ранних периодов жизни человека мо­гут повлечь за собой серьезные последствия в жизни взрос­лой.

— Полезно узнать, как это у меня должно было быть, — заметила одна женщина, принимавшая участие в разгово­ре о развитии детей. — Но что мне действительно помогло бы, так это знание собственных ошибок.

Давайте теперь поговорим о том, каким образом нару­шается процесс формирования барьеров.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.021 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал