Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 6. Черлидинг — это весело. На самом деле, ничего такого я не ожидала




 

Черлидинг — это весело. На самом деле, ничего такого я не ожидала. Когда Алли попросила меня показать им более сложные шаги, все они нашли их довольно крутыми, и я подумала, что не мешало бы навязать их девушкам. В конце концов, стало ясно, что мы не совсем обычные болельщицы, прыгающие, кричащие и садящиеся на шпагат. Мы стремились к сочетанию хип-хопа и фанка. Даже несколько недель в классе Зумба, который я посещала пару лет назад, пригодился мне теперь с шагом сальсы и вращением тела. Мне понравилось, чем мы занимались и остальным девочкам, по-видимому, тоже.

После тренировки мы пошли поесть мороженое, но я ушла рано, чтобы поработать над рисунком. На дом по МВЭ задали сделать эскизы женской фэнтези-злодейки, и мне хотелось сделать хороший рисунок, чтобы наверстать пропущенное время. Я решила изобразить гарпию с кожаными крыльями, клювом ворона и хвостом крысы с копьем на конце. После, я сделала половину другого проекта, домашнюю работу по математике и написала фанк-стихотворение о своих ботинках для английской литературы. Под конец, я, наконец-то, познакомилась с поваром — Розой

Позже, превозмогая тошноту, я сидела на ужине с Хлоей и ее родителями, которые завели очень странный разговор.

— Это была твоя первая тренировка черлидиров сегодня, не так ли, Сэмми? — Памела спросила меня в середине ужина.

Я оторвалась от своей еды и ответила кивком.

— Тебе понравилось?

— Было хорошо. На самом деле, я думаю остаться с девочками. Мне кажется, лучше танцевать с ним, чем ничего не делать.

Пэм широко улыбнулась мне через стол.

— Я уверена, ты сделала правильный выбор.

— Черлидинг, ха! — Рассмеялась Хлоя, толкая отца в бок локтем. — Первые номера занимаются реальным спортом, не правда ли, папа?

Он кивнул и вытер рот вышитым платком.

— Как ты бьешь пенальти? Ты улучшила свои показатели с прошлого лета?

Хлоя ухмыльнулась.

— Я забила семь мячей из десяти на прошлой неделе. Хантер говорит, что я один из его лучших игроков.

Да, это, пожалуй, единственная причина, почему он держит тебя в команде, где никто тебя не любит. Я фыркнула, но быстро сунула ломтик моркови в рот, чтобы задушить звук.

Памела проигнорировала разговор мужа и дочери и посмотрела на меня с блестящими глазами.

— У меня еще есть форма черлидеров со времени учебы в средней школе. Если ты хочешь, то можешь примерить ее потом. Я могу перешить ее для тебя, если она слишком длинная.

Вау, какое отличное предложение.

— Спасибо, но мы не танцуем в формах. Это просто забава, и Алли — наш капитан — позволяет нам носить то, что нравится. Она находит классным, что я ношу армейские штаны и ботинки, потому что это соответствует танцевальному стилю, который мы сейчас практикуем.



Хлоя сосредоточила на мне свои холодные глаза.

— Ты серьезно называешь то топтание и дурацкие конвульсии, которые вы делаете стильными?

Она судорожно задергалась из стороны в сторону, высмеивая нашу хореографию.

— Хлоя! — Прошипела Пэм повышенным голосом, который я не слышала с тех пор, как я и мой двоюродный брат упали в их бассейн за домом, когда нам было семь, полностью одетые.

— Я уверена, что девушки знают, что делают. А так как ты не с ними, ты не будешь обливать грязью их танцы. Не в моем доме. Я понятно выражаюсь?

Как будто для Пэм было недостаточно защищать меня, она положила руку мне на плечо, выражая поддержку. Мою кожу стало покалывать от отвращения во взгляде Хлои. Наконец, её глаза встретились с моими. Под всем льдом в её взгляде, мне показалось, я увидела крошечную вспышку боли. Она вытерла салфеткой губы, бросила её на недоеденный обед и встала.

— Могу я уйти, папа? Я не доделала домашнюю работу.

— Конечно, дорогая, — сказал он ей, и мы посмотрели, как она гордо вышла за дверь.

Я была счастлива, когда ужин наконец-то закончился, и направилась в свою комнату. Я не понимаю, почему Хлоя каждый раз так ревнует Памелу ко мне, казалось, что между мною и ею много общего, касалось это разговоров или совместных действий. Я совсем не старалась украсть у нее маму и заменить ею мою собственную. Я скучаю по родителями, черт возьми. Ничто и никто не заменит их для меня. Проживая в этом доме, я всего лишь адаптируюсь под данную ситуацию и пытаюсь быть хорошим гостем, а не досадной обузой.



Я позвонила маме, потому что забыла позвонить ей после школы, и разговаривала с ней только о хороших вещах, которые произошли со мной спустя какое-то время после нашего последнего разговора. Ей не нужно знать о том, как меня оскорбили прошлой ночью, назвав Хоббитом или о ревнивом представлении ненормальной Хлои. Так прекрасно снова услышать голос мамы. И так приятно услышать, как сильно она и папа скучают по мне, прежде чем мы повесили трубки. После звонка, я почитала немного истории, чтобы сдать завтрашний тест. Большую часть материала я уже выучила наизусть, так что я вообще не беспокоиться о провале.

Среда, на этот раз, прошла мирно, вселяя в меня надежду на то, что и остальная часть недели пройдет тихо. Ничто меня не огорчало. Тони в перерывах обедал с нами, но он всегда держал максимально возможную дистанцию между нами, поэтому я считала безопасным обедать с моими друзьями. Иногда, я ловила его холодный взгляд на уроках по МВЭ​, но когда мисс Джексон попросила мои эскизы, чтобы обсудить с остальным классом, он не сказал ни слова. Я подумала, а не из-за угроз Лизы он превратился в тихоню? Если это так, то я очень благодарна ей.

В пятницу я пошла в школу в приподнятом настроении, в трепетном ожидании ночевки у Лизы. Кто-то упомянул о фильме «Тепло наших тел» и о тонне шоколадного мороженого. Хотя я не большая поклонница фильмов про зомби, я, безусловно, воображала Николаса Холта и меня не волнует, какое количество времени он будет поедать мозги, пока, в конце концов, не встретит и не поцелует девушку.

Но во время обеденного перерыва Алисса Сильверман подошла, отодвинула стул рядом с Лизой и уничтожила идею о Николасе и мороженом.

— Простите, ребята, — она окинула нас всех взглядом. — Я не могу прийти на ночевку сегодня вечером. Есть ли шанс, перенести ее на завтра? — Она смутилась, но потом широкая усмешка растянулась на ее губах, как и все остальные, я задавалась вопросом, почему.

— Что у тебя случилось? — Спросила Лиза.

Забавно, но именно Саша ответил на вопрос Лизы. Осторожно, не глядя ни на кого из нас, он поднял кусок пиццы ко рту, не уронив ни капли расплавленного, горячего сыра и сказал:

— Я пригласил ее на свидание, и она сказала да.

Он откусил уголок от кусочка пиццы и застенчиво улыбнулся.

Мы улыбнулись Алли, но никто из нас не проронил ни слова. Мы дождемся, когда закончиться перерыв, загоним ее в угол во время урока физкультуры и узнаем все подробности.

Я увидела, что Лиза радостно пожимает руку Алли, потом она вопросительно посмотрела на нас.

— Всем удобно прийти в субботу?

— Конечно, рассчитывай на меня, — ответила Сьюзен. В то время, как Симон пережевывала большой кусок гамбургера, она смогла только поднять руку.

Я пожала одним плечом.

— Конечно.

Вот и закончился хороший пятничный вечер не успев начаться. От перспективы болтаться в доме моей тети вокруг напыщенной Хлои, я полезла в карман за вишневым леденцом, чтобы подсластить плохое настроение.

— Это значит, что я не увижу тебя две ночи подряд, — Хантер запустил руку под волосы Лизы и надулся.

Я знала, почему он расстроился, хотя большая часть этого расстройства была фальшивой. Некоторые мальчики запланировали провести ночь в лесу, в то время как мы, девочки ночуем у Лизы. Теперь они сегодняшний вечер проведут в лесу, и никто не разрешит им присоединиться к нам завтра.

— Ты уже большой мальчик. Выживешь, — ответила Лиха игриво.

— Или...— Протянул он с усмешкой, — вы девочки могли бы пойти с нами.

— В лесу? — Воскликнула Симон, выронив гамбургер. Да, она не казалась, человеком, который получит удовольствие от ночевки на природе. Но выражение лица Алекса заставило меня поверить, что он просто обязан иметь идею, как сделает это время приятным для нее.

— Конечно, это отличная идея, детка, — сказал он ей. — Мы заснем с тобой в одной палатке и крепко обнимемся в спальном мешке. Я даже пожарю для тебя маршмэллоу на огне.

В следующий момент Симон лучезарно улыбнулась Лизе и сказала:

— Давайте пойдем с ними! — И, я уверенна, что уж точно не жареный зефир повлиял на ее решение так быстро.

Лиза казалась немного скептичной. Она поглядела на Сьюзен.

— Что ты думаешь?

— Если ты идешь, я иду.

И затем все посмотрели на меня.

Внезапно я ощутила дискомфорт. Я засосала чуть сильнее своей леденец на палочке, затем вытащила его со чмоканьем. Помимо Райана и Алекса, там также будет Ник и Тони. Ника я в состоянии вытерпеть, Тони,… вероятно, нет. Сердитый взгляд, которым он одаривал меня, заставлял мой кишечник сворачиваться от беспокойства.

— Я не знаю. Я не большой поклонник походов. Ну. вы знаете, без ванной, теплой воды и кабельного телевидения.

Ник рассмеялся и ударил меня в плечо.

— Давай, Финская девчонка, это будет весело.

— Да, в любом случае, мне нужен кто-то, чтобы спать со мной в палатке, — указала Сьюзен. — Я не собираюсь спать в одиночестве со всеми койотами и медведями там, и вы не сможете объединить меня с одним из этих идиотов. — Она кивнула головой в сторону Тони и Ника, но мы все знали, что она любила их обоих, так что никто не обиделся на ее подтрунивание.

Я поморщилась.

— Ты не найдешь медведей в Калифорнии.

— Не имеет значения. Я хочу, чтобы ты пошла.

— Я тоже, — сказала Лиза и послала мне умоляющий взгляд.

— Да, я тоже, — согласилась Симон.

А потом Алекс, Ник, и Райан все скандировали то, что и девочки. Они действительно польстили мне. Переводя взгляд с одного на другого, моя улыбка становилась все шире и шире. Я не ожидала комментариев от Тони, но другие, однако, по-видимому, ожидали его одобрения. Когда все смотрели на него, он проворчал:

— Простите меня, если я не пришел в бурный восторг.

На сей раз меня не трогал его раздраженный взгляд, как других, учитывая, то что я уже получила приглашение присоединиться к ним. Со сверкающей улыбкой я обратилась к Тони:

— Плохие новости, Митчелл. Я приеду. Смирись с этим.

Уголки его губ изогнулись в неестественной улыбке, он дважды моргнул, смотря на меня.

— О, радость.

Да, было бы, наверняка.

Перед шестым уроком Алли поделилась с нами подробностями. В это утро она увидела Сашу возле своего шкафчика — она чуть не проглотила язык, когда, захлопнув металлическую дверцу, увидела его. Но когда он сказал ей: «Привет, ты же понимаешь, что я уже долгое время преследую тебя? Думаю, настало время пойти со мной на свидание» она полностью была его. Мы были в восторге от мечтательного взгляда в ее глазах.

Переодеваясь после часовой игры в баскетбол, мы обсуждали поход, и я договорилась со Сьюзен, что она подвезет меня. Моя домашняя работа по МВЭ находилась в папке, которую я зажала под рукой и я торопилась попасть в класс до звонка.

Обогнув последний угол, я врезалась лицом в ученика гораздо выше меня. Я отлетела назад и приземлилась на задницу, мои эскизы разлетелись на несколько футов по коридору.

— Блин! Извините, — запыхавшись сказала я, встав на колени и помогая ему собрать выпавшие рисунки. — Я не видела вас.

Он тоже присел, и только когда, протянув к нему несколько рисунков, я поняла, в кого врезалась. Находиться на одном уровне глаз с Энтони Митчелом было что-то новенькое.

Ожидая худшего от него, я напряглась, но он молчал во второй раз на этой неделе, что волновало меня еще больше. Быстро он собрал все свои рисунки, кроме двух, которые я протянула ему. Его глаза были такими широкими, с кристальной ясностью в них был написан ужас, когда он смотрел мне прямо в лицо. Медленно, он потянулся за чертежами.

Легкое подергивание за листки заставило меня взглянуть на них. И тогда я поняла его ужас. Скорее всего, он не хотел, чтобы я увидела эти рисунки. А, может, хотел, но не сейчас, а позже, на уроке, когда он мог ими вызвать хохот. Шутка за мой счет. Мир на долю секунды остановился, когда я выпала их своих мыслей и застыла от шока.

— Боже мой, — прошептала я и с колен упала на задницу. Мои руки тряслись, легкие отказывались наполняться воздухом. Голова кружилась так, словно я слишком сильно раскачалась на карусели.

Мне было ненавистно, что на глаза выступили слезы, ненавистно, что он увидел, как меня это ранит. Но больше всего, я ненавидела, то, что он использовал меня в качестве модели для своей домашней работы по МВЭ. Злодейка, которую он нарисовал, была ведьмой. Кроме того что она была маленькой, что было прекрасно показано, так как он изобразил ее рядом с дверью, ручка которой могла легко проткнуть ей глаз, лицо женщины было поразительно похоже на то, что я видела каждый день, глядя в зеркало. Те же черты, тот же рот в форме сердечка, те же большие темные глаза. Черт, он даже идеально скопировал мои черные волосы. Только у этой женщины был нос длиною с мой средний палец, и он был украшен уродливыми бородавками, из которых торчали волоски. В ее глазах затаилась зло, которое было свойственно фильмам про Гарри Поттера, а не мне, а из чуть приоткрытого рта торчал гнилой зуб. На ее горбатой спине сидел ворон, бросая злой взгляд, а в когтистых руках ведьма сжимала метлу.

— Ты-ты, — хватая воздух ртом, произнесла я. Позволив ему забрать свои рисунки, я закрыла рот рукой, понимая, что мою грудь сотрясают рыдания.

Мудак не сказал ни единого слова. Он просто смотрел на меня так, словно откусил свой язык.

Близко к эмоциональному срыву, я наблюдала, как он засунул рисунки в свою папку, а затем его глаза снова нашли мои. Я знала, что не нравлюсь ему по действительно неприятным причинам, но я никогда не предполагала, что всё настолько плохо.

Я задохнулась.

— Это... Вот, как ты видишь меня? — Одинокая слеза скатилась по моей щеке.

Черты лица Тони ожесточились. Похоже, он пытался не морщиться. Его рука поднялась, чтобы дотронуться до меня. Подобно змее. Подобно врагу. Я находилась в такой сильной истерике, что почувствовала желание зашипеть на него. Но всё, что я смогла, это протянуть дрожащим голосом:

— Нет… о, мой Бог! Только не трогай меня. — Находясь всё ещё на полу, я отшатнулась.

Он не прикоснулся ко мне. Он зажал папку под мышкой, поднялся с пола, и вошел в классе. Как только он ушел, некоторые дети помогли мне собрать мои эскизы, но прямо сейчас я не смогла поблагодарить их за помощь. Я оставила все свои вещи позади и побежала в противоположном направлении, вниз по коридору, к выходу из школы. Со слезами, быстро заполнившими глаза, мое зрение стало расплывчатым. Я пришла в замешательство и в течение нескольких секунд не знала, что делать или куда идти, пока в конечном итоге, не упала на колени в траву под широкой кроной дерева.

Я облокотилась спиной к стволу, подтянула ноги к груди, и закрыла лицо руками. Рыдала навзрыд, так что каждые вздох отдавал болью в чересчур сжатом горле. Ни в коем случае я сейчас не вернусь на урок по МВЭ, или вообще когда-либо.

— Сэм? — Встревоженный, но хорошо знакомый голос заставил меня посмотреть вверх. — Что, черт возьми, произошло?

Да, неудивительно, что с моей удачей, парень Лизы нашел меня здесь, рыдающей, как маленький котенок. Я быстро вытерла слезы, но ничего не сказала ему, так что я просто покачала головой.

— Эй, ребята, проходите! — Крикнул он через плечо небольшой группе учеников, остановившихся около двадцати метров от нас. — Я догоню вас позже. — Тогда он присел передо мной, положив руки на мои согнутые колени. — Т воя кузена снова подкинула тебе дерьма?

И как только я посмотрела в его лицо, слезы потекли у меня вновь.

— Черт возьми! Это Митчелл. — Он вздохнул и опустился коленями прямо на землю, нашел на ощупь пачку бумажных салфеток в рюкзаке и вручил мне одну. Я взяла салфетку и вытерла ею лицо, потом высморкалась и отчаянно постаралась подавить в себе рыдание. Он ожидал в полнейшей тишине, пока я не собралась и, наконец, перестала плакать.

— Хочешь рассказать мне, что произошло? Таким образом, я смогу оторвать голову этому идиоту.

Сострадание Райана тронуло меня. И я почти улыбнулась ему. И прямо тогда я поняла, какой он восхитительный и почему Лиза влюбилась в него.

Я засунула салфетку в карман, прикоснулась ладонями к раскаленным щекам, и, в заключении, провела пальцами сквозь волосы, поднимая взгляд к небу.

— Я столкнулась с ним,— начала я, все еще немного неуверенно.

— Хорошо...

Вернув обратно взгляд на него, я фыркнула.

— И он уронил свои рисунки. На одном из них он изобразил меня.

— О. — Его глаза удивленно расширились, заставляя меня прерваться. Потом он усмехнулся. — Таким образом, ты увидела рисунок, да?

Я нахмурилась.

— Ты находишь, это смешным?

— На самом деле, я нахожу это довольно потрясающим. Так почему же ты расплакалась из-за этого рисунка?

Извините, что? Он пришел сюда сыпать соль мне на рану?

— Потрясающе? Он изобразил меня долбанной ведьмой.

Теперь Райан, выглядел немного озадаченным.

— Ведьмой?

— Да. С бородавкой на ​​носу, с горбом, с метлой и так далее.

— О, — повторил он. Поджав губы, он задумался, его темные брови сошлись в одну линию. — Ну, это совсем не тот рисунок, на котором нарисована ты и который видел я.

Их что, много? Что не так с этим парнем? Это был всего лишь дурацкий стакан содовой, черт возьми, и из-за него он обрушил ад на мою голову.

— Почему он ненавидит меня, Райан? — Взмолилась я.

— Он не ненавидит тебя, Сэм. Сейчас ему просто немного сложно. Твоя кузина оставила глубокий отпечаток на этом тупице.

— Я не понимаю, в чем моя ошибка, — потрясла я головой.

— Так или иначе, мне достаточно его выкрутасов. Ты скажешь другим, что я не приеду сегодня вечером? Я не готова для второго раунда.

— Это не твоя вина и он, несомненно, знает это. И нет, Сэм, ты не откажешь нам из-за него. Лиза и Сьюзен ни за что не позволят тебе. Просто Тони нужно навести в голове порядок, но это не твоя проблема. — Райан сжал мои коленки и его голос стал еще мягче. — Кстати, он нас ждет там. — Он кивнул налево.

Я повертела головой и увидела, как Тони стоит, прислонившись к дереву и держит в руках папку очень похожую на мою. Меня бросило в дрожь.

— Хочешь, я надеру ему за тебя задницу? — Серьезным тоном спросил Райан. — Если захочешь, я это сделаю. В противном случае, я оставлю вас наедине. У парня такой вид, будто ему есть что сказать.

Сраженная, я уставилась на Тони. Его лицо было жестким, но в глазах не было обычной враждебности, когда он смотрел на меня.

— Ладно, наверное, это означает, что не придется надирать задницу. — Райан привстал, оттолкнувшись от моих коленок. — Увидимся позже.

Когда я взглянула на него, он поднял бровь, как бы намекая, что мне не стоит даже думать избежать похода, потому что он лично придет и если понадобится, вытащит мою задницу из дома. В этом я не сомневалась.

Закинув рюкзак на плечи, Райан Хантер подошел к Тони, который оттолкнулся от дерева и смотрел в землю.

— В самом деле, ведьма? — Райан засмеялся и похлопал Тони по плечу. — Друг, ты такой идиот.

Я не хотела, чтобы Тони подходил ко мне, когда Райан ушел. Мне не хотелось, чтобы он что-то говорил. И больше всего мне не хотелось, чтобы он видел мои покрасневшие от слез глаза. Все что мне хотелось это, чтобы он ушел.

Но он не уходил.

Спустя всего несколько секунд, он стоял рядом со мной. Моя папка приземлилась у моих ботинок.

— Ты прогуляла урок.

— Да? Очевидно, ты тоже, — ответила я с теплотой арктического шторма.

— Да, кто-то же должен был принести тебе твои вещи.

— Спасибо, — я перевела свой взгляд с него на свои колени, мой тон стал холодным и острым. — А теперь оставь меня одну.

Медленно Тони сел около меня на корточки, как раньше сидел его друг.

— Оставлю. Через минуту.

Сейчас минута рядом с ним казалась вечностью. Но я полагала, что он уйдет побыстрее, если я помолчу и позволю ему сказать то, что он хочет. Так или иначе, мое горло сейчас было слишком охрипшим, чтобы спорить с ним.

— Послушай...

Я слушала. Но он сделал такую долгую паузу после этого слова, что я случайно взглянула на его лицо. Черт, он действительно выглядел сожалеющим. И я имею в виду действительно сожалеющим, я не знаю, как это объяснить…

Его обтягивающая белая футболку натянулась на груди, когда он тяжело вздохнул.

— Я не знаю, что делать с вами, Саммерсами, вы вытаскиваете из меня все самое худшее. Это просто...

О, ничего себе. Это точно не войдет в историю как самое выдающееся оправдание всех времен.

— Энтони, ты превратил меня в ведьму, — прохрипела я.

— Я знаю... Эта картина никогда не должна была оказаться в моей папке. Это несчастный случай.

— Обрати внимание на то, что в первую очередь ты говоришь о несчастном случае! — Я пыталась докричаться до его непрошибаемой башки.

Он был спокоен.

— Да, это тоже.

Было что-то печальное в его тоне, чего я не понимала.

— Я знаю, что превращал твою жизнь в ад с тех пор, как ты вошла в двери Чарлис. Этого не случится больше. Я буду держаться подальше.

Он встал и ушел.

У меня не было желания возвращаться в класс с покрасневшим и опухшим от слез лицом, так что я пошла домой.

Памела, которая знала мой график, выглядела немного взволнованной, когда увидела, что я вошла в дом:

— Что-то не так?

Я должна была сказать ей, что все было прекрасно и, что у меня просто небольшая головная боль, но когда она положила ладонь мне на щеку и спросила:

— Ты плакала, дорогая? — Я почувствовала, что мое самообладание уменьшилось.

— У меня была действительно, действительно плохая неделя, — я сказала ей. Затем села на один из стульев с высокой спинкой в столовой и спрятала лицо в своих руках, сложенных на столе.

Я ожидала услышать ее обеспокоенный голос, расспрашивающий о подробностях, но слышала только шум из кухни. Наконец, я посмотрела вокруг и нашла ее сидящей рядом со мной. Она пододвинула ко мне чашку, и фруктовый запах клубничного чая донесся до моего лица.

Для себя я решила, что она достойна выслушать подробности о Тони и о том, как он превратил мою жизнь в ад без всяких видимых причин, кроме одной, что он и Хлоя раньше встречались, и у них ничего не получилось. Однако я подумала, что и так слишком далеко зашла, чтобы также рассказать тете о стервозном поведении ее дочери, потому что, я просто как-то не учла эту деталь.

— Трудно поверить, что такой милый мальчик как Энтони Митчелл мог быть так груб с тобой. И ты уверена, что это связано с Хлоей?

— Так мне сказали. — Снова я опустила ту часть, когда она бросила его после того, как переспала с ним.

— Но ты сказала, что он извинился сегодня. Я уверена, если он сказал, что оставит тебя в покое, то так и будет.

— Да, возможно,— я могла только надеяться на это. Но с кемпингом сегодня, шансы были невелики. — Кстати, ночевка, на которую я хотела пойти отменена. Вместо этого, они пригласили меня пойти в поход в лес. Ты и дядя Джек не против?

— Конечно. У нас должен быть где-то в подвале спальный мешок для тебя. — Пэм сделала паузу. — Ты выглядишь обеспокоенно. Думаешь, Тони тоже там будет?

— Я знаю, что будет. И это будет так интересно, — добавила я, взглянув искоса в свою чашку. Но я уже чувствовала себя немного лучше. Затем я вздохнула, поставила чай вниз, и склонила голову к моей тете на плечо. — Всю мою оставшуюся жизнь будет так же сложно с парнями?

Пэм прижалась щекой к моим волосам.

— Эмм... это вопрос с подвохом? — Она обняла меня сильнее, и мы обе засмеялась. — Но станет немного легче, когда они повзрослеют, милая.

— Когда кто повзрослеет? — Голос Хлои донесся до нас из кухни. Я подняла голову за долю секунды до того, как она появилась в дверях столовой. Её шокированное выражение, когда она увидела меня в объятиях ее мамы, заставило волосы на затылке встать дыбом. Яблоко выскользнуло из моей руки и упало на кафельный пол, закатившись под стол.

Я полностью пропустила её возвращение домой. Ужасная ошибка. Я нырнула под стол и подняла фрукт.

Тетя Памела казалось, не заметила шок у меня или у Хлои.

— Мы говорили о мальчиках, — она ответила своей дочери. — Сэм только, что поняла, какими сложными они бывают.

— Уже? — Хлоя повернулась ко мне и послала улыбку, которая не имела ничего общего с дружелюбной. — И так, ты все еще тусуешься с теми лузерами?

— Хлоя, что в тебя вселилось? — Пэм выкрикнула прежде, чем я успела втянуть воздух, чтобы ответить, и, держа руки на столешнице, она встала. — Меня не волнуют твои грубые манеры по отношению к Сэм в последнее время. Она член этой семьи и ты извинишься перед ней сию же минуту.

—Что? — Хлоя озадачено засмеялась.

—Ты слышала меня.

Как и ожидалось, Хлоя не извинилась, и мне было, на самом деле, плевать. Но то, что она сказала своей матери, потом застало меня врасплох, и, поразило меня до ошеломленного молчания.

— Так, значит, теперь ты любишь ее больше родной дочери? — Моя кузина направила снисходительный взгляд на меня. — Эту маленькую негодяйку, которую оставили на нашем пороге. Мне следовало знать, — она повернулась на своих каблуках и устремилась прочь.

Пэм стояла рядом со мной в ужасе. Она погладила указательным пальцем по губам, оборачиваясь сначала к пустому дверному проему потом на меня и обратно. Наконец-то, она сказала.

— Мне жаль, Сэм. Она не имела в виду это.

— На самом деле, я думаю, она это и имела в виду, — это все просто прибавилось к моему необыкновенно плохому дню. И хотя я не могла понять, почему, почувствовала жалость к Хлое. — Но ничего. Ты должна пойти за ней.

Памела пошла к двери, послав мне извиняющий взгляд через плечо.

Я попыталась улыбнуться.

— Спасибо, что выслушала меня, Пэм.

Тони

 

Положив локти на колени, и взявшись руками за голову, я сел на тренировочную скамейку в стороне футбольного поля, уставившись на маленькие ямки на траве. Я не помню, когда последний раз чувствовал себя так дерьмово. Нет, это была ложь. Я точно знал, когда чувствовал себя так. Это было, когда Хантер и я подрались за Лизу в её комнате. Точнее, когда Хантер обвинил меня в том, что я спал с Хлоей и разрушил мой последний шанс с Лизой. Хотя это была не совсем правда, не было никакого способа, чтобы отрицать, что я по-королевски облажался.

Прямо сейчас я хотел бы повернуть время назад на несколько часов. Ошибки — это отстой. Особенно, когда ты тот, кто их совершает, и они заканчиваются тем, что кто-то плачет из-за тебя.

Как я мог забыть вытащить чертовы рисунки Саманты Саммерс из моей папки? Я никогда не хотел обидеть девушку. Но я вел себя как придурок с ней с того самого момента, как увидел. Никто из близкого круга Хлои никогда так меня не волновал. Так почему Сэм?

Я услышал шаги сзади, но не оборачивался до тех пор, пока Хантер не похлопал меня по плечу и не сказал:

—Чувак, ты облажался. — Он перешагнул через скамью, положил футбольный мяч в грязь у своих ног, и сел рядом со мной.

— Это все твоя вина, — пробормотал я.

Он засмеялся.

— Почему? Потому что это вторая пятница месяца?

— Потому что из-за тебя я впервые засунул рисунки в папку. И после тренировки я забыл их вынуть.

— Ох, минутку, чувак. Я ничего не сделал, только поразился ими вчера. Никто не просил вырывать рисунки у меня из рук.

Да точно, и позволить ему узнать, как внезапно Саманта Саммерс оказалась почти на всех моих рисунках, которые я нарисовал на этой недели, когда не мог объяснить это даже самому себе. Черт побери, я должен был сделать домашнее задание по МЭВ четыре раза, пока наконец-то удалось сделать набросок волшебницы, у которой не было больших карих глаз и милого маленького носика, как у Сэм.

Хантер наклонился вперед и положил локти на бедра.

— Как она их увидела? Вы вешали их в классе?

— Я похож на идиота?

— Тебе действительно нужен ответ? — Он поднял одну бровь. Я чертовски ненавидел, когда он так делал. Девчонки были от этого без ума, но мы были парнями, черт возьми.

— Она врезалась в меня перед уроком, и мои работы разлетелись по коридору.

— Ой, а вот это плохо. — Замолчал Хантер, затем подобрал мяч с земли и прокрутил его на кончиках пальцев. — Во всяком случае, на том рисунке, который я видел, она выполняла упражнение напротив дерева. Куда делся тот рисунок? Я не думаю, что она упала бы в обморок, если бы увидела его.

— Он был прямо под тем рисунком с ведьмой. Мне повезло, что она не особо их разглядывала, когда собирала.

— Почему бы не показать ей его? Готов поспорить, что он ей понравится. И вообще, считается, что девушки любят позировать художникам.

Глубокий вздох зародился внутри меня, но было не круто вздыхать как баба рядом с твоими товарищами по футболу, поэтому я заворчал:

— Она не моя модель.

— Я думаю, она была бы ей, если бы ты позволил.

— Почему ты думаешь, что я хочу, чтобы она была ею? — Затем я добавил более злым тоном: — И почему мы обсуждаем этого банджи-тролля?

Он резко прекратил крутить мяч и уставился на меня, словно я отрастил вторую голову. И усмехнулся.

— О, парень, это делает тебя плохим.

Мне нравился Хантер. Очень. Но иногда он бесил меня, как никто другой.

— Ох, правда, великий пророк? Почему?

Наклонившись ближе в бойскаутском, конспиративном образе, он усмехнулся.

— Потому что ты уже дал девушке прозвище.

Черт.

— Это ничего не значит.

— Это значит, что она тебе нравится.

Я засмеялся, но понял, что голос звучит не так удивленно, как я хотел.

— Ты облажался, Хантер. Она еще одна Саммерс и я не хочу иметь дело с такими,— я выбил мяч из его рук.

Он встал и, подняв, покрутил мяч в руках, повернулся и посмотрел на меня сверху вниз.

— Эй, маленькая принцесса, послушай, что я тебе скажу. И лучше услышь меня, потому что я говорю это только один раз. Не каждая девчонка похожа на Хлою Саммерс, и, определенно, никакая не похожа на Лизу. Так что останови этот ад, ждущий ее, потому что я ее не пущу туда.

— Да уж, — сказал я с тяжелой, циничной усмешкой.

— Что за дерьмо с тобой. Я видел, как ты отшил пятнадцать девушек за последние три месяца, но они все были просто безымянными чиками. Но это... Сэм..., — он пожал плечами.— Она клёвая. И ты это знаешь. Она милая и забавная и, нравится тебе или нет, но девчонки решили, что она в нашей группе.

Черт, где у Хантера кнопка выключения? Я ненавидел, когда он играл роль старшего брата.

— И что?

Он помолчал немного, и я испугался, что он выльет на меня новую порцию дерьма. Но он усмехнулся.

— Это... значит, что мы можем поиграть в такой футбол, — он кинул мяч в меня. Я пригнулся, и он стукнул по трибуне позади меня, отскочил и упал в траву.

— Только ты и я? — Сказал я, беря мяч и, толкая его несколько раз правой ногой.

—Да, ты и я. Та же цель. До трех очков.

Я согласился кивком и подбросил мяч высоко в воздух. Когда он резко полетел вниз, Хантер и я побежали за ним, будто это был вопрос жизни и смерти. Ну, футбол всегда был для нас таковым. Хантер добрался до него первым, но, когда направился к воротам, я скользил со стороны в сторону и плавно взял на себя мяч. Сейчас я бежал, чтобы забить, и первый гол должен быть безошибочным. Только Хантер врезалась в меня слева, и сбил меня с ног. Больно упав на землю, я пополз по траве.

— Какого черта...

Хантер забил.

— Это было нарушение правил!

Он подошел ко мне, кулаки на бедрах.

— Кому ты будешь жаловаться, маленькая принцесса?

Я заскрипел зубами, когда поднялся на ноги и направил мяч короткими ударами обратно к середине поля.

— Я так понимаю, мы играем без правил.

Во втором раунде, я был готов к его сбиванием, и заблокировал его атаку собственной. Но, упав, он протянул руку, схватил меня за лодыжки, и я приземлился в грязь животом, что выбило воздух из моих легких. Я перевернулся на спину и сел, глядя на него.

— Серьезно, руки?

Он пожал плечами, затем кинул мяч через мою голову между столбиками.

— Два, ноль!

По-прежнему сидя на земле, я поднял руки, сдаваясь, потеряв все уважение к его игре без правил.

Он предложил поднять меня.

— В любви и футболе все средства хороши.

Я отказался от его помощи, но почувствовал необходимость убрать ту глупую ухмылку с его лица.

Когда мы вернулись к середине, чтобы начать третий раунд, Хантер дружески положил руку на мое плечо.

— Где твоя защита, Митчелл?

Ударив ногой в грязь, я пробурчал на него, занимая позицию для следующей попытки. На этот раз он не доберется до меня. Я был готов.

Но Хантер снова забил, и я обозвал его всеми ужасными именами, которые придумал, потому что он сумел отобрать у меня мяч, ударив локтем в живот.

— Ох, такие грубые слова из такого прелестного ротика, как твой. — Райан Хантер смеялся надо мной. — Но, наконец-то, мы добрались до сути.

Согнувшись вдвое, я взялся руками за колени и, все еще хватая ртом воздух между ними, проклиная его, плюхнулся на землю и посмотрел вверх.

— И в чем суть? — Я зарычал.

Его смех превратился в кривую усмешку.

— Ты всегда такой обидчивый, когда кто-то рушит твои стены. — Он бросил мяч в меня, и мне пришлось быстро выпрямиться, чтобы поймать его, прежде чем он ударил бы меня в лицо.

Хантер дал мне секунду, чтобы понять смысл того, что он только что сказал. И, Боже мой...

Райан сделал опять ту глупую вещь с бровью, что означило, что он мог отчетливо слышать колокола моего понимания.

— Увидимся позже, маленькая принцесса. И не забудьте взять с собой хорошие манеры.

Я перевернул его и пошел к своему велосипеду.

 

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.047 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал