Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Этапность в проведении психологического дебрифинга




В дебрифинге принято выделять три части и семь отчетливо выраженных фаз.

Часть I - проработка основных чувств участников и измерение интенсивности стресса команды;

Часть II - детальное обсуждение симптомов и обеспечение чувства защищенности и поддержки;

Часть III - мобилизация ресурсов, обеспечение информацией и формирование планов на будущее.

Ниже сформулированы и описаны 7 фаз:

1. Вводная фаза

Вводная фаза очень важна, если она проведена на хорошем уровне, организованно, это уменьшает вероятность того, что группа будет плохо функционировать. Чем больше времени потрачено на введение, тем меньше шансов, что что-нибудь пойдет неверно. Типичное время, которое тратится на введение, - 15 минут.

Ведущий группы представляет себя, команду дебрифинга, и цели встречи, примерно, по следующим линиям «Я-N… Эту процедуру до сегодняшнего дня я использовал много раз в таких-то ситуациях, после ряда сложных, стрессогенных инцидентов, таких, как… Эту процедуру большинство людей признают полезной. Она дает возможность обсудить здесь некоторые мысли и чувства, которые возникли у нас в связи с тем, что произошло. Поэтому все, что будет здесь обсуждаться, мы будем считать нормальным. Знание этого поможет вам увидеть перспективу тех чувств, которые на этот момент кажутся странными и непреодолимыми для вас».

Ведущий представляет собравшимся основные задачи дебрифинга. У участников могут быть сомнения, что они не сумеют, что-либо сообщить по факту или не смогут сформулировать свою проблему.

Ведущий разъясняет, что дебрифинг - это новое для них занятие, в котором они никогда не участвовали прежде. Поэтому, будут ли они это делать хорошо, или нет, выяснится в процессе проведения группы само по себе. Такой подход задает определенную систему ожиданий, всем присутствующим предстоит говорить о своих мыслях и чувствах, и что все они попытаются найти это занятие полезным.

Затем ведущий определяет правила для дебрифинга. Правила обозначаются, чтобы минимизировать тревогу, которая может быть у участников.

1. Члены группы успокаиваются, что ни один из них не будет вынуждаться говорить что-либо вообще, если он не пожелает этого сделать. Единственное требование это то, что они должны назвать свое имя и выразить отношение к катастрофе. Однако от членов группы требуется умение выслушивать, не перебивая, и давать высказаться всем желающим.

2. Члены группы должны быть уверены в соблюдении конфиденциального содержания встречи. Руководитель или ответственный дает гарантию, что все, что будет сказано, не выйдет за рамки этого круга общения. Аналогично, членов группы просят «не сплетничать» о том, что они могут сказать прямо друг другу. Слово «сплетни» здесь предпочтительно, так как многие смутно представляют себе, что реально означает «конфиденциальность» и поэтому им легче понять инструкцию с употреблением бытовой лексики.



Необходимо снять страх, успокоить участников, что не будут записывать ответы, помимо их воли. Они не должны опасаться скрытых записывающих устройств. Однако, им можно сообщить, что было бы полезным для команды дебрифинга сделать запись фактов и мыслей без указания авторства. Если затем это быстро перепечатать, то в последствие люди смогут еще раз обратиться к материалу, который обсуждался в группе, для снятия иллюзий, которые возникают по поводу того, что происходило и провоцировало чувство собственной уникальности.

3. Нужно, чтобы члены группы знали, что дебрифинг не предполагает оценок, критики и приговоров. Это не трибунал, а лишь процедурное обсуждение. Подобная установка предупреждает споры, взаимные обвинения, которые могут возникнуть из-за расхождения в ожиданиях, мыслях и чувствах... Однако некоторые ведущие психологического дебрифинга позволяют открыто ругаться по поводу операциональных моментов, иначе люди будут заниматься этим после дебрифинга.

4. Участников предупреждают, что во время сессии они могут почувствовать себя несколько хуже, но это - нормальное явление, которое обычно происходит из-за прикосновения к болезненным проблемам. Ведущий должен обозначить, что это часть платы за возможность впоследствии противостоять стрессам.

5. Членам группы рекомендуют работать без перерыва. Поэтому им может быть предложено перекусить или посетить туалет до начала дебрифинга. Игнорировать этот момент - значит не предвидеть возможных проблем, в частности, такой, например, какая возникла в очень большой группе, когда из-за этого произошли длительные паузы в работе. Кстати, полезно иметь кофеварку или чайник, дабы каждый мог обслужить себя так же, не прерывая занятий.

6. Участникам сообщают, что у них есть возможность тихо выйти и вернуться обратно. Однако им следует сообщать ведущему, если они уходят в подавленном состоянии, и тогда членам команды, одному или нескольким, нужно следовать за ними.



7. Членам группы представляется возможность обсуждать нечто, что выходит за рамки заданной темы и задавать любые вопросы. Важно помнить, что у участников может быть минимальный опыт обсуждения проявлений своего «Я» в групповом контексте. У иных такого опыта может и вовсе не быть. На команде дебрифинга лежит ответственность за поощрение и успокоение членов группы, особенно в процессе вводной фазы. Здесь уместны мягкие шутки, легкое подтрунивание над собой. Они могут уменьшить напряжение.

2. Фаза фактов.

На этой фазе каждый человек кратко описывает, что произошло с ним во время инцидента. Участники могут описать, как они увидели событие, и какова была временная последовательность этапов. Ведущий команды дебрифинга должен поощрять фактологические перекрестные вопросы, помогающие прояснить и откорректировать объективную картину фактов и событий, имеющихся в распоряжении членов группы. Это важно, поскольку, благодаря и размаху инцидента, и ошибкам восприятия, каждый человек реконструирует картину по-своему. Это могут быть просто неверные переживания событий или же наличие ошибочных ключевых представлений о них. Чувство времени также часто бывает нарушено. Так, участник перестрелки, продолжавшейся 45 сек, воспроизводя этот факт, сообщил, что событие длилось, по крайней мере, 10 минут.

Исследуя инцидент, в котором две семьи оказались захваченными в качестве заложников отдельно, но в последний момент были помещены вместе, обнаружилось, что в рассказах каждой семьи детали настолько различались, что было невозможно воссоздать полное представление о мужчине, который их задержал.

Продолжительность фазы фактов может варьироваться. Но чем дальше длился инцидент, тем длиннее должна быть фаза фактов.

Знание обо всех событиях и их последовательности создает ощущение когнитивной организации. Это одна из главных задач дебрифинга - дать людям возможность более объективно увидеть ситуацию, имея картину всех фактов, что блокирует фантазии и спекуляции, подогревающие тревогу.

3. Фаза мыслей.

На фазе мыслей дебрифинг фокусируется на процессах принятия решения и мышления. Вопросы, открывающие эту фазу, могут быть такого типа: «Какими были ваши первые мысли, когда это произошло? Когда вы возвратились на место действия? Некоторое время спустя и т. п.»

Люди, часто сопротивляются тому, чтобы поделиться своими первыми мыслями, потому что они, эти мысли, им кажутся неуместными, причудливыми, отражающими интенсивное чувство страха. Первая мысль может отражать то, что впоследствии составляет сердцевину тревоги. Например, у одной женщины первая мысль была «Боже, что мои дети будут делать без матери?» Позже у нее начались ночные кошмары, в которых ее дети были брошены, или они были в горящем доме, а она не могла спасти их.

Затем следует спросить «Что вы делали во время инцидента? Почему вы решили делать именно то, что вы делали?» Этот, последний, вопрос часто высвечивает стремление защитить тех, к кому обращаются первые мысли. В качестве примера можно привести сюжет, когда во время воздушного крушения во Флориде, 1990 года, самолет упал в реку Потомак в Вашингтоне. Пожарный грубо заставил своего подчиненного выйти из воды. Подчиненный был чрезвычайно фрустрирован, так как он не мог продолжить спасение людей и, из-за этого был очень сердит на начальника. Во время дебрифинга причина, на которую он указал при объяснении поступка, оказалась в том, что тот почувствовал запах реактивного топлива. Этот же запах он в свое время чувствовал, когда два человека из его персонала погибли от удушья при подобном эпизоде. Ситуации связались в его представлении, и он просто не смог оставить кого-то в условиях чрезмерного риска.

Аналогичная схема была продемонстрирована при обсуждении инцидента с заложниками. Захваченного в качестве заложника и избитого отца семейства привязали к кровати. Осознавая свою беспомощность, он попытался притвориться тяжело раненным и начал громко стонать, с тем, чтобы те, кто брали заложников, более мягко обращались бы с его дочерью. Его жена, которую поместили в той же комнате, иначе поняла смысл его действий, и ощутила гнев. Она подумала, что его действия прозрачны и доставят семье в дальнейшем много хлопот. Но рассказать ему о своих переживаниях она смогла только в процессе дебрифинга.

Злость может возникнуть у персонала служб быстрого реагирования как реакция на приказы, которые непонятны и, по мнению работников, «штампуются» от нечего делать в штабе». Так, в дебрифинге после катастрофы в Мабодалене (когда в Швейцарии в 1988 г. в горах опрокинулся автобус с детьми) один из командиров на месте действия говорил, насколько тяжело ему было ощущать давление его начальников. Те многократно требовали проверять, сколько было погибших детей и сколько взрослых для того, чтобы узнать, сколько остались живыми. Он должен был приказать одному своему подчиненному пересчитывать тела несколько раз, чтобы уточнить количество мертвых. Это вызвало огромный стресс у офицера, который был вынужден идти и приподнимать покрывала у множества детских тел. Только в процессе дебрифинга рациональные основания такого командирского приказа прояснились.

В конце этой фазы могут быть проговорены впечатления участников на месте события. Вопросы, которые, возможно, будут заданы, следующие. «Каковы были ваши впечатления о том, что происходило вокруг вас, когда события только начали развиваться? Что вы слышали, обоняли, видели?»

Эти обсуждения чувственных впечатлений позволяют в дальнейшем избежать образов и мыслей, которые могут оказаться разрушительными в период после события. Вот примеры такого типа впечатлений: «Все, что я мог видеть тогда - это было дуло ружья и глаза, сверлящие меня через щель прицела…»; «Носилки были такими легкими…» (с умершими детьми); «Такие вещи, как жилетки, детские медвежата и магнитофон были сделаны так живо и напоминали нам, что это были такие же люди, как мы, и это могли быть мои дети…»; «До сих пор я могу ощутить кудри маленького ребенка в моей руке… «Запах горелых человеческих тел был ужасен. Я никогда не забуду его…», «Рука упала мне на спину с дерева». Сопоставление этих воспоминаний и проговаривание делает не столь мощным их разрушительный эффект.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2017 год. (0.091 сек.)