Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Особенности драматургии Чехова




Первые драматургические опыты (водевили, одноактные пьесы) Чехов предпринял ещё в 80-е годы, но большие пьесы пишет лишь на рубеже веков. Он изначально поставил перед собой задачу создать принципиально новые пьесы, написанные вне существовавших до этого драматургических принципов. В чём же суть новаторства чеховской драматургии?

До Чехова существовали две основные драматургические школы: классические трагедии (и комедии) В.Шекспира и реалистический бытовой театр А.Островского. В пьесах Шекспира – яркие страсти, интриги, закрученные сюжеты, глубокое философское наполнение. У Островского – открытая борьба характеров на основе социально-нравственного конфликта, который проявляется как разлад в душе героя, отсюда появление внутренних монологов. В любом случае в дочеховских пьесах герои слышат друг друга, открыто реагируют друг на друга, обычно прямо высказывают свои позиции, включаются в острое конфликтное действие.

А что же у Чехова? Сюжетное действие упрощается. Если сюжет «Гамлета» или «Бесприданницы» нельзя рассказать кратко, в двух словах, то, например, сюжет «Вишнёвого сада» Чехова можно передать одной-двумя фразами, потому что в чеховской драматургии совсем не в сюжете дело. Чехову не столь важны сюжетная интрига и видимое действие. Герои его пьес на сцене в основном говорят, входят и выходят, ждут, едят, вновь говорят. И со стороны кажется, что ничего как будто бы не происходит. Однако читатель или зритель при этом чувствует какое-то необъяснимое внутреннее напряжение, которое растёт от минуты к минуте и в один прекрасный момент неожиданно взрывается.

Исследователи уже давно нашли термин для обозначения этого внутреннего напряжения. Это так называемое «подводное течение». Оно проявляется не в открытом действии и кипящих страстях, а в разговорах как будто ни о чём или каждый о своём, в том, что герои словно не слышат друг друга, в подтексте, недоговорённости, жестах и интонациях, авторских ремарках, многочисленных неловких паузах, символических звуках или запахах, бесконечных многоточиях.

Вот маленький, но характерный для всех пьес Чехова отрывок из I акта «Вишнёвого сада»:

 

Лопахин. Да, время идёт.

Гаев. Кого?

Лопахин. Время, говорю, идёт.

Гаев. А здесь пачулями пахнет.

Аня. Я спать пойду. Спокойной ночи, мама.

 

Это типичный чеховский «диалог ни о чём», но по нему тем не менее можно многое определить. Так, Лопахину нужно поскорее внести свои предложения по дальнейшей судьбе усадьбы. Он, как всегда, торопится, и если не смотрит на часы, как почти во всех других сценах, то всё равно говорит о времени. Для него, делового человека, время – деньги.



Гаев не хочет думать о чём-нибудь серьёзном и важном. Он замечает волнение Раневской, желает её как-то отвлечь. В то же время его реплика о пачулях может быть истолкована как реакция на торопливость Лопахина: новые времена – новые запахи.

Аня просто устала с дороги и хочет отдохнуть, ласково обращаясь при этом к маме, которой сочувствует. Молчание самой Раневской тоже нетрудно объяснить. Она пока ещё погружена в прошлое – далёкое, связанное с усадьбой, и недавнее, связанное с Парижем и дорогой.

В целом же ситуация достаточно напряжённая: Лопахин готовится к решающему разговору с Гаевым и Раневской, а те желают на как можно более длительный срок отложить неприятный для них момент.

Итак, Чехова интересуют не столько сами события, сколько внутренние состояния и побуждения участников этих событий. Тем самым драматург вплотную приблизил литературные ситуации к жизненным. Ведь и в реальной жизни людям свойственно не высказываться везде и всегда прямо и открыто, а до поры до времени прятать своё внутреннее состояние.

Может быть, поэтому Чехов и назвал свои не слишком весёлые пьесы «комедиями», что в них постоянно обнаруживаются несоответствия между внешним и внутренним, между мыслями и чувствами героев и их словесным выражением, между внешним спокойствием и внутренним напряжением.

В больших пьесах Чехова есть ещё некоторые общие черты. Все они – «Иванов», «Дядя Ваня», «Три сестры», «Чайка», «Вишнёвый сад» - состоят из четырёх актов, причём, построение действия в них весьма сходно: в 1-м акте – приезд части героев и завязка отношений; во 2-ом – на примере одного дня раскрываются отношения, обнаруживается суть неблагополучия, но никаких серьёзных эксцессов пока не происходит; 3-й акт всегда самый напряжённый: скрытый драматизм становится более явным, происходят ссоры, выстрелы, разрешения ожидаемых всеми ситуаций; 4-й акт обычно более тихий (за исключением «Чайки» и «Иванова»): те, кто вначале приехал, теперь уезжают, герои высказывают мысли о будущем, число этих героев уменьшается (в «Вишнёвом саде» на сцене остаётся вообще всего один герой – забытый в опустевшем доме верный слуга Фирс как символ ушедшей эпохи).

 

«Вишнёвый сад»


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.005 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал