Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Эмоции и чувства




Нередко слова «эмоция» и «чувство» употребляют как синонимы. В более узком значении. Эмоция – это непосредственное, временное переживание какого-нибудь более постоянного чувства. Чувства – это переживаемые в различной форме внутренние отношения человека к тому, что происходит в его жизни, что он познает, или делает. Чувства и эмоции зависят от особенностей отражаемых предметов. Эмоции и чувства – это своеобразное личностное отношение человека к окружающей действительности и к самому себе.

Источниками эмоций и чувств служат объективно существующие предметы и явления, выполняемая деятельность, изменения, происходящие в нашей психике и организме. Своеобразие эмоций и чувств определяется потребностями, мотивами, стремлениями, намерениями человека, особенностями его воли, характера.

Настроение представляет собой общее эмоциональное состояние, окрашивающее в течение значительного времени все поведение человека. Настроение бывает радостное или печальное, бодрое или вялое.

Обычно настроение характеризуется безотчетностью и слабой выраженностью. Настроение может иметь различные ближайшие и более отдаленные источники. Основными источниками настроения являются удовлетворенность или неудовлетворенность всем ходом жизни. Настроения находятся в большой зависимости от общего состояния здоровья, в особенности от состояния нервной системы и желез внутренней секреции, регулирующих обменных веществ.

Аффектами называются эмоциональные процессы, быстро овладевающие человеком и бурно протекающие. Они характеризуются значительными изменениями сознания, нарушением контроля над действиями, утратой самообладания, а также изменением всей жизнедеятельности организма. Аффекты кратковременны.

Развитие аффекта характеризуется различными стадиями, сменяющими друг друга. В начале аффективного состояния человек не может не думать о предмете своего чувства и о том, что связано с ним, невольно отвлекаясь от всего постороннего, даже практически важного. Слезы и рыдания, хохот и выкрики, характерные жесты и мимика лица, учащенное и затрудненное дыхание создают обычную картину нарастающего аффекта.

На дальнейших стадиях аффекта, если они наступают, человек утрачивает контроль над собой, совершая уже безотчетные и безрассудные действия. После аффективной вспышки наступает разбитость, упадок сил, безразличное отношение по всему, неподвижность, порой сонливость.

Следует отметить, что любое чувство может в некоторых случаях переживаться в аффективной форме. Аффект плох, или хорош в зависимости от того, какое чувство переживается человеком и насколько человек владеет собой при аффективном состоянии.



Особую форму переживание чувств, близкую по своим психологическим характерам к аффекту, но по длительности протекания приближающуюся к настроениям, представляют стрессовые состояния, или эмоциональный стресс. Эмоциональный стресс возникает в ситуациях опасности, обиды, стыда. Далеко не всегда достигается интенсивность аффекта, состояние человека при стрессе характеризуется дезорганизацией поведения и речи, проявляющийся в одних случаях в беспорядочной активности, в других случаях в пассивности, бездеятельности в обстоятельствах, когда надо решительно действовать. Поведение индивида в стрессовых состояниях существенно зависит от типа нервной системы человека, силы или слабости его нервных процессов.

Крайняя неудовлетворенность, блокада стремления, вызывающая стойкое отрицательное эмоциональное переживание, может стать основой фрустрации, т.е. дезорганизации сознания и деятельности. Не всякое неудовлетворение желания, мотива, цели вызывает фрустрацию. Она проявляется только тогда, когда степень неудовлетворения выше того, что человек может вынести.

Фрустрация возникает в условиях отрицаний социальной оценки и самооценки личности, когда оказываются затронутыми глубокие личностно-значимые отношения. В состоянии фрустрации человек испытывает особо сильное нервно-психическое потрясение. Оно раскрывается как крайняя досада, озлобленность, подавленность, полное безразличие к окружению, неограниченное самобичевание.

Как управлять своими эмоциями? С точки зрения Ю.М. Орлова, для этого сначала нужно их узнать – познать. Обычно человек возражает: что же здесь нужно познавать? Необходимо усвоить, что переживания эмоции и познание ее не одно и тоже. Переживание эмоции не дает ключ к их управлению, а их познание – дает. Способны мы управлять своими эмоциями или нет? Например, чувством стыда или вины. Иногда вместо управления человек лишь сдерживает внешнее проявление эмоций. И обида переходит в месть.



Чтобы управлять эмоциями, нужно узнать, как они устроены, как они появляются и существуют. Во-первых, существуют приятные и неприятные эмоции: удовольствие и неудовольствие. Трудно описать эти переживания. Легче это сделать в терминах поведения. Если приятное и удовольствие – то это мы хотим повторить, снова пережить. Если что-либо неприятное и вызов неудовольствия – мы не хотим повторить. Если рассматривать переживания изнутри, то они, будто не нуждаются в каких-либо определениях: приятное есть приятное, неприятное есть неприятное.

Но попробуем сделать один шаг вглубь и представить, из чего состоит приятное. Прежде всего, состоит из действий, так называемых гедонистических действий, в результате которых достигается соответствие некоторому ожидаемому состоянию. Удовольствие от сладкого будет полным, если оно соответствует некоторой модели сладкого. Модели представляют собой программы гедонистического поведения.

Поскольку программы чаще всего людьми не осознаются в силу привычности, то удовольствие возникает как бы само собой. Если человек хорошо сосредоточится, то умственным взором можно увидеть гедонистическое поведение. Например, удовольствию от еды предшествует наслаждение от сосания, которое является первичным и которому организм не научается, оно врожденно. Это поведение состоит из действий напряжения и расслабления мышц по определенной программе.

Расслабление, идущее после напряжения будет приятным, если сознание сосредоточено на этом состоянии. Таким образом, наслаждение и страдание находится в сознании. Когда нас нет, нет и радости. Следствие от этого удовольствия возрастает с концентрацией сознания на гедонистическое действие. Чем больше сосредоточенности, тем больше наслаждения.

Йоги рекомендуют есть сосредоточенно, чтобы увеличить удовольствие от простой пищи, 33 жевательных движения с одним кусочком пищи.

И часто, например, неспособность получить удовольствие от секса является следствием отвлеченного внимания, неспособности сосредоточения, связь с комплексами страха, возмездия за удовольствие.

Выделим несколько обстоятельств, имеющих гедонистическое значение:

I обстоятельство – удовлетворение потребности; любой потребностный цикл завершается удовлетворением или неудовлетворением, из-за чего человек переживает удовольствие или неудовольствие, страдание.

II обстоятельство – устранение страдания, радость после сильно страха или страдания. У тревожного человека единственным источником радости является избавление от тревожной ситуации.

III обстоятельство – заражение радостью другого. Способность к эмпатии и сочувствию. Мы без всякой причины испытываем приятные или неприятные эмоции, если рядом радуется, или переживает другой человек.

Итак, удовлетворение потребностей, избавление от страха и страданий и заражение – это основные источники переживаний.

Сколько у нас потребностей, столько способов получить удовольствие, однако столько и дорог получить неудовлетворение.

Сколько у нас страданий, столько и способов достижения радости путем избавления от страданий. Чем сильнее желание успеха, тем больше будет страдание от неудачи.

С какой силой мы любим других, с такой же силой мы наполняемся радостью от радостей любимых.

Уровень эмоциональной жизни человека можно описать природой его радостей. Зная природу своей радости, мы приобретаем способность, контролировать и свое страдание. Зная все это, древние мыслители утверждают, что на единицу радости приходится 10 единиц страдания. Поэтому ими предлагались рецепты отказаться от радости, так как пропорции явно не выгодные. За всяким удовольствием следует расплата.

И если отказаться от потребностей и желаний, тогда пропорция перестанет действовать. Взамен человек получит блаженство, избыток энергии. Накопленная энергия при этом создает состояние силы, радости или неспецифического наслаждения. Например, Рамакришне, йогу, живому богу на земле, достаточно было поднять глаза к небу и увидеть причудливые облака и тучи, и он взрывался от экстаза.

Любой из вас в детстве испытывал безудержную радость, бессмысленное поведение типа "визжать и прыгать от радости". Чем больше потребностей и желаний, тем больше возможностей освобождения энергии и тем больше возможностей получить страдание.

Знание потребностей нужно для управления ими, и тогда потребности не будут управлять вами. Сколько в нас потребностей, столько и страданий. Полная гармония достигается тогда, когда пропорция удовольствия от удовлетворения и страдания от неудовлетворенности будет один к одному, когда отказаться от удовольствия будет также приятно, как и получить его.

Проведем психологический анализ эмоций.

Любая эмоция возникает в определенных обстоятельствах.

Чем примитивнее эмоция (страх или отвращение), тем труднее ее осознать и понять. Высшие эмоции – это эмоции, возникающие в общении с другим человеком.

Обида. Если случайно укусит бродячая собака, то вряд ли кто-либо на нее обидится. Но если вы увидите, что ваш друг пренебрегает вашими интересами или тот, кого вы любите, ведет себя иначе, чем вы ожидаете, то возникает неприятное чувство, которое называем обидой.

Эмоция возникает из столкновения ожидаемой вами модели поведения другого человека с реальным поведением этого человека. Некоторые категории людей (друг, возлюбленная, жена, близкий человек) вызывают ожидания, как они должны вести себя.

Выделим здесь три элемента:

Мои ожидания. Как человек должен себя вести, если он является мне другом.

Поведение другого человека, если оно отклоняется от моих ожиданий в неблагоприятную сторону.

Наша эмоциональная реакция, вызванная несоответствием наших ожиданий и поведения другого.

В любых обстоятельствах обиды можно выделить эти три элемента. Но все-таки обижаемся. Почему? Потому, что считаем, что другой человек не имеет права на самостоятельные действия, а жестко запрограммирован нашими ожиданиями.

Значит, из стремления запрограммировать другого и проистекают наши обиды. Если бы признавали всех самостоятельными существами, то обижаться было бы не на кого. Например, не обижаемся мы на погоду. Персидский царь Ксеркс обиделся на Босфор, который, неожиданно разбушевавшись, расстроил переправу, и наказал пролив плетьми.

Это стремление программировать поведение другого и эмоциональная реакция на неудачу происходят из мира детства, когда ребенок обижался на родителей. Если обидчивость ребенка необходима для его нормального развития, создания его личности, то после того, как личность ребенка сформировалась, необходимость в таких подпорках отпадает.

Когда строят дом, необходимы леса, затем леса убирают. Точно так же наша обидчивость – это инфантильная реакция на окружающих, воспроизведение детства во взрослом. Тот, кто может выделить свои ожидания, понять их происхождение и рассогласование ожиданий и реальности, тот познает сущность своей обиды.

Вина. Во взаимодействии любящих обида у одного дополняется чувством вины у обидчика. Замечено, что обидчивые сами страдают от вины больше, чем необидчивые. Устройство вины противоположно обиде. Внешне вина не имеет особых признаков. При взгляде на чувство вины изнутри понятно, что оно возникает как следствие непроизвольной активности, результаты которой могут быть описаны следующим образом:

Каким должно быть поведение человека в соответствии с ожиданиями другого. Ум автоматически конструирует модель, каким должен быть человек. Тут необходимо отметить, что всегда неизвестны ожидания других.

Восприятие собственного состояния человека и поведения – реальное поведение здесь и теперь.

Акт сличения модели ожидания и собственного поведения, если обнаруживается рассогласование, мучительность которого поддерживается обликом эмоции обиды на лице, в словах и поведении другого.

Если с обидой человек еще может как-то справиться, приняв другого таким, как он есть или, простив его, то чувство вины не может быть, изменено этими актами нашей души.

Познание вины состоит в том, чтобы осознать эти три группы операций, которые совершает наш ум, и контролировать их. Познание вины и ее признание побуждает нас просить прощения, так как это ослабляет страдание.

Чувство вины может возникать в различных ситуациях и отношениях. Мы можем быть виноваты перед родителями, детьми, перед друзьями. Несмотря на такое многообразие вина порождается рассогласованием между поведением человека и ожиданием самого себя.

В одном фантастическом романе описывалось, как герой, тиран и деспот, жестко программировал поведение жителей страны вживлением в организм электродов. Когда у граждан появлялись помыслы о действиях против тирана, они автоматически получали болевой шок. Но разве можно сравнить эти электроды с умственными операциями, порождающими вину и стыд?

Всякий раз, когда наше поведение отклоняется от ожиданий других, мы получаем свою дозу болевого шока – чувство вины.

Стыд. Более сильным чувством является стыд. Значение его состоит в том, чтобы регулировать поведение человека в соответствии с нормами социальной среды. Стыд поддерживается окружением. Однако отметим, что побуждение стыдом ригидно и инфантильно. Незрелый человек не в состоянии выдержать тиранию стыда и чаще всего погибает. Например, шестнадцатилетняя девушка покончила жизнь самоубийством, потому что не смогла признаться, матери, что уже беременна и мужа у нее не будет.

Иногда стыд может привести к более трагической развязке. Среди эмоций, которые побуждали Тараса Бульбу к сыноубийству, изрядную долю составлял стыд, а не страх перед однополчанами.

Размышления о стыде – один из надежных путей самопознания не того, каким мне хочется казаться, а того, каков я есть. При этом открываются скрытые в бессознательном свойства нашего представления о себе. Здесь и теперь мне стало стыдно. Почему? Потому что существует рассогласование между тем, каков я здесь и теперь, и тем, каким я должен быть согласно своей "Я – концепции".

Стыд состоит из трех элементов:

То, каким я должен быть здесь и теперь согласно "Я – концепции".

Каков я здесь и теперь.

Рассогласование и его осознание.

Стыд и вина состоят из одних элементов, но их различить нетрудно. Стыд может быть чистым (абсолютным) и индивидуальным, вызванным другими людьми. Виды стыда подразделяются на категории. Разделяют экзистенциальный (общий, целостный) стыд и стыд атрибутивный, когда стыдно за какие-то свои черты и свойства.

Экзистенциальный стыд охватывает все признаки, свойственные человеку. Это скорее общая негативная реакция на оценивание меня другими. Стыд является важной эмоцией, он способствует более эффективному приспособлению человека к условиям общества.

Стыд повышает чувствительность к оценкам других, а противоборство стыду способствует развитию самоуважения и усиливает регуляцию поведения.

Поскольку эмоция стыда развивает в человеке способность оценивать последствия своих поступков, то развитие эмоции стыда является необходимым условием развития нормальной индивидуальности. Но когда личность сложилась, стыд должен быть лишь сигналом к тому, что здесь и теперь я не соответствую своей "Я – концепции", и не более того.

Зависть и тщеславие, гордость. В отличие от стыда, который считается культурно оправданной эмоцией, зависть считается низменной эмоцией.

Различают "белую" зависть и зависть "черную", которая замешана на ненависти и враждебности к тому, кто меня превосходит. Сравнение себя с другим может вызвать две эмоции: зависть, если оно неблагоприятно, и тщеславие, гордость, если наоборот. Объектом сравнения должно быть качество, которому вы придаете значение. Все черты человека, его состояние, статус, способности, обладание может быть предметом сравнения.

Элементы зависти или тщеславия:

Он такой же, как я, по некоторым формальным признакам.

Концентрация внимания на объекте сравнения.

Зависть, если сравнение не в мою пользу, гордость – если наоборот. При этом возникает злорадство.

В злорадстве содержится ущербная гордость тем, что есть люди, у которых так же плохо, как у меня, а может быть, еще хуже. Злодейство происходит, когда я делаю кому-то хуже, чтобы испытать превосходство.

Из одного акта сравнения происходят различные эмоции – зависть, гордость, тщеславие, злорадство, и это происходит в зависимости от ситуации и установки человека. Если отказаться от сравнения или отделить себя от его результатов и не придавать им значения, то этих эмоций не было бы вообще, и не надо было бы бороться против них. Но от сравнения невозможно отказаться по многим причинам.

Сравнение – это основная умственная операция, через которую работают мышление и познание, а также основываются такие операции ума, как абстрагирование, обобщение, классификация, оценка. При отказе от сравнения подавляется работа мысли.

Так как часто из сравнения извлекаются такие приятные эмоции, как гордость, превосходство, то трудно отказаться от сравнения, хотя эти же сравнения неуклонно будут вызывать зависть, тщеславие, злорадство. Стремление человека сравнивать себя и других постоянно поддерживается духом соперничества. Враждебность, порождаемая соперничеством, побуждает сохранение бдительности и постоянное сравнение своих возможностей. Страх перед успехом – следствие уверенности, что твой успех пробуждает зависть и враждебность со стороны других соперников. В этих условиях и успех, и неудача опасны. Но отказ от соперничества способствует формированию чувства неуверенности и даже неполноценности. Сравнение должно быть уместным, иначе оно вместо ориентировки и уверенности порождает конфликт.

Гордясь, завидуя, злорадствуя, тщеславясь, мы участвуем в нашем культурном процессе, который построен на сравнении. Зависть разрушает отношения между близкими, она выступает разрушительной силой, которая питает и направляет насилие. Познание зависти и гордости приводит нас к изучению акта сравнения.

Страх. Любая эмоция, а страх особенно, имеет охранительные и регулятивные функции. Страх порождается прогностической способностью ума. Основная функция ума – ориентировка и предвидение.

Предвидение приятного создает радость, которая является мотивом для приближения будущего. Предвидение страдания создает страх, который может перерасти в бегство. Если никакие защитные действия не помогают, то приближение этого будущего усиливает страх.

Источниками страха являются:

Предвидение страдания, когда имеющаяся защита неэффективна.

Осознание того, что средства защиты неэффективны, приводит к возникновению страха, потере контроля.

Заражение страхом, когда боятся другие.

Предвидение потери страха и наслаждения.

Из многообразия страдания проистекает множество видов страха: страх, что будет больно, обидно, стыдно, завидно; страх, что будешь, виноват; что тебя перестанут любить; страх смерти, потери положения, престижа.

Человек редко правильно понимает источник своего страха. Например, студент боится экзамена, хотя материал знает хорошо. Такой страх кажется иррациональным, если не брать в расчет того, что он вызван страхом перед ситуацией оценивания, которая зародилась у этого человека еще в детстве.

Способность человека уменьшать свои страдания и принимать их как соответственно будет уменьшать его страх. Понимание природы страха человеку необходимо, так как он смертен. Страх смерти мыслится как основной страх. Но страх смерти – индуцированный страх, который собирает все возможные страхи, которые приписывают смерти. Это результат того, что все боятся смерти и запугивают друг друга. Пора человеку освобождаться от этого страха.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.01 сек.)Пожаловаться на материал