Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Юридические конструкции, выработанные общим правом Англии




Общее право создало доктрину разумного человека (reasonable man). На основании данной конструкции присяжные заседатели оценивают действия обвиняемого. Разумный человек является вымышленным представителем английского общества, неким образцом правомерного и целесообразного поведения в различных ситуациях; разумный человек является особой юридической конструкцией, которая служит неким “шаблоном”, который используется для сравнения и последующей оценки действий или бездействия обвиняемого. Присяжные заседатели, используя т.н. объективный тест (objective test) задаются вопросом: «Поступил бы разумный человек в той ситуации, с которой столкнулся обвиняемый, схожим или иным образом?» Разумный человек в английском уголовном и деликтном праве – это лицо сдержанного темперамента, не страдающее душевной болезнью и соблюдающее предписания английского права. В каждом конкретном судебном деле фигура разумного человека наделяется возрастом и полом обвиняемого (потому как эти факторы, как считает английский суд, являются объективными и всегда должны учитываться). Обвиняемый признается виновным в том случае, если, с точки зрения присяжных, разумный человек в ситуации, с которой столкнулся обвиняемый, повел бы себя иным образом (например, действовал с большей предусмотрительностью, предпринял какие-либо шаги для предотвращения преступного результата (последствий)). Доктрина разумного человека широко используется в английском уголовном, деликтном праве в делах о диффамации, о преступном легкомыслии и профессиональной небрежности, в делах, где необходимо доказать крайнюю необходимость, провокацию и аффект, уменьшенную ответственность, фактическую ошибку и др. Также данная доктрина используется по делам о нарушении фидуциарных обязанностей доверительными собственниками в трасте.

В “частноправовой” сфере общее право исторически отличалось ограниченностью. Это проявлялось в том, что оно не выработало широкого спектра средств судебной защиты прав истца. Наиболее распространенным средством защиты в общем праве являлась денежная выплата в качестве компенсации причиненных истцу убытков (damages), причем упущенная выгода (economic loss) не принималась во внимание. Такое средство судебной защиты было крайне неэффективным в случае систематических нарушений прав собственности истца (пересечение его земельного участка без разрешения (trespass to land), шум или дым, идущий с соседнего участка – т.н. частный ньюснс (private nuisance)).



В настоящее время в различных отраслях английского права (контрактное, деликтное, земельное, доверительной собственности) широко используется денежная выплата как средство судебной защиты. В контрактном праве Англии денежные выплаты в первую очередь применяются как средство судебной защиты прав истца по контракту, который был нарушен ответчиком путем неисполнения или ненадлежащего исполнения контрактных обязательств. Целью денежных выплат в контрактном праве является такая компенсация убытков истца, которая бы максимально приблизила его к положению, в котором он находился бы, если бы контракт с ответчиком вовсе не был заключен (restitutio in integrum) – исходя из данного принципа суд измеряет размер причитающихся истцу денежных выплат. Для того чтобы суд назначил денежную компенсацию убытков, истец должен доказать наличие причинно-следственной связи (causation) между нарушением контракта ответчиком и своими убытками. Причем нарушение ответчиком контракта может вовсе не являться единственной причиной убытков, которые потерпел истец – главное, чтобы нарушение контракта ответчиком не являлось «отдаленной» причиной убытков истца (remoteness of damage). Английская судебная практика выработала два теста, которые можно условно назвать объективным и субъективным, на основе которых определяется «отдаленность» убытков истца. Объективный тест гласит, что «неотдаленными» от нарушения контракта убытками и тем самым подлежащими денежной компенсации ответчиком признаются такие убытки, которые могли быть разумно предполагаемы контрагентами во время заключения контракта как обычные для данной категории контрактов последствия его нарушения одной из сторон (т.е. акцент ставится на разумном предвидении). Субъективный тест: в тех случаях, когда ответчик во время заключения контракта обладал «специальными знаниями обстоятельств» (special knowledge) о том, каких размеров могут достигнуть убытки истца в случае нарушения контракта, тогда ответчик будет обязан компенсировать и упущенную выгоду истца, и те убытки, которые возникли в силу известных ответчику обстоятельств, вследствие которых размеры причиненных истцу убытков существенно возросли (т.е. акцент ставится на «специальном», субъективном знании обстоятельств ответчиком). Английское контрактное право, таким образом, признает прямые (proximate/direct damages) (которые редко вызывают споры и всегда возмещаются) и косвенные/предвидимые (prospective damages) убытки, в отношении которых и действуют объективный и субъективный тесты. Выделяют также заранее оцененные (liquidated damages) в тексте контракта убытки. В таком случае ответчик обязан заплатить истцу предусмотренную в контракте сумму, в то время как истец не обязан доказывать реальный ущерб.



В контрактном праве Англии общее право выработало правило против устных показаний (parol evidence rule) (данное правило еще называют “объективной теорией контракта”). Согласно данному правилу письменный документ контракта считался основным и достаточным свидетельством, из которого английский суд «выводил» намерения сторон при заключении контракта и цели, которые стороны преследовали. Наличие письменного контракта между оферентом и акцептантом исключало возможность впоследствии прибегнуть к другим видам доказательств, которые бы могли качественно изменить предстваление суда о намерениях и целях контрагентов в момент заключения контракта.

На основе общего права в контрактном праве Англии были выработаны условия действительности контракта, которыми признаются оферта (offer), акцепт (acceptance), встречное удовлетворение (consideration), интенция войти в контрактные правоотношения (intention to create legal relations), законность объекта контракта (legality of object). Конструкция встречного удовлетворения является специфической конструкцией английского контрактного права и начинает упоминаться в судебных решениях с конца XVI в. Первые попытки судебного определения понятия встречного удовлетворения прослеживаются в начале XIXв. – например, в деле Bunn v Guy [1803]. Встречное удовлетворение – это центральное условие действительности любого контракта в английском праве. Встречным удовлетворением является все то, что «имеет ценность в глазах права и что предоставляется контрагентами друг другу по контракту, т.е. все права, интересы, доходы, выгоды, которые контрагенты могут получить вследствие исполнения контракта, а также все потери, убытки, ущерб, который контрагенты могут понести в случае неисполнения контракта». Иными словами, каждая сторона контракта должна предоставить другой стороне что-то, что имеет определенную ценность в глазах английского права. Для того чтобы контракт был действительным и признавался как таковой английским судом встречное удовлетворение должно быть двусторонним и достаточным. Одним из последствий наличия в английском праве доктрины встречного удовлетворения является тот факт, что английские суды не признают безвозмездные соглашения как действительные контракты и не защищают прав по таким соглашениям.

Другим немаловажным следствием из доктрины встречного удовлетворения явилась также созданная на основе общего права доктрина двусторонней договорной связи (privity of contract), согласно которой третьи лица не могли обратиться в суды общего права за защитой своих прав по контракту, в котором они не являлись контрагентами (оферент и акцептант) – так как они не предоставили по такому контракту встречного удовлетворения.

Также к общему праву Англии можно отнести выработанные в судейской практике презумпции и каноны судебного толкования статутов, а также техники прецедента.

 

ПРАВО СПРАВЕДЛИВОСТИ (Это дико тупой билет, в инете ничего не нашла, писала из статьи Михайлова и его материалов.)

В английском праве имеются специальные конструкции права справедливости, которые призваны видоизменять, модифицировать нормы общего права. Известно, что в договорном праве Англии согласно принципу общего права, обязательства по действительному контракту должны исполняться в том виде и объеме, который зафиксирован в письменном документе контракта. Тем не менее, в тех случаях, когда ответчик своими действиями или словами дает основание истцу поверить в иное положение дел, не закрепленное в тексте контракта, и истец, полагаясь на действия ответчика, предпринимает встречные действия, которые бы он не предпринял в противном случае, а также терпит определенные убытки в результате таких действий, то впоследствии суд не позволит ответчику доказывать, что на самом деле существовало и являлось юридически значимым лишь то положение вещей, которое было закреплено в письменном документе контракта. Поэтому отношения между истцом и ответчиком будут оцениваться не столько исходя из письменного соглашения между ними, сколько из предполагаемого истцом положения вещей. Данная конструкция носит название «справедливого эстоппеля».

 

Трасты- центральная конструкция данной отрасли. траст - «это обязательство, согласно которому одно лицо (доверительный собственник) должен управлять имуществом, переданным ему для этих целей другим лицом (учредителем), в интересах третьих лиц (бенефициантов), обладающих правом требовать принудительного исполнения». (см. билет о трастах)



mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2017 год. (0.086 сек.)