Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Это не то, что я имел в виду.




Правильно: That’s not quite /not really what I intended / had in mind / meant / the way I see it.

Ритуализованные стереотипы несогласия, примером которых могут служить запретительные надписи в общественных местах, также распространены в американском, как и в русском: No smoking! No trespassing! etc. Разница в языковых стереотипах на уровне грамматической структуры и референции довольна отчетлива: стереотипизо-ванной русской инфинитивной конструкции или наречию противопоставляется американская герундиальная конструкция той же функции: Осторожно! – Beware of…!; Школа. Дети! – Children Crossing! или императив Don’t overlook… В каждом из языков наборы запрещающих клише строятся по стереотипизированным моделям, выполняющим побудительную функцию в сознании языкового коллектива. Этнокультурный компонент просматривается и в объеме формул: Не курите! – Не курить! с запрещающим эффектом: Passengers must not cross the line! и в их косвенности: Please, leave the bathroom as you would wish to find it!

Несогласие (отказ) универсально более объемно и косвенно, чем согласие. В его составе обычно встречаются элементы смягчения дискомфорта, неритуальные стереотипы, отражающие сознательные коммуникативные стратегии, учитывающие ситуацию, этические принципы, личностные характеристики. Прагмаструктура отказа при этом включает: благодарность / сожаление и экспликацию причин отказа: I am sorry. I am busy tonight; No thanks. I am busy; Oh, thanks. I’m sorry I can’t make it that evening; Oh, really I can’t. I have another date…Такая стратегия соответствует постулату позитивной вежливости («Объясни причины») и негативной вежливости («Приноси извинения»).

Благоположение и его антипод проклятие (угроза) представляют собой наиболее ритуализованные поступки – продукт сильного эмоционального переживания и его спонтанного выражения. Выражение благоположения различается в языках на уровне семантики (американский стереотип референции к Богу God bless you! и семантика протекционизма Take care! и русский стереотип пожелания здоровья), а в обиходе часто смыкаются с действием контакт: Good luck! Have a good day! Have fun.

Проклятия (угрозы, оскорбления) – это действия, направленные на выражение отрицательного отношения; это наиболее социально дискомфортный поступок и исторически наиболее древний, связанный семантически с представлениями о морали и о силах зла. В американской коммуникативной традиции предпочтение отдается метафорам, соответствующим принципу «негативной» вежливости: «Выражайся косвенно» и особенно выражениям, содержащим сарказм: Take a hike! Beat it! Get lost! Be there or be square! etc. На этом фоне русский ритуальный стереотип выглядит более «прямым» и менее десемантизированным, что, однако, является только проявлением исторической семантики, а не актуальной стратегии: Чтоб ты сдох! Чтоб тебя нелегкая! Провались пропадом! Я тебе покажу! и др.



Сочувствие (поддержка) является весьма значимым в терминах ценностных ориентиров культур. Его антипод – злорадство (и отсутствие сочувствия – безразличие). Эти действия отражают ориентацию этнокультур на самодостаточность (индивидуализм) и взаимопомощь (коллективизм).

Формы выражения сочувствия различаются по степени трагичности события: I am sorry! I am so sorry! Condolences on…При этом первое клише функционально приближается к контакту и не связано с выражением сочувствия (за ним обычно не следует ни увещевание, ни расспрос). Американское выражение Condolences! функционально не соответствует русским выражениям Мои соболезнования! Сочувствую.

Особенно различается в культурах роль добровольного совета, представляющего собой в русской коммуникации второй шаг в стереотипном выражении сочувствия: Какое несчастье! Тебе бы надо

Кроме того, очень важно знать, когда и кому даются советы в американской культуре. Мы все иногда хотим или нуждаемся в том, чтобы с кем-нибудь посоветоваться. У американцев также на этот случай есть привычные выражения: I’d like to ask for your advice on this…, или чаще I’d like to know your opinion / what you think about this, хотя более разговорно звучит: I’d like to pick your brains (on this), etc. По смыслу все они сильно отличаются от формул обращения за советом в русской культуре, где люди ищут совета не только потому, что интересуются чужим мнением, но и для того, чтобы обрести соучастника в принятии своего решения. Это предполагает, что обращающийся за помощью относится к своему советчику с уважением и предмет их обсуждения становится очень серьезным для обеих сторон. Первый из них всегда может возложить вину за неудачное решение своей проблемы на давшего совет, и тот несет моральную ответственность за свое мнение.

Совсем не так обстоит дело в Америке. Выслушав совет полдюжины людей – и не обязательно близких – человек способен с легким сердцем выбросить из головы все советы и поступить так, как ему заблагорассудится. Американцы – нация индивидуалистов, и ни один из них не станет обижаться на то, что какой-нибудь приятель или коллега не последовал его совету. У русских людей немного иная логика: «Если ты не внял моим словам, зачем тогда советовался?» А если ты потерпел неудачу, то потому, что не послушал меня.



Американцы высоко ценят свою независимость и могут расценить совет как покушение на нее, поэтому совет часто дополнительно смягчается. В общении американцы обычно избегают фраз: Let me give you advice / a piece of advice/ Listen to me. Обычно используются более мягкие формы: If I were you, I would … I think you should… Why don’t you… I advise you to… I suggest that you should… Maybe you should… It wouldn’t hurt you to… It wouldn’t kill you to.. Could I make a suggestion? Would you mind if I made a suggestion? Would you like me to show you how to… Would you like me to give you…? Would you like to know how…? I have an idea if you’d like to hear it?

Американцы считают, что каждый человек должен сам решать свои проблемы, и потому не столь внимательно выслушивают сторонние мнения о своих делах. С другой стороны, совет обычно дается американцами в сослагательном наклонении, высказывается в виде некоторой возможности. Он обычно звучит так: If I were you; Perhaps you might (consider saying such and such); Why don’t you try to…; It might not hurt to / be a good idea to…Человек, дающий совет, обычно заканчивает так: But, after all, it’s up to you; It’s your decision; That’s just what I would do; In the last analysis, it’s your problem; You’ve got to decide this for yourself; You’ve got to live with this decision.

Очень неодобрительно относится американец к непрошенным советам, считая их посягательством на свою частную жизнь. Кроме выражений to ask/seek/get your advice, по-английски часто используется в том же контексте глагол to consult.

I’d like to consult my thesis advisor before submitting this article to a journal.

If she is still in pain next week she’ll need to consult a neurologist.

Совет, который по-русски выражается через отрицание, в английском языке часто имеет позитивную форму:

Не сделать ли вы вам…

Правильно: What if you were to / What about your doing…. Perhaps you might do / think of/about/ consider doing…

Давать – из самых лучших побуждений! – непрошенный совет или помогать прохожему на улице исправить какую-то мелкую погрешность в его поведении, внешнем виде, одежде, по американским понятиям означает, что вы совершаете поступок дерзкий или, точнее говоря, рискованный. Замечания вроде The label is sticking out the back of your sweater или Your pants are torn /split in the back («У вас брюки сзади разорваны») выслушиваются здесь с неодобрением. Такое можно сказать только знакомому, но не случайному прохожему на улице. Американцев безумно коробит русская привычка давать советы незнакомым людям. Из советов американцы больше всего любят давать друг другу советы по лечению и диете.

Злорадство как действие, противоречащее религиозной морали, также имеет свои особенности в культурах. Прямое выражение злорадства аналогично в двух культурах (практически дословно): As you reap as you saw; Get what you deserve! - Что посеешь, то пожнешь; Получай, что заслужил! Эти стереотипы эксплицитно связывают вину адресата с самим адресатом, как бы давая говорящему моральное оправдание. Здесь историческая роль заповеди «Не желай зла ближнему» находит свое отражение в ритуальном стереотипе.

Безразличие, эксплицитное выражение отсутствия сочувствия, нельзя отнести однозначно к дискомфортным или комфортным действиям в рассматриваемых культурах. Здесь особую роль играет этнокультурное представление о независимости личности: чем более независима личность, тем естественнее ею воспринимается собственный и чужой отказ от соучастия.

Стереотипные формулы выражения безразличия (I don’t care; Who cares? It’s not my problem; It’s none of my business) отличаются частотностью и отсутствием прагматики недоброжелательности: имплицируется уважение к себе и адресату («негативная» вежливость) и оптимизм («позитивная» вежливость). Аналогичные по семантике русские ритуальные стереотипы (Мне все равно; Меня это не касается) имеют иную прагматику: они создают коммуникативный дискомфорт, увеличивают дистанцию, соответствуя принципу «негативной» вежливости «Выражай пессимизм».

Похвала (комплимент) и критика (осуждение) представляют собой один из важнейших признаков, различающих поведение этнокультур. Похвала в американском обиходе – это ритуализованное социальное действие, близкое по функции к контакту. Здесь используются экспрессивные семантические формы, которые создают извне впечатление гипертрофированной благожелательности: Delicious! Great! You have a wonderful house! Isn’t it a delightful treat!

Критика (осуждение) для американцев оказывается более, чем в других культурах, дискомфортным действием. В американском варианте критика часто дается в форме косвенных актов с характерным сарказмом, например: Oh, it’s not bad, really!, в смягченной прагматической форме: I don’t think it’s up to par (в нормальном состоянии); Forget it, I’ll do it myself, с выражением сожаления: I am sorry, but what you did is not appropriate; I am sorry but could you do it again?

Приказ (требование, команда) – не всегда однозначно дискомфортный поступок, так как его выбор основывается на представлении о властных полномочиях коммуникантов, и если эти властные полномочия определены, то и прагматика приказа будет соответствовать коммуникативным ожиданиям. В этом смысле выделяются ритуальные стереотипы военных команд, правовых актов, деловых соглаше-ний и контрактов, которые не только рационализируют коммуникацию, устанавливая непротиворечивые отношения, но и (как следст-вие) создают коммуникативный комфорт.

В отношении приказа отмечается американская тенденция к смягчению, косвенности, приближенности к просьбе. Эксплицитное, прямое выражение требования характерно при равном статусе коммуникантов и выполняет роль солидаризирующей «позитивной» вежливости: Give me…; Bring me…; Do it now! И здесь модальное пожалуйста не является стереотипом. Другая разновидность приказа приближается к стереотипам запрета. Это ритуальные стеротипы, регламентирующие ситуационное поведение: Wait to be seated (ресторан); Animals on special diet (зоопарк); Authorized staff only (у входа, въезда) и др.

Обещание и угроза – прагматически диаметрально противоположные действия, различающиеся как обещание чего-то позитивного и чего-то негативного (и в некоторых случаях приближающиеся к просьбе и проклятию). Обещание вербализуется в форме немногочисленных ритуальных стереотипов, соответствующих прямому речево-му акту: I promise; I swear и метафоре: I give you my word (Даю слово!); Upon my word (Честное слово!), которые в обоих языках используются и для выражения угрозы. Различие отмечается в том, что в американском стереотипизирована клятва Богу, а в русском - клятва жизнью, близкими.

Значительно более разнообразны неритуальные стереотипы обещания в форме будущего времени с модальностью волеизъявления I will – Я сделаю – в обоих языках. В целом же обещание – это поступок комфортный, краткий, спонтанный и неосознаваемый. Угроза, напротив, создает дискомфорт и потому требует большего разнообразия стереотипов. С одной стороны, отмечаются ритуальные формы со значением обещания + содержание действия (I swear, I’ll teach him a lesson!). С другой стороны, распространены косвенные акты угрозы в виде следующих ритуальных стереотипов: You will pay for it! God damn you! Watch what you are doing и др. Среди них в американской культуре выделяются формы с выраженным сарказмом и / или модальными формами смягчения конфликта, которые отражают стремление избежать конфронтации, сохранить дистанцию и не потерять лицо: What’s your problem? Have a nice day too! Excuse me; Would you try to be more careful? На этом фоне русские стереотипы угрозы более прямые, агрессивные и распространенные: Ну, смотри! Ну, погоди! Чтоб тебя…; Ты за это поплатишься! и др.

Извинение и благодарение представляются наиболее типичными проявлениями благорасположения, но они имеют разные функции и ценность в этнических системах коммуникативных стереотипов. Эти виды действий выступают в форме ритуальных стереотипов: Excuse me; Sorry; I beg your pardon; I apologize. Причем формальные стереотипы более объемны: I am sorry. It’s been a bad day. I didn’t mean to… Аналогично в русском языке: Простите. Прошу прощения. Приношу свои извинения. Я искренне сожалею. В американском обиходе формулы извинения часто используются метафорически в значении саркастического недовольства: Excuse me (не стойте у меня на дороге); I am sorry (мне жаль, что вы так поступили), что создает эффект дистанцированности. Для русского поведения этот ритуал обязателен, но в меньшей степени там, где извинение смыкается с контактом, и в большей степени там, где это действие имплицирует просьбу (в общественных местах, в сфере услуг для получения этих услуг) и в семейном обиходе. Например: Excuse me, could you tell me… аналогично русскому Скажите, пожалуйста.

Различие языковых стереотипов благодарения состоит в преобладающей американской референции к адресату как объекту благодарения, а в русском – к Богу: Thank you; We are grateful; Let me express my gratitude – Спасибо; Благодарю Вас; Разрешите выразить благодарность и проч.

В американской культуре проявляется преобладание ритуального стереотипа благодарения у стороны, предоставляющей услуги (продавец, клерк, библиотекарь, администратор); необязательность благодарения в семейном общении (детей не учат «волшебному слову») и в академической среде (докладчик не благодарит аудиторию).

Чтобы откликнуться в США на небольшую любезность или доброе слово, в большинстве случаев достаточно самого простого Thank you. Говоря по телефону, особенно в спешке, американец может сказать: Many thanks. В ситуациях, когда вы по-русски сказали бы «огромное вам спасибо», по-английски хорошо прозвучит Thanks so much / Thanks a lot / Thanks a million / I am so grateful to you / I really appreciate that / your help / the advice / I won’t forget this. Фраза I won’t forget this обычно означает, что ваш собеседник намеревается вам в ответ оказать услугу или хочет как-то вознаградить вас.

Если вам после первой чашечки кофе предлагают еще одну (Would you like some more coffee?) и у вас есть желание её выпить, скажите: Yes, please / Thanks, I’d love some. Если же не хотите, лучше всего сказать: No, thank you. (Ошибочный ответ: I don’t mind!). Thank you без yes или no обычно понимается как ответ положительный. В таком случае к вам могут обратиться со встречным вопросом: Thank you, yes, or thank you, no?

Thank you обязательно говорится в магазине после того, как вы совершили покупку, в ресторане, когда официант поставил перед вами тарелку с едой, в банке после окончания денежной операции, на работе, когда коллега ответил вам, сколько сейчас времени.

Выражению «Не за что» в английском обычно соответствует You’re welcome, или более формально Don’t mention it / My pleasure. Молодые люди часто заменяют слова You’re welcome, на no problem / no sweat. Это слегка отдаёт панибратством, которого лучше избегать. Если человек выражает слишком горячую благодарность, русскому ответу – «Ну, полно, что вы!» соответствует английское Really, that’s (a big) nothing! / Come on! или просто My pleasure.

В ответ на комплимент в США принято говорить Thank you. Общаясь с людьми, нет необходимости преуменьшать ценность или качество того, что хвалит ваш собеседник. Реагируя на похвалу русская женщина может сказать: «Ну что вы, эта кофточка совсем старая» или «А, по-моему, эта прическа мне совсем не идет». Американки к похвале отнесутся иначе: Thank you, I got this blouse in Paris или Thanks, I am trying out a new hairdresser. Лжескромность в Америке не принята. Преуменьшая комплимент, человек как бы бросает тень на хороший эстетический вкус того, кто этот комплимент сделал.

 

 



mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2017 год. (0.007 сек.)Пожаловаться на материал