Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Человек как объект философского исследования.




ЧЕЛОВЕК КАК ОБЪЕКТ ФИЛОСОФСКОГО ЗНАНИЯ

Человек, взятый в отдельности, а также рассматриваемый в родовой и социальной совокупности, есть проблема. Именно поэтому, сколько людей, столько и проблем. Эта истина относится к числу вечных, чем не преминули воспользоваться разного рода диктаторы и мизантропы, исходившие из того, что раз нет человека, нет и связанных с его существованием проблем. И губили людей поодиночке и миллионами. А философы-гуманисты и романтики всех времен прославляли Человека и человечность.

Тысячи лет человек выступает объектом научного и вненаучного знания, литературы, всех видов искусства и человековедения в целом, оставаясь в своей природной и социальной субстанции и поныне своего рода Terra incognita. Прогресс сопровождается экспоненциальным расширением массива данных о человеке, вновь и вновь требующих своего изучения и объяснения. Это особенность любой науки: решая одни проблемы, она одновременно их отрицает и «плодит» другие, раздвигает фронт и пределы исследований.

В человеке остается невероятно много скрытого, таинственного. Он — головокружительной сложности кроссворд, загадка из загадок. Его действия зачастую не поддаются рациональному истолкованию и адекватной оценке, по крайней мере, с помощью существующей теории и методологии. Сократовский призыв «Познай самого себя» так в полной мере и не реализован несмотря на все достижения философии (в том числе логики и этики), биологии, медицины, психологии, демографии и других наук. Есть ученые, полагающие, что проблема человека вообще неразрешима. Скорее прав был . Ф. М. Достоевский: «Человек есть тайна. Ее надо разгадать, и ежели будешь разгадывать всю жизнь, то не говори, что потерял время...»

Так кто же он, человек? В чем его сущность? Действительно ли она непознаваема как «вещь в себе» (Кант) и универсальна как «мера всех вещей» (Протагор)? Что есть биологическая и социальная природа человека? Каковы его эволюционные истоки и жизненные силы, социальные идеалы и система ценностей? Где искать и как измерить подлинное богатство личности? Свободен ли человек от самого себя? В чем причина непредсказуемости человеческого поведения и волеизъявления? Осознан ли человеком смысл собственного бытия? Есть ли у него цель существования и призвание на этой планете? Он на ней венец, царь или добровольный заложник? Человек идет по жизни или его ведут? Достижима ли гармония внутри человека и вне его?

Вопросы, вопросы... Их, как всегда, больше, чем ответов. Но, может быть, это и неплохо: постоянно сохраняется вызов человеческому интеллекту, совершающему тяжкий путь познания. Проблематика философской антропологии актуализируется всем ходом развития современного человека и социоприродной среды его обитания.



Актуальность философской проблематики человека

Злободневность древнейшей проблемы человека в современных условиях, т. е. на рубеже второго и третьего тысячелетий нашей эры, определяется отнюдь не конъюнктурными соображениями, не преувеличенными представлениями людей об исключительности и особой «судьбоносности» своего поколения, хотя и это имеет место. Дело заключается прежде всего в том, что в результате собственной деятельности человека (хозяйственной, социальной, политической, экологической, военной и др.) в корне изменились и продолжают с нарастающей скоростью меняться объективные условия и факторы существования миллиардов людей, что имеет своим неизбежным следствием как серьезные сдвиги в бытийной стороне жизни индивидов и их социальных общностей, так и в особенности перемены во внутреннем духовном мире каждого человека, требующие глубокого и всестороннего научного анализа.

XX век буквально ворвался в историю человечества своими достижениями и открытиями, эпохальными завоеваниями в области материальной культуры и человеческого духа. Кардинально изменилась и все более интенсивно меняется роль человека в мире людей, в мире идей и предметов, в мире машин и технологий. Раздвинулись безграничные просторы философского и иных видов познания не только Вселенной, но и самого человека.

Современная техногенная цивилизация сконцентрировала в себе выдающиеся достижения человеческого ума и одновременно — опасности и угрозы, способные остановить и повернуть вспять социальный прогресс, привести к деградации природы, общества и человека. Планетарный характер происходящих на Земле изменений формирует предпосылки невиданных ранее возможностей для реализации извечной мечты человека о «золотом веке». Дело, однако, в том, что реально существует и другой, параллельно развивающийся ряд предпосылок в глобальных и национальных рамках с прямо противоположными следствиями. Общечеловеческий исторический поток встал перед альтернативами, от решения которых зависит наше настоящее и будущее.



Смысл человеческого существования на такой развилке истории, на данном социальном пространстве и в данное социальное время приобретает тем самым кардинальное значение. Его научное осознание выдвинулось самим ходом общественного развития на передний план философских исследований. Важно, чтобы они проводились с подлинно гуманистических, общечеловеческих позиций. Как отмечал основатель Римского клуба (международной неправительственной организации) итальянский экономист и общественный деятель А. Печчеи, «только Новый Гуманизм способен обеспечить трансформацию человека, поднять его качества, и возможности до уровня, соответствующего новой возросшей ответственности человека в этом мире».

Во всем многообразии встали перед человеком сложнейшие проблемы глобального порядка: войны и мира, разоружения, демилитаризации международных отношений; предотвращения экологической катастрофы: преодоления сырьевого, энергетического, демографического кризисов, нищеты, голода, массовой безработицы, последствий нерегулируемых миграционных процессов. Все более острой, не терпящей отлагательства становится проблема борьбы с насилием во всех его формах, в том числе с организованной преступностью и терроризмом. Во многих странах растет алкоголизация населения, международный характер приобрело распространение наркотиков, проституции. И в нашу эпоху есть свое «средневековье» в виде широко распространившихся суеверий и невежества, политической, религиозной и национальной нетерпимости, вандализма и других форм нравственного одичания людей.

Каждая из этих и других неназванных проблем относительно самостоятельна и требует вполне конкретных мер и средств для своего разрешения. Ясно в то же время, что их эффективность зависит от того, насколько всесторонне уяснены общие условия и причины, порождающие современные социальные аномалии, в какой взаимосвязи они находятся с достигнутым уровнем (количественным и качественным) развития цивилизации в целом и отдельных регионов Земли.

Глобальность проблем, стоящих перед всем человечеством, закономерно требует адекватного научного анализа, который должен базироваться на теории и методологии, способных охватить мир в целом: общество, природу и человека. Вне философии, помимо нее реализация такой задачи неосуществима, хотя позитивизм и в прошлом, и в наши дни оспаривает возможности философии в научном познании действительности, в постижении объективной истины. Между тем становится все более очевидным, что ни одна из существующих наук не, в состоянии «отнять» у философии ее предмет и ее, метод.

Вопрос, однако, заключается в том, что философская проблематика и, в частности, область социальной философии, философской антропологии и методологии должна уточняться с прогрессом других, частных наук и знания в целом. Это естественный процесс, совершающийся, по крайней мере в Европе, уже две с половиной тысячи лет — с тех пор, как возникла философия и стали формироваться различные науки: математика, физика, геометрия, астрономия, медицина и т. д.

Складывалась параллельно с другими и наука о человеке, родоначальником которой можно, видимо, считать Сократа (469-399 гг. до н. э.), развивавшего философскую этику, учение о душе. Впоследствии проблемы человека исследовали Платон (427-347 гг. дон. э.), Аристотель (384-322 гг. до н. э.), Эпикур (341-270 гг. до н. э.), софисты (Протагор, Горгий, Гиппий и др., жившие в V-IV вв. до н. э.), стоики (Зенон, Хрисипп, Сенека, Эпиктет, Марк Аврелий, жившие в Древней Греции и Древнем Риме в конце IV в. до н.э. — VI в. н. э.). В средние века доминировали религиозные концепции человека. В эпоху Возрождения, Новое и Новейшее время, вплоть до наших дней философские проблемы человека получили дальнейшее развитие и обогащение.

Исторический опыт свидетельствует, что проблемы ' человека приобретают особую значимость в переломные эпохи, когда в обществе происходят 'грандиозные изменения, охватывающие все сферы человеческого бытия. Именно такой переломный, во многом критический характер носит переживаемая нами эпоха. Ныне философская проблематика человека выдвинулась на передний край науки и практики в силу многих причин и обстоятельств. Отметим лишь главные.

Во-первых. Асимметричное развитие общества в наше время, когда достигнутый высокий уровень научно-технического развития вступил в очевидное противоречие с недостаточной зрелостью социальных отношений, поставило человека перед необходимостью реконструировать, изменить эти отношения, повсеместно выйти на современный этап индустриального и постиндустриального развития, сочетая его с развертыванием демократических процессов, установлением правовых режимов, достижением основных прав и свобод личности.

Взятая в глобальном масштабе, эта целевая установка на многие десятилетия вперед предопределит содержание и формы человеческой деятельности, направленной на решительное социальное переустройство и собственное совершенствование. Философия вместе с другими общественными науками призвана дать общее мировоззренческое, теоретико-методологическое обоснование такой деятельности, указать на ее идеальные жизненные ориентиры, ценностные критерии и мотивации; раскрыть пути преодоления дисбаланса в развитии системы «человек-общество-техника», ее гармонизации, что связано в первую очередь с повышением роли человека в историческом процессе.

Во-вторых. Можно констатировать, что, инициировав научно-техническую революцию, человек оказался неспособным справиться со многими ее последствиями: фактически превратился в пленника, заложника прогресса Он не только не рационализирует вызванные НТР глобальные изменения, а все более отягощает связанные с ними свои нынешние жизненные условия и усугубляет их перспективу.

Обстановка требует нового философского видения мира в связи с развивающимися научными, техническими и технологическими чудо-революциями. В частности, требуется переосмыслить сам ход НТР с целью ее решительной корректировки в соответствии с подлинными целями и интересами человека. Философская антропология не может обойти проблемы, с которыми столкнулся в связи с НТР человек за порогом нового XXI в.

Речь идет прежде всего о том, что использование достижений НТР в военных целях, милитаризация науки способны в случае применения оружия массового уничтожения привести к гибели как самого человечества, так и всего живого на планете; развитие НТР сопровождается значительным усилением антропогенной нагрузки на природу, что чревато в обозримом будущем отравлением окружающей человека среды обитания, экологической катастрофой.

НТР выдвинула для решения крупнейшие вопросы взаимодействия социума, экосреды и техносферы. Их нельзя решить с оптимальными результатами без объединения усилий представителей обществоведения и естествознания. Новая мировая научно-техническая политика и стратегия устойчивого развития должны базироваться на прочном философском фундаменте, на теории и методологии науки не вчерашнего, а завтрашнего дня.

В-третьих. В наше время, когда в мире происходят поистине «тектонические» перемены, совершаются радикальное обновление и модернизация многочисленных социальных, экономических и политических структур, наука обнаруживает способность к более основательной, чем это было раньше, модификации и актуализации своей основной проблематики. Своеобразно реагирует на новеллы века философия — «эпоха, схваченная мыслью».

Уже отмечалось, что живым откликом на возрастание роли человеческого фактора явился антропологический поворот в философии. Этому способствовал растущий задел в виде многообразных данных о человеке, накопленных в XX в. такими науками, как история, физика, химия, биология, генетика, археология, психология, физиология, социология, этнография, антропология и др. Эти данные оказали философии человека неоценимую помощь, обогатили ее выводы, явились своего рода «лекарством» от умозрительного подхода к человеку, от метафизики, схоластики, догматизма в трактовке его сущности, природы, эволюции и т. п.

В то же время перед философами встала двуединая задача: используя данные конкретных наук, не допустить их переоценки, обеспечив комплексный подход к человеку. Особенность философского познания человека в отличие от частнонаучного познания состоит именно в его целостности и системности. В этом смысле философский антропологизм должен учитывать максимум связей и взаимозависимостей человека с другими людьми, с социальными общностями (от семьи и трудовых коллективов до общества и мира в целом) и социальными явлениями (труд, государство, культура, политика, спорт и т. п.), с природой.

Не менее, а скорее более сложным и важным для философского познания человека является изучение комплекса вопросов, относящихся к его внутреннему миру. Речь идет прежде всего об эволюции человека в семействе гоминидов — от австралопитеков, неандертальцев, человека умелого, человека прямостоящего до человека разумного (Homo sapiens). Важно далее иметь в виду родовую природу и социальную сущность человека, единство в нем социального и биологического. Философская антропология не может выполнить своих функций, если она не исследует человеческие ценностные и мировоззренческие установки: смысл жизни и ее целеполагание; предназначение, призвание человека; условия и пути преодоления различных форм отчуждения и достижения свободы. Эта наука, изучая внутренний мир человека, раскрывает сложнейший процесс его познавательной деятельности — от простых ощущений и восприятий до высших форм мыслительной работы (понятия, суждения, умозаключения).

Человек — это мир человека, являющийся одновременно объектом, продуктом всех общественных отношений и субъектом, творцом личных поступков и объективированных связей, исторического процесса, действительного мира, Вне анализа внутреннего духовного мира человека невозможно понять, как обеспечить его гармонию с внешним миром, а следовательно, нельзя успешно решить никакие международные, религиозные и национально-государственные задачи, как бы далеко с внешне ни отстояли от людей, ради которых их планируют и реализуют. Философия, изучая внешний мир объектов, внешние связи и отношения человека и проникая в его внутренний мир, выражает достигнутые результаты в соответствующих законах, категориях и понятиях.

Следует заметить, что нередко антропологический поворот в философии связывают с такими крупными философскими учениями, как прагматизм, персонализм, экзистенциализм, протестантская философия. Одни из них восходят к прошлому, другие — ровесники XX в. С этим можно согласиться, но с существенной оговоркой. Действительно, в указанных учениях проблема человека занимает центральное место. Однако человеческая проблематика здесь предельно сужена, например в экзистенциализме — до судьбы индивида, внутренних переживаний и коллизий одинокого человека, над которым «возвышается, его окружает иррациональное — и так до конца его дней», а сам по себе мир «просто неразумен, и это все, что о нем можно сказать». По существу, такие, учения о человеке носят не традиционный характер, а преимущественно частнонаучный или вненаучный (например, теологический).

В-четвертых. Поворот в сторону философской антропологии, как видно, может быть неадекватным и даже искусственным. Не случайно существует точка зрения, что философия должна сохранить и усилить все необходимые онтологические аспекты, для чего необходим «онтологический поворот» в философии.

Дискуссии о том, какой характер должна носить философия — онтологический или антропологический — не могут поколебать по крайней мере двух очевидных положений. Одно из них состоит в том, что человеческое бытие — одна из областей сущего наряду с другими и уже поэтому онтологические проблемы в человековедении должны рассматриваться в единстве, определенной совокупной данности. Другими словами, антропологический поворот отнюдь не отнимает у философии ее онтологической природы; без нее философские учения о человеке обречены на поверхностный волюнтаризм и интуитивизм.

Другое положение касается того, что в науке невозможно игнорировать особость, самобытность бытия человека в ряду других бытийных факторов; нельзя не учитывать особенностей, самоценности и самодостаточности человеческого существования. В XX в. это проявилось с особой силой и получило многочисленные подтверждения. Один из крупнейших мыслителей ХХ столетия Э. Фромм (1900-1980 гг.) писал по данному поводу следующее: «По сути все человеческие существа тождественны. Мы все — часть Одного: мы все суть Одно». И в то же время: «Мы все Одно, и тем не менее каждый из нас — неповторимая, уникальная сущность. Это противоречие повторяется в наших взаимоотношениях с другими людьми».

Таким образом, философия должна исходить как из относительного постоянства человека, так и его неповторимости. То и другое находит свое выражение в целостности личности, в наличии и конкретно-историческом взаимодействии в ней социального, физиологического и психогенного компонентов.

Философия человека — важнейшая составная часть складывающейся единой науки, целостного знания (учения, теории), представленного многочисленными специальными науками (теориями). Каждая из них с разных сторон подходит к человеку, занимая в комплексном человековедении свою «нишу», не растворяясь в нем. Философское учение о человеке выступает для частных наук, изучающих его, в качестве общей теории и методологии. Сама философия человека, естественно, включена в единую философскую науку — общую теорию обществоведения и природоведения, а также их синтеза (социоэкологии).

Высказывается мнение, что проблема человека превращается в «общую проблему всей науки в целом, всех ее разделов, включая точные и технические науки». Такая постановка вопроса представляется вполне оправданной, но она не отличается новизной. Еще И. Кант выводил проблему человека за рамки антропологии и связывал ее с общими целями и задачами человеческого рода, с формированием гражданского общества и всеобщего права.

В-пятых. Актуальность философской проблематики человека обусловлена и тем, что к многочисленным кризисам на планете добавился аксиологический, связанный с переоценкой духовных начал. В основе такой переоценки лежит резкая ломка устоявшихся общественно-политических и ментальных структур, смена парадигм формационного развития, преодоление разного рода предрассудков и дефектов сознания. Среди последних политические стереотипы и мифы — «схематизированное, как правило, эмоционально окрашенное и воспринимающееся без доказательств, в качестве аксиомы, представление о том или ином субъекте политики, социальном или политическом явлении».

В нашей стране после распада СССР, крушения советского общественного и государственного строя, после пятилетней «перестройки» (1986-1991 гг.) и трехлетнего (1991-1994 гг.) вхождения в новую систему власти и рыночные отношения произошли крупные изменения в общественном сознании. Часть населения разуверилась в прежних, социалистических идеалах, поддерживает курс на демократизацию, вхождение в мировое рыночное хозяйство. Другая часть такой курс не приемлет. Многие оказались дезориентированными, проявляют аполитичность, не участвуют в выборах, референдумах; опасные масштабы приобрели безыдейность и бездуховность, пренебрежение к культурному наследию, общепризнанным нормам морали и правилам социального поведения.

Резкий спад производства, расстройство денежной системы, инфляция привели к падению жизненного уровня населения, сокращению 'государственных ассигнований на просвещение, здравоохранение, науку, культуру. Их также поразил глубокий кризис. Многократно возрос уровень преступности, особенно организованной. Появились новые сложные проблемы: безработица, сепаратизм, национальная рознь и конфликты, беженцы, эмиграция, депопуляция, растущее имущественное неравенство.

В этих условиях в России, как и не раз в прошлом, перед страной, ее рабочим классом, крестьянством, интеллигенцией, предпринимателями встали вопросы: как быть? что делать? Главное — сохранить народ, культуру, развить производственный и научно-технический потенциал страны. Возродить духовность, лучшие традиции и обычаи, вернуть людям веру в справедливость, обеспечить нормальный, здоровый образ жизни, поднять благосостояние, утвердить повсеместную конституционную законность. Человек должен быть в центре экономики и политики, его потребности и интересы должны быть выше всех других потребностей и интересов. Тогда и начнется подлинная модернизация российского общества, заработают реформы.

С преодолением интеллектуального и нравственно-этического кризиса неразрывно связаны надежды на эффективное функционирование всей духовной сферы общества. В недавнем прошлом из отечественной философии изгонялись понятия «дух», «духовность», «духовный мир», «духовные начала». Фактически были отброшены знаменитые положения И. Канта (1724-1804 гг.), что человек — альфа и омега, исходный пункт и конечная цель философствования, что он самый «главный предмет в мире», а постигает человека философия как знание, убеждение и вера. В нашей стране надолго утвердилось пренебрежительное отношение к потребностям и интересам отдельного человека — индивида, индивидуальности. Примат отдавался всему коллективному, надличностному, партии, государству, обществу, народным массам. Эту «новую» философию человека поэтично выразил В. В. Маяковский;

Единица!

Кому она нужна?! Голос единицы

тоньше писка. Кто ее услышит? — Разве жена!

И то, если не на базаре,

а близко... Единица — вздор, единица — ноль...

Формальное решение основного вопроса философии, отождествление духа и сознания наряду с массовыми репрессиями, гонениями на инакомыслящих, церковь и религию привели к оскоплению, нуллификации подлинной духовности, к превращению ее в нечто вторичное, производное. Политическое манипулирование массовым сознанием стало повседневной нормой. Не устранено оно и в наше время. Гримасы «массовой культуры», нередко критикуемые и отвергаемые даже на ее родине — Западе, получают у нас беспрепятственное распространение. Духовность подрывают коммерциализация образования, науки, литературы, средств массовой информации, театра, кино, внедрение антиморали, конкурентных рыночных законов и норм в отношения между людьми и коллективами. В этих условиях перед русской философией стоят большой важности задачи разработки новых идей и подходов в духовной области, в совместной подготовке целостной, научно обоснованной концепции гуманитарного просвещения, образования и воспитания.

В-шестых. В современном мире проблема человека стоит очень остро в связи с нерешенностью многих, нередко элементарных, жизненно важных вопросов его бытия, а также игнорированием, нарушением и подавлением во многих странах социальных, экономических, политических и гражданских (личных) прав и свобод человека.

В десятках стран существуют антидемократические, тоталитарные, военно-авторитарные режимы, где права человека вообще не гарантированы и не соблюдаются. Немало нарушений этих прав имеет место и в странах с демократической формой правления, а также в странах, недавно вступивших на этот путь развития.

Предпринимаемые ООН, другими международными организациями и учреждениями меры в данной области оказались, к сожалению, малоэффективными. В мировом сообществе народов и государств необходимо утвердить новый экономический, политический и информационный порядок требуются серьезная модернизация доиндустриальных обществ, оказание им значительной помощи со стороны Запада в решении социальных, культурных, образовательных, демографических и других проблем.

В свою очередь, все это предполагает наличие принципиально нового концептуального подхода к решению современных общечеловеческих проблем с их членением и конкретизацией по основным регионам и зонам, в разработке которого могли бы активную роль сыграть экономисты, юристы, социологи, философы, демографы, врачи и другие специалисты. Философская антропология не может абстрагироваться от той реальности, которая окружает множество наших обездоленных соплеменников. Она призвана выработать теоретические постулаты и практические рекомендации, направленные на решение острейших жизненных проблем, с которыми сталкивается большинство человечества.

«Определение философии и сущность ее в том, что она есть наука о сущем как таковом». Осмысливая сущее, философия вносит неоценимый вклад и в изучение человека, его сущностных характеристик, бытия и сознания.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.01 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал